Психология религии

Лекция № 22

Лекция № 22. Психология религии. Особенности религиозного сознания

Религия является одной из форм общественного сознания (общественной жизни) социальных групп и личностей, с помощью которой люди общаются (пытаются общаться) с реальностью, но не с той, с которой мы сталкиваемся в повседневной действительности, а с другой, лежащей за пределами обыденного опыта.

Религия – особая сфера проявления психики человека, связанная с поиском им духовной и психологической ниши, идейных и других ориентиров и функционирующая в форме верований и практических действий, к которым люди обращаются тогда, когда они не способны решить свои повседневные проблемы собственными силами в борьбе за свое существование в трудных условиях окружающего их реального мира.

Глубинные истоки религии берут свое начало в особенностях функционирования человеческой психики.

Верующие склонны связывать свое первоначальное обращение к религии с чудом, с неожиданным озарением и просветлением, приобщением к Богу.

Соприкосновение человека с реальностью религии есть его религиозный опыт.

Религия может быть объектом манипуляций и использоваться в различных целях.

Выделяют ряд психологических показателей, помогающих понять, что такое религия.

Во-первых, религия – это специфическая форма общественного сознания (общественной жизни) людей, имеющая свои собственные особенности и вызывающая своеобразные состояния психики верующих.

Во-вторых, религия предполагает наличие особых групп – групп верующих и конфессиональной (групповой) исключительности.

В-третьих, религия связана с верой в образы и понятия, которые считаются священными и трактуются как сверхъестественные.

В-четвертых, религия подразумевает определенную совокупность верований, выраженных в религиозных канонах.

В-пятых, религия предполагает особую совокупность определенных культовых действий и ритуалов.

Классификация религий. Основные подходы к классификации религий многообразны.

Существуют нормативные, географические, этнографические, философские, морфологические, лингвистические и другие принципы их классификации.

Для психологии важно классифицировать религии по двум основаниям – по направленности и по географическому признаку, позволяющим четко обозначить и их специфику, и видимое невооруженным глазом их одинаковое происхождение, сходство. Обычно различаются:

1) религии авраамического монотеизма (веры в единого бога), вырастающие из древнего иудаизма и включающие в себя иудаизм, христианство и ислам;

2) религии индийского происхождения, представленные индуизмом, южным буддизмом (тхеравада), джайнизмом и сикхизмом;

3) дальневосточные религии – конфуцианство, даосизм, синтоизм, северный буддизм (махаяна).

Этот перечень дополняют этнические религии, принадлежащие к разнообразным культурам малых обществ, которые иногда рассматриваются как первобытные, – это религии аборигенов Африки, Полинезии, Австралии, североамериканских индейцев.

Другие древнейшие религии уже утратили существование: это религии вавилонян, древних греков и римлян, индейцев майя, ацтеков и т. д.

Религиозное сознание – иллюзорное отражение действительности.

Для него характерно осмысление не реальной действительности, а вымышленной.

Религиозное сознание как индивида, так и группы не может существовать вне определенных мифов, образов и идей, которые усваиваются людьми в процессе их социализации.

Религиозное сознание отличают высокая чувственная наглядность, создание воображением различных религиозных образов, соединение адекватного действительности содержания с иллюзиями, наличие религиозной веры, символичность, сильная эмоциональная насыщенность, функционирование с помощью религиозной лексики и других специальных знаков.

Специфику содержанию религиозного сознания придает единство двух его сторон – содержательной и функциональной.

Содержательная сторона религиозного сознания формирует конкретные ценности и потребности верующих, их взгляды на окружающий мир и потустороннюю реальность, способствуя целенаправленному внедрению в их психику определенных идей, образов, представлений, чувств и настроений.

Функциональная сторона религиозного сознания удовлетворяет потребности верующих, придавая нужную направленность проявлениям их идеологии и психологии, формируя их определенное морально-психологическое состояние, способствуя эффективному воздействию на их психику.

Особенности религиозного сознания:

1) тесный контроль религиозных институтов над психикой и сознанием верующих, их поведением;

2) четкая продуманность идеологии и психологических механизмов ее внедрения в сознание верующих.

Религиозная вера, объединяет содержательную и функциональную стороны религиозного сознания.

Вера – это особое психологическое состояние уверенности людей в достижении цели, в наступлении события, в их предполагаемом поведении, в истинности идей при условии дефицита точной информации о достижимости поставленной цели.

Религиозная вера – это вера в истинность религиозных догматов, текстов, представлений, в объективное существование существ, свойств, превращений, которые составляют предметное содержание религиозных образов; возможность общения с кажущимися объективными существами, воздействия на них и получения от них помощи; в религиозные авторитеты – отцов, учителей, святых, пророков, харизматиков, церковных иерархов, служителей культа и т. д.

Структура религиозного сознания включает религиозную идеологию и религиозную психологию.

Религиозная идеология – это более или менее стройная система понятий, идей, концепций, разработкой и пропагандой которых занимаются религиозные организации.

Религиозная идеология является результатом целенаправленной, систематизированной деятельности, находящей свое выражение в форме учений, фиксирующих основы религиозного миропонимания.

Религиозная психология – совокупность религиозных представлений, потребностей, стереотипов, установок, чувств, привычек и традиций, связанных с определенной системой религиозных идей и присущих всей массе верующих.

Она формируется под влиянием непосредственных условий жизни и религиозной идеологии.

Человек становится сторонником той или иной религии не от рождения, а в силу определенных причин: факторов, которые с точки зрения данной личности делают ее веру необходимой.

Типология мировоззренческих групп людей (на основании их отношения к религии и атеизму):

1) глубоко верующие. Наличие глубокой религиозной веры. Вера в основном реализуется в поведении.

2) верующие. Наличие религиозной веры. Вера слабо реализуется в поведении.

3) колеблющиеся. Наличие колебаний между верой и неверием. Возможны отдельные элементы религиозного поведения.

Индифферентные к религии люди. Религиозная вера отсутствует, но нет и атеистических убеждений.

Религиозное поведение отсутствует, хотя не исключены отдельные его проявления.

Пассивные атеисты. Атеистические убеждения имеются, но не всегда являются глубокими и осознанными.

Религиозное поведение полностью отсутствует, однако атеистические убеждения слабо реализуются в поведении.

Активные атеисты. Наличие глубоких атеистических убеждений. Атеистические убеждения реализуются в поведении.

Религиозные, верующие люди в своих мыслях и действиях опираются на определенные образцы для подражания.

Типология религиозных личностей, сложившаяся в ходе развития религиозной практики, на которую ориентируются рядовые верующие:

1) мистик – тип верующего, стремящегося отвлечься от окружающего мира и его влияния, чаще всего индивидуалист одиночка;

2) пророк – личность, имеющая нерегулярный, но интенсивный религиозный опыт.

Пророк в отличие от мистика все время с людьми;

3) священнослужитель – посредник между человеком и божеством.

Его основная функция в том, чтобы правильно выстраивать порядок богослужения по религиозным канонам.

Священнослужитель приобретает свой авторитет в религиозной организации благодаря специальному образованию и подготовке;

4) реформатор – личность, находящаяся в рамках той или иной религиозной традиции, стремящаяся преобразовать эту традицию в соответствии с собственным религиозным опытом;

5) монах – член религиозного ордена, удалившийся от светской жизни в особое уединенное или уже освященное религией место, чтобы вести традиционно-религиозный образ жизни и придерживаться высоких моральных и обрядовых требований;

6) монах – отшельник – человек, для которого необходимо уединенное проживание в диких, безлюдных местах с суровой природой, чтобы добиться очищения души и интенсивного религиозного опыта;

7) cвятой – личность, воплощающая в глазах религиозной общества идеал совершенства в той или иной его форме;

8) теолог – тип интеллектуала теоретика, задача которого состоит в том, чтобы выразить верования данной религиозной общности в концептуально-рациональной форме;

9) основоположник религии – фигура, по своему масштабу намного превосходящая все остальные типы религиозных личностей.

Его религиозный опыт настолько уникален и интенсивен, что он становится основой новой религии.

Многообразные формы социального поведения человека основаны на наблюдении над другими индивидами его сообщества, которые служат моделью для подражания.

Источник:
Лекция № 22
Лекция № 22. Психология религии. Особенности религиозного сознания Религия является одной из форм общественного сознания (общественной жизни) социальных групп и личностей, с помощью которой люди
https://studfiles.net/preview/4171195/page:27/

Психология религии

Под общ. ред. Г. П. Предвечного и Ю. А. Шерковина.

М., Политиздат, 1975 г.

Книга приведена с некоторыми сокращениями

Религиозная психология — это совокупность социально-психологических явлений, относящихся к области религии как формы общественного сознания. Религиозные представления, религиозное чувство, суеверия сочетаются с ритуальным поведением и рядом производных явлений: молитвой, экстазом, исповедью и т. д.

Психология религии — это раздел социальной психологии, изучающий социально-психологические явления религиозного сознания. Последнее изучается также социологией, этнографией, историей религии и, более всего, религиоведением. Поэтому психология религии является разделом не только социальной психологии, но и религиоведения, как социальной науки.

Значение психологии религии для общественной практики определяется тем, что атеистическое воспитание как неотъемлемая часть коммунистического воспитания опирается на закономерности психологии религии. Разделами психологии религии являются: учение о психологических корнях религиозного сознания, о вере, о молитве, заклинаниях, жертве и исповеди, о суевериях и предрассудках и других явлениях религиозной психологии. Но наиболее существенным для общественной практики является раздел психологии религии, опирающийся на все предыдущие и как бы подытоживающий их,— психология атеистического воспитания, воспитания не пассивных атеистов, безразличных или просто ничего не знающих о религии, а «воинствующих безбожников», активно борющихся со всеми видами религиозных пережитков.

Наиболее подробные книги по психологии религии написаны либо психологами-идеалистами, либо самими богословами. И те и другие содержат немалый фактический материал и представляют в научно-историческом плане известный интерес для специалистов. Значительный вклад в изучение религиозной психологии внесен исследованиями этнографов и врачей.

Марксистская психология религии разрабатывается на основе учения К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина о религии как форме общественного сознания. В СССР проблемы психологии религии изучаются в Институте научного атеизма Академии общественных наук при ЦК КПСС и ряде других научных учреждений. Издан ряд работ советских психологов и философов.

Носителем религиозной психологии, или, что то же самое, религиозного сознания, является личность. Через личность может быть понята и религиозная психология, хотя, конечно, религия как социальное явление далеко не исчерпывается психологией и включает кроме нее религиозную идеологию, организацию, культ. Но здесь мы будем говорить только о религиозной психологии.

Энгельс в «Анти-Дюринге» писал, что «всякая религия является не чем иным, как фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни,— отражением, в котором земные силы принимают форму неземных». Это «фантастическое отражение» в конкретно-научном плане должно раскрываться психологией, и прежде всего через понимание психологических корней религии.

Психологические корни религии — это те специфические особенности индивидуального и группового сознания, которые способствуют возникновению явлений религиозной психологии. Понятно при этом, что любые явления религиозной психологии, и тем более религиозное сознание в целом, имеют не одни психологические причины, а возникают как результат взаимодействия ряда особенностей психики человека с условиями его существования, с естественно-материальными и социальными факторами. Научная абстракция не только позволяет, но и требует, выделив психологические корни религии, рассмотреть каждый из них отдельно.

Страх является непременным элементом религиозного сознания и в условиях социализма. Но это уже страх перед смертью, болезнями, разного рода несчастьями, могущими вторгнуться в личную судьбу человека. Корреспондент «Комсомольской правды», выехавший к баптистскому проповеднику по письму его дочери, пытался разобраться в том, как он «цепляет» чужие души. Он установил, что тот стремился нащупать «больные места» в сознании своих слушателей. «Первое и главное — страх. Страх перед богом, перед болезнью. «Кто знает, что случится с тобой завтра?» — вопрошает проповедник, сея панику в доверившихся ему душах. Люди с натруженными руками и напуганностью во взглядах стараются, заставляют себя верить в небесное спасение».

Лениным раскрыта глубокая диалектическая связь различных корней религии, всегда действующих во взаимообусловленности; причем им показана взаимосвязь не только социальных и психологических корней религии, но и связь психологических корней: страха и того сочетания осознанного с неосознанным, о котором речь пойдет ниже. Здесь Ленин, по существу, говорит о религиозной психологии как явлении общественной психологии, возвращаясь к этой мысли и в ряде других высказываний о религии.

Далее к числу психологических корней религии следует отнести ту эмоциональную закономерность катарсиса, которую знали уже пифагорейцы задолго до Платона и Аристотеля, а в позднейшее время мистифицировал Фрейд. Катарсис — по-гречески очищение, с этим словом Аристотель связывал влияние музыки и эстетических переживаний. Катарсис является компонентом психологической структуры многих религиозных действий: проклятия, молитвы, жертвоприношения и особенно исповеди во всех их различных формах.

Это явление, также относящееся к психологическим корням религиозной психологии, тесно связано со страхом и с противоречием осознанного и неосознанного. Человеку часто кажется, что в выполнение высокоавтоматизированного навыка, в творчество, в непроизвольное воспоминание и т. д. вмешиваются «они» («муза, скажи мне. », «его копье метнула Афина Паллада» и т. п.). Конечно, у Гомера и у современного поэта обращение к музе имеет различный психологический смысл. И все же «они» чаще мешают, чем помогают, и в словах «черт меня дернул» в пережиточном виде также содержится элемент тем же вызванного суеверия.

Не понимая сущности психологии веры, трудно правильно понять многие другие явления религиозной психологии, в частности психологию молитвы, заклинания, заговоров, исповеди и всякого рода суеверий и предрассудков.

Неправильно было бы не учесть и мнения самих «отцов церкви», очень много думавших и писавших о месте и роли веры в религии. В основу понимания веры они клали слова, приписываемые апостолу Павлу: «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом». Доктор богословия, ректор Киевской духовной академии архимандрит Антоний так разъяснял это определение: «. то есть это суть истины, недоступные опыту и превышающие разум человеческий, чем отличается вера от знания».

Фейербах приводит следующие слова Мартина Лютера о вере: «Все члены нашего символа веры кажутся для разума глупыми и смехотворными. Поэтому не следует домогаться, возможна ли данная вещь; но следует так говорить: бог сказал, и потому случится даже то, что кажется невозможным. Ибо хотя я не могу ни увидеть, ни понять этого, но ведь господь может невозможное сделать возможным и из ничего сделать все». А недавно это было повторено: «. невозможность полного постижения разумом содержания догматических истин составляет одно из основных положений православного богословия». Но наиболее четко и последовательно определил сущность веры римский раннехристианский богослов Тертуллиан (160— 220 гг.), сказав: «Верю, потому что абсурдно». Эта формула на века защитила веру от доводов рассудка.

Вера — это чувство, создающее иллюзию познания и реальности того, что создано фантазией с участием этого же чувства. Оно является обязательным компонентом структуры религиозного сознания и, следовательно, минимумом религии.

В таком понимании вера сближается с рядом других социально-психологических явлений: с внушением, психическим заражением, подражанием, содержащими в своей структуре элементы иррациональности.

Чувство веры, доходя, как это свойственно любой эмоции, до уровня аффекта, принимает форму религиозного экстаза, чаще развивающегося в группе, чем индивидуально. Его иногда называют просто экстазом, но это неверно, так как и другие чувства, как, например, эстетическое и чувство любви, могут доходить до эстетического и любовного экстаза. Эти экстазы могут проявляться совершенно независимо от религиозного экстаза, но могут и входить в его структуру. Комлания шаманов, кликушество — все это проявления религиозного экстаза, в структуру которого в той или иной степени входит и половое чувство.

Религиозный экстаз может принимать и форму религиозного фанатизма, которым были окрашены религиозные войны и религиозные споры и в которых религиозный фанатизм всегда тесно переплетается с другими социально-психологическими явлениями.

У истоков психологии молитвы лежит магический заговор и заклинание. Магический заговор и заклинание — это слова, которые якобы имели чудесную силу действовать не только на других людей, животных и силы природы, но и на духов, богов: «Сгинь! Рассыпься! Пропади!».

Человек, познав силу слова в речевом межличностном общении, поверил, что своими словами он может ограждать себя от нападающих на него не только людей, но и духов. Потом заклинание стало благодарственным и просительным (в благодарственности ведь всегда есть элемент «просьбы на следующий раз»). Так заклинание превращалось в молитву, в которой часто содержится просьба о чуде. Как сказал И. С. Тургенев, «всякая молитва в сущности сводится к следующему: «Сделай, Господи, так, чтобы дважды два было не четыре, а пять»». Молитва может быть как групповой, так и индивидуальной.

Жертвоприношение — один из древнейших религиозных культов. В нем фантастически отразилась форма общения и человеческой взаимопомощи: «Я тебе, а ты мне». Она особо была искажена в классовом обществе психологией купли и продажи. Так, еще древнегреческий философ-атеист Лукиан говорил: «Боги ничего не делают безвозмездно, но продают людям разные блага. »

Жертва, свечка к иконе, выполнение трудного обета — все это вера в возможность «откупа» или «расплаты» за старые грехи или новые блага. Если бы не было этой веры — не было бы ни жертв, ни свечек перед иконами, ни обетов.

Психология исповеди включает в свою структуру много общего с психологией молитвы и психологией жертвы. Ведь, каясь в грехах, верующий не только «просит прощения», но и верит, что «если хорошо попросить», то прощение будет получено.

Неприятное усилие «сознаться в сделанном» переживается как жертва, которая должна быть вознаграждена. Но в психологии исповеди есть и еще одна психологическая особенность. Это — свойственная человеку как социальному существу закономерность: «Разделенная радость — двойная радость, разделенное горе — половинное горе». В исповеди верующий «перекладывает тяжесть своего поступка на плечи исповедника». Это многократно усиливает действие катарсиса, свойственного не только молитве, но и просто «задушевной беседе о своих неприятностях». Именно поэтому за рубежом в условиях кризиса церкви на смену «исповедникам» пришли «психоаналитики» с их «интимными беседами», а исповедники не случайно взяли на вооружение различные приемы психоанализа.

Суеверия осуждались догматической религией, хотя психологическая структура суеверия мало чем отличается от канонизированной веры. Отличие только в идейном компоненте, который определяет содержание суеверия.

На противоположном фланге ряда форм суеверий они сливаются с предрассудками. Эти два явления религиозной психологии часто смешивают. В психологической структуре суеверия доминирует чувство веры, не только преобладающей, но и тормозящей мышление. Суеверие более переживается, чем понимается. «. Страх есть причина, благодаря которой суеверие возникает, сохраняется и поддерживается»,— говорил Спиноза.

Предрассудок — это явление ошибочной «картины мира», в психологической структуре которой преобладает элемент мышления, неправильного понимания, обычно внушенного извне. Предрассудок не бывает без суеверия, которое всегда и обязательно входит как элемент в его психологическую структуру. При этом как суеверия, так и предрассудки всегда представляют собой явления группового сознания.

Случай с изображениями спасшихся, о котором писал Бэкон, был заимствован им у Цицерона. Это говорит о том, что и в те далекие времена прогрессивные умы правильно представляли себе психологическую сущность суеверий.

Одним из типичных суеверий является вера в предчувствия. В ее основе лежит подмена предчувствием предположения.

Предположение — это допущение события, вероятность появления которого еще неизвестна. Умение предполагать есть ценное свойство ума, специально изучавшееся как мышление вероятностями. Такое мышление, в частности, типично для военачальника. Но иногда сочетание предположения с чувством тревожного ожидания переживается как предчувствие, что чаще бывает в условиях опасности и нервного напряжения (стресса). Если дальнейший ход событий предчувствия не подтвердит, оно забывается. Но совпадение нескольких подтверждений непроизвольно запоминается, и создается суеверное убеждение, легко переходящее в предрассудок: «предчувствие меня никогда не обманывает».

Близкой к вере в предчувствия является развивающаяся по подобному же механизму вера в загадывание. Идет человек по улице и считает окна домов или складывает цифры номеров автомашин и верит: чет — будет удача, нечет — неудача. В основе этого предрассудка лежит хорошо известный в психиатрии невроз навязчивого счета, связавшийся избирательностью памяти с ожиданием удачи.

Религиозные предрассудки есть только один из видов предрассудков, хотя и наиболее отчетливо выраженный и имеющий наибольшее общественное значение. Нравственное сознание содержало и содержит также немало предрассудков, примером чему может являться убеждение в пользе розог в воспитании детей. Но в отличие от религиозных предрассудков они лучше коррегируются внутри достаточно широких общественных групп.

В основе научного обоснования антирелигиозной работы помимо понимания психологических корней и сущности проявлений религиозной психологии лежит и понимание их особенностей как религиозных пережитков. В пережитках проявляется тенденция отставания мышления от бытия. Причем в области индивидуального сознания надо различать три рода пережитков, не тождественных по своей социально-психологической сущности.

Первым родом различных, в том числе и религиозных, пережитков является наиболее простой их род. Это непосредственные пережитки, возникшие у человека как форма сознания, социально соответствовавшая его бытию, и закрепившиеся настолько прочно, что они не могут быть искоренены до конца его жизни. Еще живы старушки, привыкшие ходить в церковь «при царе» и не перевоспитавшиеся и поныне.

Вторым родом являются пережитки, психологически очень близкие к предыдущим, однако требующие активного воспитательного воздействия. Это тоже непосредственные пережитки,, но уже у молодежи, возникшие в результате неблагоприятных, но адекватных этим пережиткам социально-психологических условий. Они являются непосредственным результатом пережитков предыдущего рода у старшего поколения, создающего благоприятные для их возрождения микросоциальные и психологические условия. Этот род пережитков чаще проявляется как эпизодические явлепия (венчанье или крещение ребенка), но иногда там, где ослаблена идеологическая работа, под влиянием внушающего воздействия религиозного окружения пережитки становятся стойкой религиозностью, переходя в следующий род.

Третий род религиозных пережитков уже реже является эпизодическим, причина религиозных эпизодов здесь более сложная, обусловленная социально-психологическими неврозоподобными влияниями типа тяжелых переживаний при одновременных внушающих воздействиях религиозного окружения.

В соответствии со сказанным всех современных верующих можно разделить примерно на следующие условные группы.

Еще сохранились в темных углах фанатики-изуверы, голос разума у которых совсем молчит, заглушён верой. И не потому, что вера у них очень сильна, а потому, что рассудок слаб и не развит.

Есть и так называемые обращенные. Это в прошлом люди нерелигиозные, неверующие, которым религия «открылась» после тяжелого переживания, обычно сугубо личного, а иногда и интимного.

Следующую группу современных верующих составляют верующие по традиции, по привычке, перенятой от старших родственников, от окружающих, под влияние которых они попали. Часть из них глубоко верующие, но больше «сомневающихся» и крестящих лоб из-за перестраховки — «вдруг бог есть».

Последняя группа — верующие не в бога, а в разные суеверия, приметы, гадание, амулеты. Эти верующие часто являются резервом для «обращения».

Каждая из этих групп верующих требует к себе различного подхода, который должен быть, кроме того, строго индивидуальным и личностным.

Есть и еще одна группа, мимо которой нельзя проходить в атеистическом воспитании, хотя верующими входящих в эту группу людей назвать нельзя. Это молодежь, у которой ношение нательных крестов или икона над кроватью переживаются как «последний крик моды». Психология этих псевдоверующих, относясь к кругу вопросов социальной психологии, может быть раскрыта с позиций психологии моды. Но не только. Группа псевдоверующих легко заражается всякого рода суевериями и становится резервом для «обращения».

Атеистическое воспитание нашей молодежи должно формировать не пассивных, а воинствующих, активных атеистов. Пассивный атеист просто далек от религии, хотя и представляет собой резерв возможного «обращения». Вот почему неправы те, кто считает, что советского школьника «достаточно только изолировать от церкви». Такая изоляция в лучшем случае формирует лишь пассивных атеистов, а чаще вызывает нездоровый интерес, как ко всякому «запрещенному плоду». Школьников старших классов полезно водить на экскурсии в церкви как исторические музеи, проводя после этого беседы по религиоведению и научному атеизму.

Активный, воинствующий атеист знаком с основами религиоведения и знает, что религия всегда служила и служит одурманиванию рабочего класса, трудящихся, поэтому с религиозными предрассудками необходима последовательная и искусная борьба. И он не только знает это, но и активно претворяет свои знания в жизнь.

Источник:
Психология религии
Учебное пособие по социальной психологии
http://www.detskiysad.ru/ped/socialnaya26.html

Психология религии

Безудержный рост душевных заболеваний в двадцатом веке порожден не только стрессами и научно-техническим прогрессом с его “информационной перегрузкой,” но отходом людей от Бога и греховной жизнью.Поэтому только та психотерапевтическая помощь будет действенной, которая обратит человека ко Христу и, под руководством священника или верующего врача, побудит его каяться и исправлять свою жизнь. В этом случае слово врача или духовника будет подкрепляться благодатной силой Божией, способной уврачевать самую.

Произведение классической литературы… В этой краткой фразе сказано многое. Она, как маленькая сжатая пружина, по величине вроде бы совсем незначительная, но обладающая гигантской энергией. Поразительная способность автора вживаться в материал своего произведения и видеть его не только отстраненно, но и изнутри, легко и основательно погружаясь в мысли и чувства героев. Это особое творческое состояние, когда уже сам герой или дух произведения начинает вести мысль автора по какой-то удивительной логической и.

Книга рассказывает о современном состоянии, идеологии, культе, вероучении секты свидетелей Иеговы, распространенной почти во всех странах мира. Авторы сообщают интересные факты, разоблачающие социально-политическую демагогию руководителей секты, используют новые исследования зарубежных и советских ученых, иеговистскую литературу. Книга рассчитана на пропагандистов, а также на читателей, которые интересуются проблемами атеизма.

После всемирного потопа спасся только Ной со своей семьёй. Он в свой ковчег взял семь пар чистых и семь пар нечистых. И от них — семьи Ноя и чистых и нечистых — пошло развитие жизни дальше. И всё, что имеет место быть на Земле, несет в себе их наследие, сохраняя необходимость совместного проживания добра и зла, светлого и тёмного.

В очередной книге педагог и психолог Н.Ван Пелт продолжает развивать тему воспитания детей на началах христианской веры. Автор раскрывает широкий круг проблем родительского, т.е, домашнего воспитания от младенческого до подросткового возраста, касаясь таких тем, как формирование у ребенка самоуважения, налаживание особого общения между детьми и родителями, домашняя профилактика наркомании, начало интимных отношений в подростковой и юношеской среде, проблемы и обязанности приемных родителей. Книга.

Что делать, когда сделать ничего нельзя? В ситуации кризиса, на переломе судьбы человеку предстоит совершить большой душевный труд — принять неизбежное, осмыслить случившееся, нащупать новые опоры существования. Что-бы научиться оказывать человеку психологическую и духовную помощь, важно понять, какую роль в его поисках выхода из кризиса играют процессы переживания и молитвы, каковы их взаимопереходы и взаимовлияния. Поиск ответов на эти вопросы ведется с позиций общепсихологической теории, которая.

Книга сказок про Вашего малыша. Подарок который запомнится на всю жизнь! До принятия священного сана отец Алексий работал врачом-педиатром в одном из московских родильных домов. Его советы родителям представляют собой уникальный сплав врачебного и пастырского опыта.

Почему благочестивые люди страдают? Всегда ли страдания — расплата за грех? Всякое ли страдание объяснимо? Что делать когда Бог молчит, и все идет как будто Его и нет? Эта книга посвящена психологическому и богословскому анализу трудной проблемы — объяснению и преодолению страдания. Почему Бог «молчит»? Почему благочестивые люди страдают? Что делать, когда вокруг все рушится? Над этими вопросами рассуждает пастор Рональд Дани, сам переживший глубокую утрату — преждевременную смерть своего сына.

Этот текст обращен к миротворцам, к тем, кто призван мирить брата с братом, семьи, церкви — в период напряженности и насилия. Примирение в первую очередь связано с конфликтом, и лишь затем — с миром. Невозможно установить мир, пока не поймешь, что его нарушило. Поэтому, говоря о конфликтах, мы вначале рассмотрим: — их воздействие на наш мир; — их развитие и расширение; — различные отношения к конфликту; — использование конфликта — и конечно, его воздействие на тех, кто так или иначе оказался к нему.

Джеймс, Уильям (11 января 1842, Нью-Йорк — 16 августа 1910, Чокоруа, Нью-Хэмпшир) — американский философ и психолог, один из основателей и видный представитель прагматизма и функционализма. Старший брат писателя Генри Джеймса. С 1878 по 1890 г. Джеймс пишет свои «Принципы психологии», в которых отвергает атомизм немецкой психологии и выдвигает задачу изучения конкретных фактов и состояний сознания, а не данных, находящихся «в» сознании. Джеймс рассматривал сознание как индивидуальный поток, в котором.

Бог дал нам несколько принципов, следуя которым, мы можем иметь крепкие семьи. Билли Джо Догерти поможет вам понять библейский план для брака и семьи. Эта сильная книга способна совершенно изменить образ вашей жизни. Вы узнаете Божий план для брачных отношений Святость брачного завета Как найти подходящего партнера Как вести себя на свидании Принципы воспитания детей Как улучшить навыки общения Десять заповедей для родителей Принципы построения брака и.

Источник:
Психология религии
Читать книги "Психология религии": Авдеев, Алтунин, Бартошевич, Буяльская, Ван Пелт, Василюк, Грачев, Данн, де Боно, Джеймс, Догерти, Душеин, Еротич, Затворник, Зенько, Каледа, Клауд, Ковалёв
http://bookap.info/r/psyreligiya

Психология религии

Психология религии – направление религиоведения, возникшее в конце XIX века, использующее психологию как метод исследования религиозных феноменов. Предметом психологии религии являются религиозные чувства, их причины, возникновение и развитие, особенности религиозного сознания.

Начало европейской психологии религии связано, прежде всего, с именами В. Вундта (Wilhelm Wundt) и Т. Флурнуа (Theodore Flournoy). В 1879 году В. Вундт основал в Лейпциге первую в мире лабораторию экспериментальной психологии, изучал проблемы психологии народов, мифологии, ввёл понятие «мифотворческой апперцепции». Т. Флурнуа известен, прежде всего, своими 14-ю лекциями по религиозной психологии в Женевском университете, основанными на работе 1902 года «Принципы религиозной психологии». Такими принципами, согласно Т. Флурнуа, являются: 1. принцип применения методов научной психологии; 2. принцип исключения трансцендентности; 3. принцип биологического объяснения религиозных феноменов. Дальнейшее развитие немецкой психологии религии связано с именами протестантских теологов Э. Трёльча (Ernst Troeltsch), А. Гарнака (Adolf fon Harnack), А. Ритчля (Albrecht Ritschl).

Источник:
Психология религии
Психология религии. Статья религиоведа Ирины Рождественской о психологии религии. Общий обзор религиоведческой дисциплины "Психология религии"
http://relig.info/encyclopedia/psikhologiya-religii

(Visited 1 times, 1 visits today)

CATEGORIES