Психология внушения

Внушение и его роль в общественной жизни(Продолжение)

Опыт показывает далее, что есть лица, для которых бодрственное состояние представляет почти столь же благоприятное условие для внушения, как и гипноз. У такого рода лиц удается всякое вообще внушение и в совершенно в бодрственном состоянии, следовательно при наличности того, что известно под названием воли.

Словом, у этих лиц внушения могут быть производимы в бодрственном состоянии так же легко и просто, как у других в состоянии гипноза.

Для действительности внушения от такого лица не требуется ничего кроме того, чтобы он слушал и не противодействовал. Если он начинает противодействовать внушению, достаточно усилить последнее, а если этого недостаточно, то стоит только внушить, что сопротивление невозможно и внушению открывается полный простор.

Вся особенность психики этих лиц сводится к тому, что они, как и носители психопатического предрасположения, выражающегося известной слабостью активного внимания, допускают в свою психику вторгнуться посторонней идее пассивно, без личного вмешательства в сущность этой идеи и без ее критики, иначе говоря, пропуская ее в свою психику без активного внимания подобно тому, как человек воспринимает что-либо в рассеянности.

Всякий знает, что, будучи рассеянными и невнимательными, мы можем давать на задаваемые вопросы совершенно неподходящие для них ответы; можем признавать то, что мы несомненно отвергли бы, если бы отнеслись к вопросу с вниманием; нередко мы даже не знаем, что данный вопрос был нам задаваем, иначе говоря, мы имеем настоящую амнезию.

С другой стороны, при отвлечении внимания мы не замечаем нередко сильных раздражений и могут быть даже заглушены резкие болезненные ощущения. В других случаях мы испытываем без всякой видимой причины безотчетную тоску или душевную боль или же нам совершенно незаметно может быть навязан тот или другой мотив, привита та или другая идея и т. п.

Словом, в состоянии рассеянности, а равно и в тех случаях, когда наша личная сфера чем-нибудь занята или отвлечена в известном направлении, мы получаем состояние, благоприятствующее внушению, вследствие чего, будучи введено в психическую сферу, оно проникает в него без участия внимания или по крайней мере без его активного участия и не может быть подвергнуто соответствующей критике и переработке.

Таким образом, не подлежит никакому сомнению, что облегченная восприимчивость к внушениям наблюдается иногда и в нормальном психическом состоянии, а у некоторых лиц она вообще представляется повышенной благодаря тому, что эти лица по отношению к производимым внушениям, веря в их магическую силу, не в состоянии обнаружить никакого психического противодействия и подчиняются им совершенно пассивно.

Благодаря этому, внушения легко входят в их психическую сферу помимо их внимания, следовательно прививаются непосредственно, входя непосредственно, так сказать, в самые недра психической сферы, и вследствие того действуют также неотразимо на субъекта, как и внушения, производимые в гипнозе.

Само собой разумеется, что у такого рода лиц внушением в бодрственном состоянии можно пользоваться для лечения так же легко, как и внушениями, производимыми в гипнозе.

Примером действительности подобного рода внушений, производимых в бодрственном состоянии, может свидетельствовать следующий случай: Осенью 1896 г. мы приняли в клинику молодого человека, который страдал тяжкими судорожными истерическими приступами и полным параличом нижних конечностей, развившимся в одном из истерических приступов.

На другой день на лекции можно было больному в совершенно бодрственном состоянии внушать разнообразные судороги, контрактуры, параличи, иллюзии и галлюцинации, словом все, что угодно.

Я много раз спрашивал больного, как он может объяснить себе действие внушения наяву, но он на это выражал только удивление вместе с другими присутствующими лицами. У этого больного со временем, правда, проявилось еще два или три слабых истерических припадка под влиянием особых поводов, но это были изолированные припадки, которые затем после новых внушений были окончательно устранены и более уже никогда не повторялись.

В другом случае у наборщика, страдавшего ясными признаками свинцового отравления, имелось наряду с правосторонней гемианэстезией и болями левой части головы гемихорея правой же стороны тела, особенно выраженная в правой руке.

Нет надобности говорить, что мы имели в клинике и в ее амбулатории много и других больных, у которых в бодрственном состоянии также легко осуществляются разнообразные внушения, как например иллюзии, галлюцинации и проч., и которые внушениями в бодрственном состоянии легко излечивались от разнообразных нервных припадков. Обыкновенно ежегодно на лекциях, читаемых мною о гипнозе студентам Военно-медицинской академии, слушательницам Женского медицинского института и врачам, я демонстрирую целый ряд больных с прекрасной внушаемостью в бодрственном состоянии.

Вышеприведенные примеры, подобных которым можно было бы привести многое множество, не оставляют сомнения в том, что внушения в бодрственном состоянии в известных случаях могут быть столь же просто осуществляемы и столь же действительны, как и внушения в состоянии гипноза. Но даже и в тех случаях, когда не имеется подобной внушаемости в бодрственном состоянии, для воздействия внушения часто нет существенной необходимости во сне.

Нужна лишь вера в силу производимого внушения, чтобы субъект мог отдаться действию этого внушения вполне. Когда врач достигнет этих условий в бодрственном состоянии, тогда он свободно может обходиться при лечении внушением без гипнотического сна, который в некоторых случаях даже мешает внушению, если, например, больной, веря в магическую силу лишь внушений, производимых в гипнозе, не засыпает в достаточной мере глубоко.

Таким образом, для внушения в сущности не нужно сна, не нужно даже никакого подчинения воли внушаемого лица, все может оставаться, как обыкновенно, и тем не менее внушение, входящее в психическую сферу помимо активного участия личности данного лица, действует на последнего как бы магически, подчиняя его внушенной идее.

Им предшествует или затем следует состояние утомления или сонливости, особого рода изнеможение и даже сон.

При малейшем неожиданном звуке больные вздрагивали, всякое изменение тона или темпа в игре на фортепьяно влияло до того, что одно какое-нибудь более интенсивное движение действовало потрясающим образом и возобновляло усиленные конвульсии.

Правда, находились и такие субъекты, которые, стараясь подавить в себе это состояние, обращались друг к другу, аффектированно болтали, смеялись благодаря чему им естественно удавалось предотвратить кризис. Подчинившиеся же всецело магнетизеру быстро поддавались мнимому усыплению, его голос, жест и даже взгляд приводил их в себя.

В виду постоянства таких явлений нельзя воздержаться от признания могущественной силы, властвующей над больными и как бы исходящей от магнетизера. Это конвульсивное состояние называется кризисом. Замечено, что из больных, впадающих в кризис, большинство женщины, мужчин мало. Замечено также, что кризис наступает в течение одного или двух часов и что, появившись у одного, он затем постепенно, спустя немного времени, обнаруживается и у всех остальных».

Аналогичные примеры возможны и ныне. Так, еще недавно в Берлине сильно обеспокоило власти распространение оккультизма, выразившееся, между прочим, в своеобразных способах врачевания. По словам газет, двумя англичанками, учительницами английского языка, в одном берлинском женском лицее была устроена своего рода клиника, в которой больных лечили без лекарств одними таинственными заклинаниями. Эти заклинания будто бы направляли на больного целительное веяние каких-то тайных сил, причем даже неверующие больные выздоравливали. Между прочим, очень многие дамы высшего берлинского общества уверовали в таинственный Дар упомянутых англичанок. Успех их был чрезвычайный как в отношении славы, так и в отношении денег.

Равным образом и поныне являются то там, то здесь целители, которые пользуют приходящих к ним пациентов молитвою или наложением рук, воображая, что они обладают особою магнетическою силою, в чем настойчиво просят удостовериться всем желающим, тогда как эта сила основывается лишь на внушении и вере.

В конце концов скелет настоящего Шлятера был найден совершенно случайно под одним деревом двумя исследователями Сьерра-Мадре в 50 милях от casas grandes в провинции Чигуагуе. Этот поражающий пример, взятый из жизни современного общества, показывает нам со всею яркостью, каково может быть действие внушения в бодрственном состоянии при условии слепой веры в силу производимого влияния.

Для этого рода исцелений требуется тот или другой объект поклонения и веры. Поэтому эти исцеления чаще всего происходят в храмах, но они также могут происходить на месте религиозных видений и на могилах лиц, прославленных своим подвижничеством, перед так называемыми «чудодействующими» иконами и изваяниями, наконец просто при каком-либо объекте, связанном с жизнью и деятельностью лица, прославленного своею «святостью» и близостью к божеству, а тем более при виде самого лица, за которым народная молва упрочила славу святости. Прекрасным примером такого рода исцелений могут служить многочисленные исцеления в Лурде, происходившие на месте прославленных видений Богородицы простой девушке и описанные в книге Henri Lasserr’a, в Annales de Lourdes и в Journal de Lourdes и известные также по роману E. Zola.

Не менее поучительны исцеления в местечке Кнок, вблизи Клареморри в Ирландии, история которых начинается с 79 года, то есть со времени имевшего место видения Пресвятой Богородицы.

Подобные же исцеления происходят и во всех вообще местах религиозного поклонения народных масс, когда религиозное воодушевление стекающегося народа достигает необычайной степени. Еще недавно во время бывших религиозных торжеств в местечке Сарове такие исцеления происходили массами. Некоторые из этих случаев исцеления были исследованы с разрешения местных властей врачом нашей клиники д-ром Никитиным, причем все они, как и должно было ожидать, оказались случаями разнообразных проявлений истерического невроза.

Мне известно несколько случаев исцеления, где тяжелый недуг во время религиозного воодушевления исчезал, как по мановению жезла.

Проснувшись после замечательного сна, Г. настойчиво начал просить себя повезти к упомянутой иконе и, когда желание его было исполнено, то оказалось, что уже во время молебна он получил возможность стоять на ногах и с этих пор начал ходить.

Третий известный мне случай относится к женщине, страдавшей истерическим безречием (Aphasia hysterica). Эта больная, вследствие продолжительного тяжелого недуга, лишившего ее возможности говорить, была помещена в клинику.

Здесь лечение недуга больной, происходящей из простого класса, оставалось некоторое время безуспешным. Но однажды она видит во сне образ Богородицы и слышит голос, призывающий ее помолиться для ее исцеления.

Пробудившись, больная усердно молится, и получает исцеление. Но не обнаруживается ли в большей или меньшей мере целительное влияние веры и во врача, подходящего к кровати больного? Всякий знает, какое магическое оздоровляющее действие может приобрести одно утешительное слово со стороны врача и наоборот, как иногда убийственно в буквальном смысле слова действует на такого же больного холодный приговор врача, не знающего или не желающего знать силы внушения.

Сколько пациентов, обращаясь к врачу для лечения своей зубной боли, должны сознаться уже в приемной врача, что помощь им становится излишней вследствие того, что зубная боль исчезла как раз перед тем моментом, когда больной мог увидеть своего врача.

Надо впрочем заметить, что далеко не все лица верят слепо в могущество того или другого врача по отношению к своей болезни, а потому и психическое влияние врача на своих пациентов в различных случаях бывает неодинаковым.

Источник:
Внушение и его роль в общественной жизни(Продолжение)
Внушение как психический феномен. Внушения могут быть производимы в бодрственном состоянии так же легко и просто, как и в состоянии гипноза.
http://psyfactor.org/lib/behterev1.htm#%D0%92%D0%BD%D1%83%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%20%D0%B2%20%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%BC%20%D1%81%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%8F%D0%BD%D0%B8%D0%B8

Практическая психология внушения

Практическая психология внушения. Внушение наяву

Внушения наяву выражают в эмоционально-насыщенном повелительном или внушающем тоне, в виде коротких резких фраз как правило, часто повторяемых. В таком случае, речь говорящего сопровождается рядом сигналов, которые посылаются жестами, мимикой и интонацией. При этом, говорящий может не осознавать данные сигналы.

Сигналы могут ослаблять или усиливать значение информации, воздействовать на процессы верификационного характера, а значит и на их силу, действием внушения.

Одинаковые слова, которые были озвучены той же громкостью и сказанные тем же тоном зависят от того кем они сказаны (авторитет говорящего), могут обладать различными по степени уровнями значения и оказывать разное влияние внушающего характера.

Стоит отметить, что чем авторитетнее лицо, тем меньшую оценку критического характера встречает его обращение или речь. Как правило, при этом немаловажное и острое значение имеет аспект оживления старых рефлексов, которые образовались еще в детском возрасте (слова наставников или родителей воспринимаются без основательной критической обработки, т. е. слепо).

Рациональная психотерапия в частности её элементы нужны в каждодневной работе всякого врача.

Техника психотерапии рационального характера состоит в непосредственной беседе с больным. В процессе беседы врач объясняет ему суть причины заболевания и характер уже имеющихся у пациента нарушений. Также врач призывает больного основательно изменить свое внутреннее отношение к острым, волнующим его событиям и перестать концентрировать свое внимание на симптомах патологического характера, которые уже есть у пациента. Другими словами, чем больше больной воспринимает и перерабатывает рассудком убеждения и доказательства врача, который проводит сеанс психотерапии тем больше и эффективнее результат внушения.

В существенном отличии от психотерапии рациональной направленности внушение наяву делает больного объектом воздействия психологического характера.

При проведении рациональной терапии врач преследует цель активизировать синтетически — аналитический процесс деятельности пациента.

В ходе внушения наяву ассоциативный процесс перестраивается и соответствует содержанию внушения, которое пациент связывает с чем-то неодолимым, обязательным, но в то же время не чуждым его собственным установкам.

Источник:
Практическая психология внушения
Практическая психология внушения. Внушение наяву Внушения наяву выражают в эмоционально-насыщенном повелительном или внушающем тоне, в виде коротких резких фраз как правило, часто
http://pandia.ru/text/77/385/23597.php

Психология внушения

Внушение – воздействие одного человека на другого, частично или полностью неосозноваемое. Подача информации при внушении воспринимается без критической оценки и оказывает влияние на течение нервно – психических процессов. Путём внушения могут вызываться ощущения, представления, эмоциональные состояния и волевые побуждения, а также оказывается воздействие на вегетативные функции без активного участия, без логической переработки воспринимаемого. Внушение является компонентом обычного человеческого общения, но может выступать как специально организованный вид коммуникации, предполагающий не критическое восприятие сообщаемой информации, противоположной убеждению. Социально – психологический аспект явлений внушения В. Н. Куликов усматривает в связи со следующими его особенностями. [6]

Во-первых, содержание внушения, в конечном счёте, всегда социально детерминировано, т. к. оно определяется идеологией, моралью, политикой того общества, чьи интересы и цели защищает источник суггестивной (внушаемой) информации.

Во-вторых, процесс внушения представляет собой взаимодействие членов суггестивной пары, в роли которых выступают социальные общности и составляющие их личности.

В-третьих, ход и исход процесса внушения зависит от того, кто оказывет внушающее воздействие, а также от тех влияний, которые они испытывают со стороны своего социального окружения.

В настоящее время внушение является составной частью нормального человеческого общения. Вместе с другими способами общения внушение выполняет важные социально – психологические функции:

— содействует формированию общественной психологии людей, внедрению в сознание сходных взглядов и убеждений, мнений и оценок, норм деятельности и поведения

— направляет и регулирует активность личности, побуждая к одним делам и поступкам или удерживая от них.

Свойства личности, влияющие на внушаемость и невнушаемость

Тип нервной системы

темп психической деятельности

ереключаемость и устойчивость внимания

уровень стремления к самовыражению

Для познавательной деятельности характерно

Выделяют следующие ситуативные факторы, влияющие на повышение индивидуальной внушаемости:

— психофизиологическое состояние субъекта (покой, релаксация, а также сильное эмоциональное возбуждение, стресс и т. д.);

— низкий уровень осведомлённости в обсуждаемом вопросе или выполняемом виде деятельности;

— дефицит времени для принятия решения

В процентном отношении все люди делятся по степени подверженности внушению. По данным Хилгарда, 10% людей вовсе не подвержены гипнозу, 30% — слабо выраженная гипнабельность, 30% — гипнабельность средней степени и 30% лиц с высокой гипнабельностью. Число женщин – гипнотиков всегда превышает величину у мужчин и со ставляет 66,6% любой аудитории. [5]

Внушение различают по следующим видам:

— Императивное кодирование, которое является стрессовым видом воздействия на человека и носит авторитарный, директивный характер (команды и приказы — резкие, короткие фразы, обычно несколько раз повторяемые).

— Суггестивные наставления, влияющие на эмоции, установки и мотивы поведения. Делаются спокойным тоном в виде мягких убаюкивающих длинных фраз, обычно несколько раз повторяемых.

Интересно внушение, когда оно проводится с людьми, находящимися в гипнотическом состоянии. Этот феномен находит своё выражение в различных актах, которые выполняются после выхода из гипноза в ответ на специфические внушения гипнолога. Запрограммированное во внушении действие реализуется испытуемыми в постгипнотическом периоде автоматически, помимо их воли.

Гипнотическое внушение автоматически приобретает статус убеждённости. Вводимая информация принимается за действительность, сливается с концепцией гипнолога, в соответствии с которой и реализуется.

Внушение в гипнозе представляет собой гуманное средство воздействия на психику не только больных, но и здоровых. Гипнотические методы внушения успешно исполняются во многих прикладных направлениях. Например, в спортивной психогигиене гипнотическое внушение вводятся с целью регуляции психических состояний и уровня работоспособности. Гипноз в сочетании с самовнушением является эффективным средством ликвидации и профилактики неблагоприятных предстартовых состояний, восстановления работоспособности с помощью внушённого сна – отдыха [3].

Внушение представляет собой один из важных методов психотерапии. Сюда относится и та беседа, которую ведёт врач любой специальности со своими больными, ставя своей целью рассеять излишние опасения за своё здоровьё, страх, например, перед предстоящей операцией.

Словесное воздействие при правильном его использовании может превратиться в сильнейшее лечебное средство, а при неосторожном, непродуманном употреблении – принести больному существенный вред. Например, атрогенное заболевание – разные замечания врача о тяжести болезненного состояния приводят к возникновению самостоятельного заболевания, проявляющегося в повышенной мнительности и страхах больного [5].

— Cкрытая, замаскированная информация, воспринимаемая неосознанностью, непроизвольностью и незаметностно для человека.

Особенности прямого внушения:

— Для воздействия на лиц со слабым интеллектом наибольшего эффекта достигает прямое внушение в сочетании с усиленными отрицательными эмоциями (криком, жестикуляцией). Причем "ключевые" слова внушающий должен произносить четко, резко, напряженно, эмоционально насыщенно и обязательно повелительным тоном.

— Для заведомо внушаемых лиц, а также лиц с развитым интеллектом возможно использовать положительные эмоции. В случае, когда объект воздействия подавлен или слишком неуверен в себе, должное прямое внушение выполняют эмоциональным повелительным тоном с привлечением мимики и жестов, с использованием неоднократно повторяемых резкие, громких, коротких, как бы вколачиваемых фраз.

— Если объект воздействия излишне возбужден и значительно обеспокоен, то внушают успокаивающим тоном, с применением неоднократно повторяемых мягких, убаюкивающих длинных фраз.

— Одним из дополнительных методов прямого внушения является специальная "неопределенность" построения фраз. Фразы строятся так, чтобы человеку казалось, что его мысли произносятся в слух.

— Любое общение строится на ассоциативных связях. Это свойство можно эффективно использовать в направлении мыслей человека в нужное русло, в программировании определенного поведения окружающих [3].

Информационное внушение — тесно связанно с манипулятивным принципом авторитета, этот тип внушения опирается на средства массовой информации (газеты, журналы, телевидение и т.п.) влияет на внутренний мир личности. Этот метод позволяет почти полностью исключить критику подаваемой информации. Внешне все выглядит как обычный разговор: информация как бы помогает объекту вспомнить витавшую в его голове идею и подводит к необходимости совершить внушаемое действие. Превосходным каналом передачи нужного внушения служат тщательно отобранные слухи. Здесь работает тот факт, что подслушанные или вскользь уловленные идеи часто действуют сильнее тех, что навязываются впрямую (эффект подавления настороженности).

Аффектационное внушение. Когда человек находится в состоянии аффекта под воздействием чрезвычайных ситуаций (страх перед угрозой опасности, трудность выбора в сложной ситуации, сильное физическое утомление, отсутствие опыта поведения в сложной и незнакомой обстановке), у него естественным путем возникает повышенная внушаемость.

Люди в состоянии эмоционального потрясения интуитивно ищут в собеседнике "сопереживателя". У такого человека снижаются сознательные волевые процессы, повышается степень внушаемости, его поведение становится подражательным. Внушение в разговоре с взволнованным человеком, выглядит как попытка успокоить его, что автоматически завоевывает внимание и доверие, а затем после небольшой паузы дается повелительный или "товарищеский" совет, косвенно связанный с состоянием человека. Этот "совет" в данном случае имеет наибольшую силу, т. к. под влиянием аффекта бдительность объекта усыплена.

Известно, что времена перемен — войны, стихийные бедствия, революции — являются для манипуляторов человеческим сознанием чрезвычайно благодатными. Когда разрушаются привычные стереотипы поведения, исчезают традиционные системы поддержки (семья, идеология, религия, социальные гарантии и т. д.), человек намного легче поддается внушению и превращается в жертву.

Именно в такие периоды увеличивается число обращений в различные секты, потому что секта часто лучше внушает ощущение квазисемьи, поддержки, позволяющей человеку почувствовать, что в своих бедах он не одинок. Вот чем объясняется небывалый успех сектантов, как хлынувших в Россию из-за рубежа, так и возникших на российской почве, — от церкви Муна и сайентологов до Виссариона и Грабового. Секты внушают своим адептам, что они не должны обращаться за медицинской помощью, не должны отдавать детей в школы, обязаны передавать всю свою собственность в пользование руководителя секты и т. д.[7]

Комплиментарное внушение. Этот вид внушения тесно связан с манипуляциями при помощи похвал и лести. Большинство людей под влиянием комплиментов теряют способность критически относится к человеку напористо их расхваливающего.

На языке спецслужб такая техника обработки человека называется "бомбардировкой любовью". Чрезмерные восхваления усыпляет бдительность (критическую оценку), и позволяет косвенно внушить заранее запланированные поступки.

Образно-эмоциональное внушение. Объекту внушения предлагается напрячь свое воображение и представить во всех деталях все прелести объекта внушения (почувствовать, услушать, увидеть) Главное в таком внушении — не вызвать ни малейшей настороженности объекта воздействия.

Данная методика внушения раскрывает себя в эриксонианском гипнозе и нейролингвистическом программировании.

Если внимание приковано к какому-нибудь одному представлению, то ничто не проникает в сознание извне, кроме того, что ассоциировано с этим представлением.

Данное внушение может вызывать особые состояния сознания или определенные изменения в организме объекта. Так как эффективное внушение действует через подсознание, то попытки возбудить фантазию человека, весьма перспективны. Психика в подобном случае становится податливой ко всяким изменениям и к восприятию любой информации.

Внушение с отрицанием. Термин "внушение с отрицанием" подразумевает подачу информации с использованием частицы "не". Данный вид внушения используется также и в техниках нейролингвистического программирования. Мозг человека устроен таким образом, что наши психические автоматизмы частицу "не" как бы отбрасывают. Прием внушения с использованием этой частицы основан на том, что человеку для того, чтобы представить, что не надо делать, вначале надо представить себе ситуацию, что он это делает.

Отрицания с частицей "не" существуют в речи, но их нет в подсознании. Не редко при помощи частицы "не" люди сами создают себе препятствия в достижении чего либо.

Внушение вызовом "полярной реакции". Данное внушение производится призывом или предложением к гипотетическому доведению нежелательной возможной ситуации до логического предела или вообще до абсурда.

Иносказательное внушение. Внушениями без введения в транс являются также непрямые директивы в виде образных примеров. Данный метод воздействия на подсознание применялся еще древними мудрецами. Необходимая мысль при этом излагается иносказательно — в виде афоризма, аналогии, шутки, анекдота, короткой истории из личной жизни или жизни знакомых, случая из профессиональной практики, притчи, примера из книг, прессы, телевидения — того, что принято называть метафорами. Возникающая при этом у слушателя ассоциация и является внедряемой в его подсознание мыслью.

Такое внушение легко обходят критику разума. Сложные метафоры — это истории, содержащие несколько смысловых уровней. Такой способ воздействия на человека часто называют "входом в мозг не через парадную дверь, а с заднего крыльца".

Главная цель использования метафор — не просто пробуждать эмоции, а переводить их в побуждения. Для проведения какой либо идеи заранее подготовьте соответствующую типовой ситуации метафору, анекдот, притчу, байку, историю с "параллельным действием". К достоинствам метафор можно отнести то, что, передавая нужные идеи, они не возбуждают обид: ведь это отвлеченное повествование в третьем лице или мнение третьей стороны.

Внушение как средство воздействия на психику реализуется только в силу того, что у человека есть определённый механизм, предоставляющий ему возможность воспринимать внушающие влияния и отражать их.

К сожалению, наука в настоящее время не в состоянии исчерпывающе раскрыть все «секреты» психики. Не решена полностью и проблема физиологии внушения. Однако отдельные теории дают ответ о природе механизма внушения. Это физиологическая теория внушения И. П. Павлова о взаимодействии первой и второй сигнальных систем, а также на теории установки Д. Н. Узнадзе.

Согласно учению И. П. Павлова, внушение есть наиболее упрощённый типичнейший условный рефлекс человека. Внушение есть концентрированное раздражение определённого пункта или района больших полушарий в форме определённого раздражения, ощущения или следа – представления то вызванное эмоцией, то произведённое посредством внутренних связей; ассоциаций – раздражение, получившее преобладающее, незаконное и неодолимое значение».

Эффект внушения состоит в концентрации возбуждения в определённом очаге коры головного мозга.

Так как это сильное возбуждение проходит в условиях заторможенности остальной коры, содержание внушающего воздействия приобретает неодолимую «незаконную» силу. Охарактеризованное физиологическое явление находит своё выражение в психике в том, что сознание сужается и сосредотачивается на чём-то одном.

В этих условиях оно перестаёт должным образом контролировать действия человека и его психическое состояние. Поступки и внутреннее состояние не находятся под контролем сознания. Однако это не означает полного отрыва неосознаваемого от сознательного в процессе внушающего воздействия и реализации внушённых установок.

Установка – механизм, регулирующий поведение человека в тех случаях, когда воздействие воспринято путём внушения. Путём вербального воздействия мы создаём у человека установку на осуществление определённого действия. Но выработка и фиксация установки в обычных условиях проходит не так просто и прямолинейно. Создание самой установки зависит от внутреннего состояния организма. В условиях гипнотического внушения или психологического расслабления, при общей заторможенности клеток головного мозга сужении сознания облегчается, задача выработки установки. Но последующая реализация установки (внушённого состояния или поведенческого акта) будет зависеть соответствия ситуативного прообраза, созданного установкой, и реальной ситуации.

Итак, раскрывая место установки в поведенческом акте, характеризуя установку как внутреннюю неосозноваемую форму психической активности, мы тем самым описываем модель механизма внушения.

В. М. Бехтерев указал на внушающую силу детского коллектива. Именно, благодаря воздействию коллектива ребёнку непосредственно, путём внушения прививается и всё плохое и всё хорошее. В практике учебно-воспитательной работы большую роль, по мнению В. М. Бехтерева, играет авторитет педагога, его личный пример и соблюдение меры внушающего воздействия.

В. М. Бехтерев подчёркивал, что внушение необходимо применять во всех тех случаях, когда дурные привычки или другие ненормальные проявления укоренились в личности ученика. Внушение – это приём, который исправляет иногда даже очень тяжёлые и запущенные воспитателем случаи [2].

В психологии групп и социальной психологии нет однозначного ответа на этот вопрос, что собой представляет групповое внушение. Для одних авторов внушение является одним из видов заражения наряду с подражанием, другие подчеркивают отличия внушения от заражения:

1) при заражении осуществляется сопереживание большой массой людей общего психического состояния, внушение же не предлагает такого "равенства" в сопереживании идентичных эмоций: суггестор здесь не подвержен тому же самому состоянию, что и суггеренд. Процесс внушения имеет одностороннюю направленность — это не спонтанная тонизация состояния группы, а персонифицированное, активное воздействие одного человека на группу;

2) внушение, как правило, носит вербальный характер, тогда как при заражении, кроме речевого воздействия, используются и иные средства (восклицания, ритмы и пр.). С другой стороны, внушение отличается от убеждения тем, что непосредственно вызывает определенное психическое состояние, не нуждаясь в доказательствах и логике. При внушении достигается не согласие, а просто принятие информации, основанное на готовом выводе. Поэтому внушение — преимущественно эмоционально-волевое воздействие.

В теоретическом плане феномен внушения изучается в тесной связи с проблемами социальной перцепции. Анализ общения как процесса познания людьми друг друга показал, что в структуре такого познания значительную роль играет предшествующая восприятию заданная (или сложившаяся) социальная установка, которую можно рассматривать в данном контексте как своего рода фактор внушения.

В прикладном плане исследования внушения имеют большое значение для таких сфер, как пропаганда и реклама. Роль, которая отводится внушению в системе средств пропагандистского воздействия, различна в зависимости от того, какого рода пропаганда имеется в виду, каковы ее цели и содержание. Хотя основная черта пропаганды — апелляция к логике и сознанию, а средства, разрабатываемые здесь, — это преимущественно средства убеждения, все это не исключает присутствия определенных элементов суггестии. Метод внушения выступает здесь как метод своеобразного психопрограммирования аудитории, т.е. относится к методам манипулятивного воздействия.

Особенно очевидным является применение этого метода в области рекламы. Здесь разработана особая концепция "имиджа", который выступает как звено в механизме суггестии. Имидж — это специфический "образ" воспринимаемого предмета, когда ракурс восприятия умышленно смещен и акцентируются лишь определенные стороны объекта. Поэтому достигается иллюзорное отображение объекта или явления. Между имиджем и реальным объектом существует так называемый разрыв в достоверности, поскольку имидж сгущает краски образа и тем самым выполняет функцию механизма внушения. Имидж строится на включении эмоциональных апелляций, и искусство рекламы в том и состоит, чтобы обеспечить психологически действие суггестивных сторон имиджа.

Практика создания имиджа используется не только в рекламе, но и в политике, например в период избирательных кампаний. В массовом поведении стихийных групп имидж выдвинутых толпой лидеров также приобретает большое значение как фактор психологического воздействия, осуществляющего путем внушения регуляцию поведения массы людей [1].

Таким образом, внушение представляет собой словесное воздействие на волю, сознание человека с целью убедить его в чем-либо или вызвать какое-либо чувство, на поступки человека, его настроение, на психику человека для изменения его отношения к чему-либо, преодоления вредных привычек, коррекции поведения и т.п.

Источник:
Психология внушения
Внушение – воздействие одного человека на другого, частично или полностью неосозноваемое. Подача информации при внушении воспринимается без критической оценки и оказывает влияние на течение нервно –
http://www.modernpsyhology.ru/mod-1149.html

Психология заражения

Заражение принадлежит к особому способу психологического воздействия на личность в процессе общения и взаимодействия, которое осуществляется не через сознание и интеллект, а через эмоциональную сферу человека. Оно является одним из древнейших способов интеграции групповой деятельности и характеризуется стихийностью, поскольку возникает прежде всего в ситуациях значительного скопления людей — на стадионах, в концертных залах, на карнавалах, митингах и т.д.

Источники заражения своими корнями уходят в седую старину, а его проявления чрезвычайно многочисленные: это и заразительно ритуальные танцы, посвящения, и массовые психозы, которые охватывают большое количество людей, и спортивный азарт или религиозный экстаз и др.

По условиям психического заражения процесс передачи эмоционального состояния от одного лица к другому происходит прежде всего на бессознательном уровне. Речь идет о том, что сфера сознания во время эмоционального заражения резко сужается, критичность к событиям, к информации, поступающей из различных источников, почти отсутствует.

Психология заражения характеризуется как бессознательная, непроизвольная склонность человека к определенным психическим состояниям.

В социальной психологии заражения — это процесс передачи эмоционального состояния от одного индивида к другому на уровне психического контакта.

Заражение осуществляется через передачу психического настроения, наделенного большим эмоциональным зарядом. Исследователи утверждают, что заражения являются одновременно продуктом как влияния на других большой энергетики психического состояния индивида или группы, так и способностью человека к восприятию, сопереживанию этого состояния, соучастия. Действенность силы психического заражения заключается в прямой зависимости от глубины и яркости эмоциональных возбуждений, идущих от коммуникатора.

Одновременно значимой является и психологическая готовность реципиента к эмоциональному реагированию на соответствующее влияние. Сильным катализатором эмоционального возбуждения являются взрывные формы проявления эмоций, порожденные позитивным или негативным эмоциональным состоянием людей, в частности заразительный смех, плач и др.

Исследования природы психического заражения указывает на факт наличия коммуникативного контакта индивидов, что взаимодействуют, как основного катализатора этого феномена. Т.е. непосредственная коммуникативная связь является важной особенностью заражения, а сила нарастания напряженности, что образует психический фон заражения, находится в прямой зависимости от величины аудитории и степени эмоционального напряжения коммуникатора. Как следствие, одни люди очень быстро проникаются психическим состоянием и эмоциональным воздействием других.

Механизм социально-психологического заражения сводится к эффекту многократного взаимного усиления эмоциональных воздействий за счет того, что они будто отражаются от многих других индивидов. Наличие цепной реакции заражения наблюдается в больших открытых аудиториях, в неорганизованном сообществе, в толпе.

Конечно, степень заражения людей или групп зависит также от общего уровня развития индивидов, их психического состояния, возраста, эмоционального настроя, в целом — от уровня развития их самосознания.

В связи с этим известное утверждение исследователей о том, что чем выше уровень развития общества, тем критичней является отношение людей к тем или другим силам, которые побуждают их к определенным действиям или переживаниям. И так действие механизмов заражения становиться слабее. Все-таки проблема заражения имеет место, более того, она является недостаточно исследованной и, конечно, требует детального изучения, как на теоретическом, так и на прикладном уровне.

Конструктивное действие заражения проявляется в еще большем укреплении групповой сплоченности, а также используется как средство компенсации недостаточной организационной сплоченности группы. Так, заражение энтузиазмом можно наблюдать в профессиональной деятельности, т.е., если людей объединяет общее дело, то успехи одних заражают других, вызывая у последних интерес к общей деятельности.

Основной характеристикой внушения считают существенное снижение критичности человека к информации, которая к нему поступает, отсутствие у индивида стремления проверить ее достоверность, неограниченное доверие к ее источникам. Именно это доверие и является основой эффективности внушения.

Источником внушения может быть человек, как знакомый, так и совершенно незнакомый, а также средства массовой информации: пресса, телевидение, радио, видео, реклама и др. Внушение действует на сознание и подсознание человека и именно поэтому оно может быть опасным инструментом манипуляции поведением человека.

Итак, внушение или сугестия (от лат. Suggestio) — это процесс влияния на психическую сферу человека, связанный со снижением сознательности и критичности в восприятии и реализации внешней информации, с отсутствием желания ее понять, проанализировать и оценить, с доверием к источнику информации.

Как видим, содержание влияния направляется не на логику индивида, его способности мыслить, анализировать, оценивать, а на его готовность получить распоряжение, приказ, совет и действовать в нужном направлении. При этом, конечно, большое значение имеют индивидуальные особенности человека, на которого направлено такого рода влияние: его способность критически мыслить, самостоятельно принимать решения, иметь твердые убеждения, его пол, возраст, эмоциональное состояние, степень внушаемости т.д.

Значительным фактором, влияющим на эффективность внушения является авторитет источника влияния, его умения и навыки, статус, волевые качества, предварительная установка. На эффективность внушения влияют уверенные манеры, категоричный тон, выразительная интонация сугестора.

Эффективность внушения также определяется отношениями, которые складываются между сугестором (тот, кто внушает) и сугерендом (тот, на кого направлено внушение). Речь идет о доверии, авторитетности, зависимости и др. Показателем эффекта внушения является и способ конструирования сообщения, т.е. учитывается уровень аргументированности, характер сочетания логических и эмоциональных компонентов.

В социальной психологии внушение рассматривается преимущественно в двух плоскостях: как стихийный компонент повседневного общения и как специально организованная разновидность коммуникативного воздействия, которое используется в средствах массовой коммуникации, моде, рекламе и др.

Попытка проанализировать внушение с социально-психологической точки зрения осуществил Б. Поршнев. Сквозь призму механизмов внушение (сугестии) и контрвнушения (контрсугестии) ученый объясняет развитие личности и человечества в целом.

Так, сугестию автор отождествляет с доверием к информации, которую передает коммуникатор с уступчивостью конкретного человека перед внешними обстоятельствами, с зависимостью человека от принудительной силы коллективных действий и представлений, со средством интеграции группы, сохранением устоявшихся обычаев.

Контрсугестия, напротив, связана с недоверием к информации, неповиновению к господствующему положению вещей, она обусловливает рождение внутреннего мира, независимости личности, является орудием осуществления перемен в обществе.

Единство действия механизмов сугестии и контрсугестии, по мнению исследователя, является необходимым моментом развития человека. Соглашаясь с Б. Поршневым о правомерности, значимости и ценности в генезис исторического процесса предложенной им концепции взаимодействия сугестии и контрсугестии, Б. Паригин полемизирует с автором в вопросе о природе и сущности самого феномена внушения.

В частности, исследователь не вполне согласуется с Б. Поршневым, рассматривающего внушение как разновидность или один из типов заражения наряду с подражанием. Б. Паригин утверждает, что хотя между заражением и внушением есть много подобного (они являются способами групповой интеграции, способами объединения сообщества в одно целое путем создания общего психического состояния, которые затем перерастают в совместную групповую и массовую деятельность; эти два феномена имеют большой степень взаимовлияния друг на друга).

Однако не следует делать вывод о том, что внушение представляет собой лишь разновидность заражения из следующих соображений:

По содержанию и конечному результату воздействия выделяют внушение позитивное и негативное, этическое и неэтическое. Внушение как положительный, нравственный фактор находит применение во многих сферах социальных отношений. Оно используется как метод активизации групповой деятельности — производственной, учебной и др.

Известны широкие возможности применения внушения, в частности гипноза, в медицинских целях, в психотерапии. Одновременно внушение может оказывать и негативное влияние, которое происходит в том случае, когда оно становится инструментом намеренной и безответственной манипуляции сознанием индивида или группы людей.

Внушение может осуществляться в форме гетеросугестии (влияние со стороны) и аутосугестии (самовнушения). Самовнушение принадлежит к сознательному саморегулированию, внушение самому себе определенных представлений, чувств, эмоций, то есть человек сам создает себе модель состояния или действий и вводит их в свою психику путем, во-первых, выявлением недостатка, которого индивид хочет избавиться, а, во-вторых , разработка формулы и методики самовнушения.

Различают прямое и косвенное, умышленное и неумышленное внушение. Прямое внушение предусматривает призыв к определенным действиям, которое передается сугестором как приказ, указание, распоряжение, запрет. В условиях косвенного внушения содержание информации коммуникатором подается в скрытом, замаскированном виде.

Преднамеренное внушение — это целенаправленное и сознательно организованное психологическое воздействие, которое характеризуется тем, что сугестор знает, для чего он осуществляет воздействие, кому пытается внушить запланированное, и согласно этому подбирает приемы влияния.

Неумышленное внушение не ставит перед собой специального задания, но своими словами и действиями сугестор навевает именно то состояние, которое побуждало бы к соответствующему поступку. При этом сугеренд во время внушения может находиться в активном состоянии, в состоянии естественного сна, в состоянии гипноза и в постгипнотическом состоянии (внушение реализуется после выхода из гипноза).

Источник:
Психология заражения
Вникнем в психологическую суть процесса заражения и внушения
http://psyznaiyka.net/socio-obchenie.html?id=25

(Visited 1 times, 1 visits today)

CATEGORIES