Психология моды

Глава 3

Хотя предположить наличие моды в первобытном обществе трудно — едва ли тогда особенно выделялись какие-то особенные пошивы шкур, — но по крайней мере с античных времен мода существует как достаточно развитый феномен. Соответственно, давно известно и понятие «мода». Этимологически оно ведет свое происхождение от латинского modus, что переводится как «мера, способ, правило». В значительной степени такого рода трактовки сохраняют смысл и до нашего времени.

124 Цит. по: Орлова Л. Азбука моды. М., 1988. С. 8.

Согласно еще одной из также не слишком многочисленных социально-психологических попыток определения, мода — это некоторое «массовидное явление, свойственное группе личностей как форма объективизации их мнения о престиже. Мода формируется на основе подражания и в значительной степени является эстетическим вкусом тех, у кого нет собственного. Такие личности следуют моде слепо, не умея приспособить ее к своим индивидуальным особенностям. В этом смысле мода — отраженное, субъективное явление» (Платонов, 1984).

В этом определении приходится поспорить со многим. Почему «массовидное», но «свойственное группе», да еще и «группе личностей»? Опыт показывает, что употребление слова «массовидное» обычно представляет собой камуфляж: дескать, похожее на массовое, хотя и не вполне таковое. Почему, собственно, моде отказывается в статусе действительно массового социально-психологического явления? Трудно представить себе и узкогрупповую моду. Тем более совсем сложно представить себе отдельную, вне общности, подражающую кому-то личность. Или отдельная, самостоятельная личность — или подражание как основной механизм формирования психологии масс, а не личностей. Напомним, что в массе индивидуальная сознательная личность исчезает.

К. К. Платонов предлагает рассматривать «омонимы: мода как объективное социальное отражаемое явление, создаваемое модельерами и дизайнерами (статистика показывает, что мода резко, обычно по закону контраста: юбки «мини» и «макси», широкие и узкие брюки, мелодичная музыка и диссонансы — сменяется примерно через шесть лет); в вариационной статистике, применяемой при анализе психологических данных, мода — наиболее часто встречающееся значение вариантов данного ряда» (Платонов, 1984). В результате здесь как бы в одну кучу соединены чуть ли не все возможные значения понятия «мода»: и моделирование дизайнерами, и мода на одежду, и мода как параметр статистики. Понятно, что при этом исчезает собственно психологическое понимание моды как особого, массового социально-психологического явления.

Таким образом, Поршнев различал «моду» как реальное жизненное явление, и «модность» как определенную социально-психологическую характеристику, которой наделяются те или иные предметы, явления, особенности, черты и т. д., тем самым превращаясь в феномены моды. За счет такого разделения он и выделял собственно психологическую специфику явления. Такой подход позволяет отказаться от поиска некоего всеобъемлющего определения моды (как показывает история, это едва ли возможно и явно непродуктивно) и дает возможность сосредоточиться на изучении ее внутренних, собственно психологических механизмов. Только такой, функциональный подход, связанный с пониманием механизмов действия моды, представляется адекватным для понимания моды как феномена массовой психологии.

Источник:
Глава 3
Читать "В поисках сущности моды, Глава 3.2. Психология моды. Стр.125" Ольшанский Д. В.
http://bookap.info/sociopsy/olshanskiy_psihologiya_mass/gl125.shtm

Гражданское право

Наследование по закону имеет место тогда, когда нет завещания. Для наследования по закону важно то, что порядок, условия этого

наследования, переход прав и обязанностей указаны в самом законе, а

при наследовании по завещанию — как определение круга наследников,

так и переходящий к ним объем прав и обязанностей всецело определяется

1-я очередь — супруг, дети, родители;

2-я очередь — братья и сестры, дедушка и бабушка;

3-я очередь — дяди и тети;

4-я очередь — прадедушки и прабабушки;

5-я очередь — двоюродные внуки и внучки, двоюродные бабушки и дедушки;

6-я очередь — двоюродные правнуки и правнучки, двоюродные племянницы и племянники, двоюродные дяди и тети;

7-я очередь — пасынки и падчерицы, отчим и мачеха;

8-я очередь — нетрудоспособные иждивенцы.

2. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации В 3 т. Т.1/Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина; Ин-т государства и права РАН,-М.: Юрайт-издат, 2005.- 1069 с.

3. Грибанов В.П. «Осуществление и защита гражданских прав», 2-е изд., стереотип.- М.: Статут. – М.: Статут, 2008. – 426 с.

4. Гришаев С.П. Гражданское право. Часть первая в вопросах и ответах: Учебное пособие. – М.: Юристъ, 2004. – 141 с

5. Гражданское право: В 2 т. Том 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов.- 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательство БЕК, 2007.- 816 с.

6. Гражданское право: В 4 т. Том 1. Общая часть: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов.- 3-е изд. перераб. и доп. – М.: Волторс-Клувер, 2004.- 720 с.

7. Гражданское право. Часть первая: Учебное пособие. Издание второе, переработанное и дополненное/Редкол.: Филиппов П.М. – М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2009. — 168 с.

8. Большой юридический словарь / Под ред. А.Я Сухарева, В.Е. Крутских.- 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ИФРА – М, 2005.- 704 с

9. Черепахин Б.Б. «Труды по гражданскому праву», Справочно-правовая система Консультант плюс, выпуск осень 2006.- 289 с.

10. Щенникова Л.В. Вещное право: Учебное пособие.-Пермь: Изд-во Пермского университета, 2007.- 240 с.

Источник:
Гражданское право
1. Раскройте порядок наследо¬вания по закону ………..…………………2.Задача………………………………………………..……………………Список литературы……………………………………………………………..
http://www.referatbank.ru/market/referat/rw/9916/referat-psihologiya-modyi.html

Мода как социальный феномен

Мода – это процесс социального конструирования границы между модной и немодной частями социального пространства и, соответственно, между модными и немодными людьми, находящимися в них. В модной части социального пространства развивается быстротекущий процесс смены потребительских моделей, выполняющих роль символов современности и престижности. В немодной части процессы потребления идут гораздо медленнее. Здесь нет безудержной гонки. Здесь действует совершенно иная логика выбора. Эти две части социального пространства идентифицируются их участниками с помощью категорий «мы» и «они».

Самоидентификация «Я модный человек» влечет за собой соответствующую динамическую потребительскую практику: мониторинг модных процессов (например, чтение модных журналов, просмотр соответствующих телепередач, отслеживание состояния улицы или своей среды), адаптацию модных новинок применительно к собственным телесным, интеллектуальным, культурным и финансовым возможностям, управление собственным бюджетом и т.д. Самоидентификация «Я из тех, кто плюет на моду» влечет за собой практику игнорирования модных процессов, ориентацию на иные ценности: функциональность, полезность, долговечность и т.д.

Нет содержательных признаков, по которым можно опознать модные объекты. Сравните модные вещи этого года, прошлого десятилетия, столетия. Что общего в их форме, материале – ничего! Мода не имеет субстанции. Но на всех этапах ее существования ей присуще стремление обозначить границу между «нами» (модными) и «ими» (немодными). Мода – это процесс, который имеет тенденцию к постепенной институционализации. Она включает в себя прежде всего появление разнообразных профессионалов в области моды (кутюрье, обозревателей, репортеров, манекенщиц, фотомоделей, мастеров швейного дела и т.д.). Чем отличается модное поле от немодной части социального пространства? В модном поле доминируют две ценности – современность и престижность. Они тесно переплетены в единое целое, поэтому содержанием модного поля является престижная современность. Модный процесс – это производство символов престижной современности.

Haute Couture (НС)- в переводе с французского «высокое шитье» или более вольный перевод – «высокая мода». Это по сути дела часть искусства. И развивается она по законам искусства, а ее творцы – это художники. Мода же – это часть массовой культуры. Потребителями оригинальных произведений искусства всегда были самые богатые люди, считающие себя элитой общества. Они находятся и в первых рядах потребителей произведений высокой моды. Например, голландский модельер Эдуард ван Рейн долгое время одевал семью Онассисов, королевскую семью Нидерландов, создал в Голландии свой Дом Haute couture.

Создаваемые такими художниками модели уникальны, выполняются в единственном экземпляре, выкройки при изготовлении не используются, почти нет швов, выполняемых на швейных машинках. Для этих моделей используются сверхкачественные ткани. Такие модели оцениваются по критерям изобразительного искусства, где ценится только оригинал, а копия вызывает чувства, варьирующиеся от презрения до возмущения.

Это чистое искусство для искусства. Многие модели предназначены лишь для показа, даже не предполагается, что их будут носить в массовом количестве или вообще кто-то выйдет в таких платьях на улицу. Потребление части этих моделей богатыми слоями демонострирует лишь возможность утилитарного искусства. Аналогичные процессы мы наблюдаем в живописи, скульптуре: есть произведения, которые интересны только для посмотра на выставках, а есть те, которые используются для украшения домов и офисов. Однако высокая мода — это и лабораторные экземпляры, которые при наличии благоприятных условий могут пойти с определенными коррективами в серию, это источники вдохновения и толчок для размышления массе модельеров, работающих на поток, производящих модели класса pret-a-porter, то есть уже предназначенные для ношения в реальной жизни, а не только на подиуме.

Высокая мода и мода имеют размытую границу, на которой находится pret-a-porter (буквально «готовые к тому, чтобы носить») – модели, предлагаемые для потребления в реальной жизни. Это еще не мода, а предложения дизайнеров, направленные к массе потребителей. Амбиции их авторов связаны с превращением в королей толпы, формирующих ее вкус и потребление. А чтобы эффективно править толпой, надо быть очень чувствительным к ее слабостям, надо чувствовать ее чаяния, предрассудки, страхи и надежды. Художник, работающий в области высокой моды, наоборот, стремится оторваться от толпы, воспарить над ней. Он может шокировать ее своей смелостью, игрой вокруг нравственной границы, в моде же это опасный эксперимент.

На подиум манекенщица выйдет в том, что ей предложит модельер. Последний добьется большего привлечения к себе внимания, если сделает что-то, сильно отличающееся от того, что принято, что приковывает внимание. Поэтому чертой высокой моды является экзотичность, экстравагантность. Модный человек может позволить это лишь в очень ограниченной мере, поскольку мода исключает желание быть белой вороной. Моден тот, кто является самым современным среди «обычных черных ворон».

Процесс продвижения модных товаров в массы натыкается на сопротивление человеческого материала (новое принимается разными людьми с разной скоростью), на различие материальных возможностей следования модным течениям. С точки зрения скорости принятия и усвоения модных моделей, потребители делятся на ряд групп:

«Инноваторы» («пионеры», «экспериментаторы» и т.п.). Это самая малочисленная группа потребителей (А.Гофман 1994: 92). Это тонкий слой, частично смыкающийся с творцами, но не имеющий звездного ореола. В него входят те, кто рискует первыми купить и использовать новую вещь не на подиуме или на сцене, а в реальной жизни.

«Лидеры» («местные лидеры»). Их отличает особое внимание и уважение со стороны окружающих (А.Гофман 1994: 92). Лидеры — это местные авторитеты, не склонные к риску и отбирающие у инноваторов наиболее приемлемые для своей субкультуры модели. Лидеры могут удивить массу, но смеяться над ними вряд ли будут. Они используют то, что имеет реальный шанс войти в моду.

«Раннее большинство» («подражатели» «ранние последователи») (А.Гофман 1994: 92). Подражатели («раннее большинство») — это те, кто составляет массу «модных людей». По ним можно судить о том, что «сейчас в моде». Именно эта группа приносит основной доход от продажи модных товаров.

«Позднее большинство» («скептики», «консерваторы») (А.Гофман 1994: 92). характеризуются определенным консерватизмом, стремлением «быть как все», боязнью оказаться немодной «белой вороной». Они подключаются к модному потоку, когда он захлестнул массы, а потому обречены плестись в хвосте.

«Традиционалисты» («отстающие»). Для их потребления характерна ориентация прежде всего на традицию (А.Гофман 1994: 92). Традициналисты не менее смелы, чем пионеры: они не боятся сойти за «белых ворон» и вызвать насмешки. Правда, пионеры отрываются от массы, забегая вперед, а традиционалисты отстают от нее, следуя моде прошлых лет.

Иерархии групп, участвующих в конструировании моды, соответствуют фазы жизненного цикла товара. Пионеры потребляют товар на его исходной фазе, для которой характерен ограниченный тираж модели и неопределенность ее судьбы. Ранее и позднее большинство располагаются по обе стороны вершины синусоиды, отражающей максимальное число последователей модной нормы, что совпадает с максимальным спросом на модный объект. Традиционалисты — это низший участок синусоиды: здесь ограниченное число потребителей залежавшегося некогда модного товара.

Мода – это процесс, который имеет несколько фаз. В принципе это те же фазы, которые характерны для любого иного товара и описывают его жизненный цикл. Первая фаза – производство моды. Она включает ряд этапов. (1) Идеальное (духовное) производство — разработка новых моделей, которые первоначально могут существовать лишь в форме рисунков, чертежей, описаний. Эту функцию выполняют модельеры, конструкторы, архитекторы, композиторы, поэты и т.д. (2) Материализация моделей. Эта функция выполняется либо индивидами либо специализированными организациями: домами моделей, опытными мастерскими и т.п.

Вторая фаза – распространение модных вещей и стандартов поведения. Это процесс предполагает доведение модных моделей до максимально широкой публики. Этот процесс также включает ряд этапов. (1) Распространение имиджа объекта моды и стандарта потребления. Это осуществляется через прямую и скрытую рекламу. (2) Распространение материальных объектов моды, которые появляются в виде товаров в магазинах, в виде услуг, доступных в большинстве населенных пунктов. Предложение рождает спрос.

Третья фаза – потребление модных вещей. На этой фазе люди, купившие объекты моды используют их для демонстрации своей принадлежности к модному процессу.

Модный процесс определяется лишь при наличии друго процесса потребления, противостоящего ему. Сопротивление моде проявляется в разных формах.

Немодные объекты характеризуются невосприимчивостью к влиянию моды. К этой категории относится прежде всего традиционная, особенно фольклорная культура. В любом обществе значительная часть населения равнодушна к моде, не замечает ее, отдавая предпочтение классическим или традиционным объектам потребления.

Антимода – это разновидность контркультуры, представляющая собой вызов моде, возникающий в прямом диалоге с ней, являющийся реакцией на нее. Сторонники антимоды конструируют свою идентичность, публично отвергая господствующую моду: «Мы не такие, как все» или «Мы можем себе позволить быть иными!».

Утилитаризм – это наиболее распространенный вариант антимоды, представляющий собой ее острую критику с позиций экономической рациональности. Это течение акцентирует внимание на том, что мода непрактична, ведет к бессмысленной трате как национальных, так и индивидуальных ресурсов.

Натурализм – это разновидность сопротивления моде с позиций защиты здоровья и естественности. Его сторонники критикуют моду за то, что она толкает к потреблению товаров либо вредных для здоровья, либо порождающих противоестественное поведение.

Феминизм – это сопротивление моде с позиций идеологии женского движения за равноправие. По содержанию феминистская критика во многом совпадает с утилитаристской и натуралистской, однако отличается своей идеологической базой. С точки зрения феминизма, господствующая патриархатная система с помощью моды поддерживает извечное господство мужчин, вынуждает женщин тратить свои ресурсы и здоровье, следуя на поводу мужских вкусов.

Консервативный скептицизм (Davis: 178) – это сопротивление натиску новой моды с позиций приверженности моде уходящей. Характерный аргумент консерватизма: «Эта мода не для меня».

Субкультура меньшинств – это механизм противодействия моде с целью воспроизводства особой идентичности членов этих групп. Для этого типа характерно культивирование особых форм потребления, которые обеспечивают воспроизводство социальной границы, отделяющей их от большинства. Это характерно для части национальных и религиозных меньшинств, гомосексуалистов.

Контркультура – это сопротивление моде с позиций отрицания самого широкого спектра элементов господствующей культуры (ее норм, ценностей, языка знаков и символов). Среди объектом отрицания оказывается и «большая мода».

Также см. по этой теме: «Провинциальные студенты как потребители. Мода на одежду»

Источник:
Мода как социальный феномен
Мода – это процесс социального конструирования границы между модной и немодной частями социального пространства и, соответственно, между модными и немодными людьми, находящимися в них. В модной
http://www.consumers.narod.ru/lections/fashion.html

Психология выбора модной одежды (из книги «Психология моды: теоретический и прикладной аспекты»)

Психология выбора модной одежды (из книги «Психология моды: теоретический и прикладной аспекты»)

Э. Росс заметил однажды, что если бы была возможность графически набросать последовательность изменений моды на женские шляпки или рукава, или юбки в течение века, то этот график был бы представлен в виде ряда систол и диастол, чередующихся подъемов и спадов и, в целом, напоминал изображение несуществующего животного.

Исследователи пока не пришли к единому мнению, сколько длится цикл «моды»: называются разные цифры от 2 до 9 лет. Самый продолжительный цикл обнаружен американской исследовательницей Агатой Янч относительно колебаний модной формы женской юбки. Периоды повторения ее составляют в среднем 36 лет.

Воздействие степени временной удаленности или близости объекта на его восприятие и оценку субъектом моды проиллюстрировано, хотя и не строгой, но достаточно показательной схемой английского исследователя истории костюма Д. Лавер (D. Laver), согласно которой один и тот же костюм будет казаться:

непристойным за 10 лет до своего времени;

неприличным за 5 лет до своего времени;

экстравагантным за 1 год до своего времени;

изящным в свое время;

безвкусным 1 год спустя (после своего времени);

отвратительным 10 лет (после своего времени);

забавным 30 лет (после своего времени);

причудливым 50 лет (после своего времени);

очаровательным 70 лет (после своего времени);

романтичным 100 лет (после своего времени);

прекрасным 150 лет (после своего времени).

И «старомодное», и «сверхмодное» также относятся к моде: все это звенья в единой и непрерывной цепи модного процесса. Стало быть, однообразие, формируемое отдельными «модами», сочетается с разнообразием, порождаемым модой как социокультурным процессом в целом.

Возникновение нового направления или возрождение старой моды образуют стимул или намек, а точнее, «модный объект». Его новизна привлекает внимание и пробуждает потребность обладать им.

Выбор – это, как правило, не одномоментный акт, а развернутый во времени процесс, имеющий сложную психологическую структуру. Наиболее распространенный подход, описывающий процесс выбора, разработан в русле теории принятия решения и рассматривается как один из элементов или звеньев принятия решения. Д. А. Леонтьев рассматривает «выбор как сложно организованную деятельность, имеющую свою мотивацию и операциональную структуру, обладающую внутренней динамикой, чувствительностью к особенностям объекта и регулируемую со стороны субъекта».

Выбор модной одежды предполагает личную заинтересованность человека и активность, самостоятельность и субъективность «Я».

На выбор человека влияют внешние (давление среды) и внутренние (субъективные переживания) факторы. «Быт как неофициальная область жизнедеятельности человека в наименьшей степени поддается непосредственному и целенаправленному регулированию. Быт это область, где индивиды хотят и вынуждены сами нести бремя выбора того, что и как им делать, какую одежду им носить. Индивидуальные и групповые различия в потребностях чрезвычайно велики: то, что для одного потребность, для другого излишество или блажь, а третьему вообще неизвестно, что это такое». Если ситуация выбора одежды для человека личностно значимая, то она может вызывать в нем состояние тревоги. Причем субъективно тревога переживается как неприятное эмоциональное состояние различной интенсивности. Интенсивность переживания тревоги пропорциональна степени значимости причины переживаний.

«Личностный смысл ситуации выбора окончательно постигается только при ее снятии, когда субъект узнает «плату», которую он оказался готов «внести», и достигнутый результат. Постижение личностного смысла это в значительной степени активный процесс, в котором участвуют мышление, эмоции и воля. Но только два последних функциональных образования являются механизмами ресурсной регуляции. Их функционирование осуществляется с учетом как требований ситуации выбора, так и состояний организма. Это становится возможным благодаря использованию такой формы отражения, какой являются эмоции».

В сфере влияния моды всегда что-либо предпочитают и выбирают; при этом люди склонны оправдывать свой выбор такими ценностями, как «красота», «удобство», «современность» и т. п. Набор таких оправданий ограничен, и как бы не менялись предложения их будут оценивать по одним и тем же категориям, только самому индивиду придется привыкать к новой «красоте» и другой «пользе». Очевидно, что в данном случае мы имеем дело с таким обращением к ценности, когда некоторые общепринятые представления (например, о том, что «надо стремиться к красоте» или «быть современным»), а также и сама общепринятость этих представлений (в моде значащим называется то, что нечто принято или принято всеми) убеждают «стремиться к красоте» в предлагаемых модой формах.

Сами участники движений моды, ссылаясь каждый раз на одни и те же ценности, вполне удовлетворены таким объяснением своего выбора.

Мода, как уже отмечалось выше, сама может рассматриваться как особая социальная ценность. Ведь в действительности существует или встречается стремление «быть модным» или «не отстать от моды», т. е. представление о моде может оказаться достаточным основанием и оправданием выбора. Таким образом, ценности привлекаются для оправдания выбора моды, но и она сама может выступать как особая ценность.

Выбирая для себя тот или иной тип одежды и ее покрой, индивид, относящий себя к определенной социальной группе, использует их как социальные символы, которые выполняют функции регуляции отношений между людьми. «Суть этой регуляции заключается в использовании символических средств в идентификации со своей группой и установлении «социальных дистанций» общения между группами, занимающими различные позиции в социальной иерархии. В качестве знаков социального положения в моде функционируют различные объекты и процессы культуры. Однако пальма первенства здесь принадлежит одежде. Для этого есть веские основания: одежда, в отличие от других предметов и форм культуры, универсальна в использовании, как символ легко обозреваема, легко варьируется, позволяет выражать тонкие различия в положении людей, доступна массам «имитаторов моды», не требует от тех, кто ее потребляет, высоких личных качеств».

Наиболее активное участие в потреблении модной одежды принимают средние слои, что связано с относительной неустойчивостью и подвижностью их социального положения. В свою очередь, положение это обусловливает формирование неустойчивого социально-психологического типа, для которого мода становится важным средством самоутверждения, интеграции и самотождественности личности. Постоянное и активное участие в моде призвано обозначить принадлежность к более высокому социальному слою и (или) отличие от более низкого. Особое усердие в выборе модных стандартов и следовании им вызывается уязвимостью в отношении социальных санкций моды людей, либо стремящихся занять более высокое социальное положение, но пока не достигших его, либо еще не уверенных в прочности своего теперешнего, недавно достигнутого более высокого положения.

Напротив, высокое социальное положение элиты делает ее в значительной мере неуязвимой по отношению к санкциям моды и лишает элиту некоторых стимулов к активному участию в моде, имеющихся у средних слоев. «Принц Уэльский может позволить себе надеть соломенную шляпу вместо фетровой, которую обычно носит англичанин в летнее время, он может восстать против жестко накрахмаленной сорочки в вечерней одежде или появиться на официальном приеме в одежде для отдыха, – пишет Э. Херлок. – Все это он может сделать, не рискуя вызвать в свой адрес нелестные отзывы. Но пусть только Мистер Никто попробует сделать то же самое, как он тут же превратится в мишень для насмешек всего окружения. Каждый будет к нему относиться с сожалением, но никто не последует его примеру».

При выборе модной одежды индивиды часто руководствуются таким фактором, как престиж. Престиж вездесущ в том смысле, что сливается практически с любыми нормами и ценностями потребительского поведения, служит средством их реализации. Чтобы, например, красота или польза реально функционировали как ценность, чтобы люди действительно руководствовались ими в своем поведении, чтобы их уважали, т. е. наделяли престижем.

Как отдельный фактор потребления наряду с другими престиж существует только в ситуации потребительского выбора в самом широком смысле.

Речь идет о выборе троякого рода:

1) между объектами потребления;

2) между потреблением и непотреблением вещи, например, при невысокой степени насущности соответствующей потребности, когда, попросту говоря, не «приспичило»;

3) наконец, между социальными группами и индивидами, с которыми индивид может соотносить свое поведение реально или в своем сознании. Соответственно в ситуациях отсутствия подобного выбора престиж как отдельный элемент потребления отсутствует.

1. На стадии первичного ознакомления с модным объектом индивид подвергается воздействию сообщения о нем, но еще лишен достаточно полной информации и вследствие этого может испытывать тревогу.

Тревожность обычно рассматривают как реакцию на неопределенную ситуацию, потенциально несущую в себе опасность. В состоянии тревоги человек чувствует себя – и на самом деле является – беззащитным. В случае тревоги опасность скрыта и субъективна, поэтому реакция тревоги несоизмерима, так как она, как правило, включает и воображаемые препятствия. Поскольку причины тревоги человеку часто неизвестны, интенсивность эмоциональной реакции может быть непропорционально высокой по сравнению с реальной ситуацией. Возможно поэтому и женщины, и мужчины расценивают ситуацию выбора одежды как трудную (по данным наших исследований (1999г.) 73 % и 45 % соответственно).

Женщины демонстрируют более высокие показатели ситуативной тревоги, что объясняется, с одной стороны, субъективными причинами – их большей чувствительностью и эмоциональностью, а с другой, влиянием объективных причин. В частности, большей динамичностью и разнообразием женской моды, чем мужской, что и создает сложную ситуацию многовариантного выбора.

2. На стадии интереса индивид включается в поиск дополнительной информации о модном объекте. Субъективно (для него) интерес обнаруживается в положительном эмоциональном тоне, т. е. у индивида возникает «интерес возбуждение» чувство зачарованности, любопытства: у испытывающего эмоцию интереса существует желание исследовать, расширить опыт путем включения новой информации и подойти по новому к объекту, возбудившему интерес. При интенсивном интересе человек чувствует себя воодушевленным и оживленным. Даже при относительной неподвижности заинтересованный человек чувствует, что он «живет и действует».

Психологические эффекты данной стадии легко могут быть обнаружены в поведении женщин. Положительный эмоциональный фон поиска дополнительной информации о модном объекте усиливает значимость цели, которой следуют большинство женщин при покупке одежды – поднять себе настроение (55%).

3. На стадии оценки модного объекта индивид в своем сознании как бы примеряет «моду» к настоящим и будущим ситуациям и принимает решение о том, чтобы испытать ее. По мнению К. Сийм-Юзе, иногда причиной безвкусной и неряшливой одежды является не отсутствие умения носить одежду, а равнодушие и пассивность. Активность, проявляемая при выборе одежды, должна быть направлена как минимум на решение трех задач: подчеркнуть красоту телосложения и своеобразие типа внешности, скрыть недостатки фигуры. При этом необходимо знать: где, когда и как следует носить тот или иной вид одежды. При выборе следует учитывать: свой тип личности, свой возраст, среду, в которой находится человек, гармонирование отдельных предметов, моду, характер фигуры (полнота, рост), особенность типа кожи (смуглость или белизну), цвет волос и глаз.

Следует подчеркнуть, что данная стадия имеет место лишь при сознательном выборе модного объекта, хотя специфика потребления модной одежды такова, что большинство и женщин, и мужчин могут купить вещь, поддавшись так сиюминутному настроению. Интересно заметить, что для мужчин (83 %) подобное поведение характерно в такой же мере, как и при покупке одежды по необходимости.

4. На стадии испытания субъект моды подвергает модную одежду «экспериментальной» проверке для определения ее соответствия своим потребностям и ценностям социальной среды. Женщины при выборе модной склонны прислушиваться к мнению окружающих. Они могут пожертвовать удобством одежды ради того, чтобы произвести впечатление на других людей (72 %). В то время как мужчины ориентированы, главным образом, на свое мнение и выбирают одежду не только модную, но и удобную (63 %).

5. На стадии принятия решения индивид становится приверженцем модного стандарта и совершает покупку или делает индивидуальный заказ.

Окончательный выбор модного изделия снимает эмоциональное напряжение и сопровождается преимущественно эмоциями радости. Причем, у большинства женщин окончательный выбор модной одежды сопровождается повышением эмоционального тонуса, проявлением разнообразных по качеству и интенсивности эмоций. Психологическое же состояние мужчин можно охарактеризовать как эмоционально-когнитивное или сдержанно-рассудительное.

Источник:
Психология выбора модной одежды (из книги «Психология моды: теоретический и прикладной аспекты»)
Психология выбора модной одежды (из книги «Психология моды: теоретический и прикладной аспекты») Э. Росс заметил однажды, что если бы была возможность графически набросать последовательность
http://vneshnii-oblik.ru/psyhologiya/kiloshenko-psixologiya-odezhdyi.html

(Visited 1 times, 1 visits today)

CATEGORIES