Психология допроса

Психология допроса

Для предварительно следствия характерно исследование генезиса различных социальных конфликтов, кульминационной фазой развития которых явилось преступление. Конфликтная ситуация редко исчерпывается событием преступления. Конфликт иррадиирует, включая в себя большое количество лиц и целые группы. В процессе расследования, следователь сталкивается с различными формами сопротивления поиску истины, с той или иной интерпретацией преступного события.

Основные цели участников допроса (допрашиваемого и допрашивающего) могут быть противоположны, и это приводит к различным формам конфронтации: спору, полемике и др. В подобных ситуациях переход к диалогу создает наилучшие предпосылки для обеспечения взаимодействия, взаимопонимания и в конечном счете сотрудничества.

Умение использовать диалог для поисков и установления истины можно считать признаком высокой культуры расследования. Это требует от следователя хорошего знания действующего законодательства, умения эффективно взаимодействовать в соответствии с процессуальным законом, соблюдая этические нормы. Л/Гногим допрос представляется борьбой следователя с допрашиваемым.

Исходя из принципов гуманизма допрос следует рассматривать в первую очередь как диалог следователя и допрашиваемого, в процессе которого происходят поиск и установление истины.

Опытный следователь на допросе делает следующее : целенаправлен но воздействуя на личность допрашиваемого в рамках закона, следователь умеет: выбрать тот единственный ключ, который открывает интимный мир человека, его душу.

Одной из ведущих характеристик этого процесса является закономерность его динамики, установление последовательных этапов, выявление особенностей каждого из этих этапов, раскрытие внешних и внутренних (психологических) факторов, которые определяют особенности каждого из этапов .

Первая часть допроса — вводная, здесь следователь получает от допрашиваемо го анкетные данные: фамилию, имя, отчество, год рождения, семейное положение и т. п. Но это только внешняя сторона. Подтекстом этой части, ее внутренним содержанием является определение обоими собеседниками линии своего дальнейшего поведения по отношению друг к другу.

Третья часть. Именно здесь следователь организует получение от допрашиваемого основной информации, необходимой для расследования и раскрытия преступления. При правильно организованном допросе благодаря приемам, основанным на глубоко индивидуальном подходе к личности допрашиваемого, следователю удается решить эту главную задачу. Но и после получения правдивых показаний допрос далеко еще не окончен.

В ходе допроса между следователем и допрашиваемым происходит обмен информацией, в которой можно выделить два аспекта: словесный обмен информацией и получение информации о состоянии допрашиваемого и даже о направлении его мыслей — путем наблюдения за его поведением (жесты, мимика, микродвижение конечностей, цвет кожных покровов и т. д.).

Различные методики, с помощью которых делались попытки диагностики причастности человека к тем или иным событиям, и в особенности к преступлению путем наблюдения и анализа его жестов, мимики, различных физиологических показателей, восходят к глубокой древности.

Так, у древних племен в Юго-Восточной Азии существовал обычай подозреваемым в краже давать зерно риса. Те из испытуемых, у которых рис во рту оказывался сухим (слюноотделение не происходило от страха перед грядущим разоблачением), признавались виновными в совершенной краже. Великий таджикский врач и ученый Абу Али ибн-Сина (Авиценна) в 1020 г. описывал методику выяснения у влюбленного юноши имени и местонахождения его любимой с помощью наблюдения за пульсом «испытуемого» и повторения различных женских имен в сочетании с названием улиц и домов. Колебания и в особенности прерывистость пульсовой волны, по мнению Авиценны, выдавали предмет любви с большой точностью, хотя юноша и пытался его скрыть.

Рассмотрим некоторые психологические закономерности мимики человека . Мимика — органический сплав биологического и социального. В этом заключается ее выдающееся значение как объективного фактора внешнего выражения личности. С развитием общества мимические функции все более совершенствуются, дифференцируются, обогащаются все новыми и новыми нюансами. На следствии особенно большое значение приобретает познание произвольных и непроизвольных компонентов мимики. К последним относятся такие компоненты, которые, не подчиняясь волевому управлению, как бы открывают душу человека перед собеседником .

Поскольку глаза не без оснований считают зеркалом души, мы начнем с анализа взгляда допрашиваемого. Близкая установка взгляда направляется всегда на нечто конкретное, подлежащее немедленному познанию. Взгляд, устремленный неопределенно вдаль, свидетельствует об отсутствии у человека активного интереса к конкретному окружению.

При опущенной, склонившейся вниз голове взгляд исподлобья, устремленный вверх, свидетельствует о некотором негативизме личности, ее недоверчивости, замкнутости. Этот же взгляд следует расшифровать как внешнее выражение покорности, сочетающееся со стремлением замаскировать от собеседника свои истинные переживания. Практический интерес представляет также явление сужения глазной щели. В норме этот мимический знак определяет состояние значительного утомления, при котором в связи с понижением тонуса ослабляется мышца, поднимающая верхнее веко. В мимическом аспекте это воспринимается как свидетельство усталости, вялости, равнодушия. Все описанные выше состояния взгляда допрашиваемого свидетельствуют об отсутствии психологического контакта и должны насторожить следователя, заставить его пересмотреть избранную им тактику.

Мимическую деятельность глаз, как правило, следует рассматривать совместно с лобной мимикой. Основное ее выражение заключается в сморщивании лба и подъеме бровей кверху. Некоторые исследователи определяют лобную мышцу не иначе как «мускул внимания».

В мимическом аспекте различаются два вида активного внимания: смотрение и наблюдение. Горизонтальные морщины лба характерны для смотрения, которое является пассивно-воспринимающей функцией; для более активной функции наблюдения характерно появление на лбу вертикальных складок, что свидетельствует о собранности и целеустремленности человека. Расслабление рта говорит о снижении активности личности, а также об изумлении, неожиданности, нервном потрясении. Явление расслабленной ротовой щели может также свидетельствовать о врожденной недостаточности мимики. Следует обращать внимание на углы рта. В состоянии депрессии они опускаются книзу, а при переживаниях общего подъема наблюдается выравнивание углов рта, выпрямление его конфигурации.

В заключение следует отметить, что мимику следует воспринимать и анализировать как комплексное целое, в котором можно выделить следующие аспекты: подвижность, быстрота смены мимических формул и темп их чередования. Именно такой комплексный анализ позволяет следователю понять состояние допрашиваемого, распознать случаи симуляции тех или иных состояний и выйти победителем в «мимической дуэли».

Следователь должен уметь организовать свое психическое состояние. Хороший следователь, обладая навыками управления своей волевой и эмоциональной сферами, умеет управлять в рамках закона эмоциями допрашиваемого: в начальной стадии допроса тонкими профессиональными приемами гасить вспышки ненависти, зла, отчаяния. Следователю приходится выводить людей из состояния глубокой депрессии и только после этого переходить к диалогу.

Глубина контакта обычно связана с тем, на каком уровне он осуществляется. Опытные следователи меняют различные параметры беседы, применяют те или иные тактические приемы в зависимости от индивидуальных особенностей личности допрашиваемого.

Второй уровень контакта на допросе — это уровень аргументации. Давно известно, что одни и те же аргументы по-разному воздействуют на различных людей.

Следователь выбирает доводы, учитывая возраст допрашиваемого, его специальность, интеллект, жизненный опыт и, главное, тип его высшей нервной деятельности.

Наконец, третий — уровень социально-психологических отношений, который связан с ролевыми позициями допрашиваемого. Вся динамическая сторона допроса связана с темпераментом допрашиваемого. Если следователь хочет добиться успеха, то он должен планировать темп, ритм, продолжительность, уровень напряженности, способы снятия излишнего психологического напряжения с учетом особенностей темперамента допрашиваемого.

Выбор правильной тактики допроса во многом зависит от определения специального типа допрашиваемого. Ведь одни и те же аргументы с разной силой действуют на людей разных типов.

При допросе лица, относящегося к «художественному» типу, наиболее действенными аргументами будут образные: предъявление фотографий, вещественных доказательств, фоторобота, рисунков и т. п. На указанных лиц большое эмоциональное воздействие оказывают факторы предъявления на опознание и производство очных ставок. В случае дачи показаний эти лица дают подробное описание малознакомой местности, сравнительно точный словесный портрет того или иного лица. При необходимости освежить воспоминания этих людей весьма целесообразно вывозить на место для воспроизведения показаний в конкретной обстановке.

При допросе лица, относящегося к «абстрактному» типу, предпочтительными аргументами являются ознакомление с материалами ревизии или с заключением

экспертизы, логический анализ доказательств. В своих показаниях эти лица склонны давать подробный анализ описываемых ими событий с выявлением причинно-следственных связей. При необходимости оживить воспоминания этих лиц рекомендуется предложить им последовательно воспроизвести весь связанный с исследуемым событием материал.

Например, при опросе заключенных было установлено, что большинство из них, несмотря на доказанность вины, не дали на следствии показаний из-за отсутствия нормальных отношений со следователями.

Способов, с помощью которых может быть достигнут психологический контакт, множество, однако все они подчиняются следующим общим закономерностям: исследуя личность допрашиваемого, следователь должен планировать обращение к ее лучшим сторонам, т. е. к социально положительным ролевым позициям данной личности. Этически и тактически недопустимо, чтобы следователь для установления контакта с допрашиваемым использовал отрицательные стороны его личности, даже если следователь хорошо знает их.

Следователь должен достаточно хорошо знать и любить ту область человеческих отношений, на базе которой у него возникает психологический контакт с допрашиваемым.

Мнимая бесконфликтность ситуации допроса возникает в случае самооговора обвиняемого. Вероятность самооговора повышается, если обвиняемый отличается повышенной внушаемостью, податливостью к внешнему воздействию, неумением отстаивать свою позицию, слабоволием, склонностью к развитию депрессии, апатии, недостаточной выносливостью к психическому напряжению.

Известно, что наиболее типичными мотивами самооговора является стремление избавить от наказания действительного виновника, которое формируется под влиянием родственных или дружеских чувств либо продиктовано определенными групповыми интересами (как это иногда бывает среди преступников-рецидивистов) или же достигается угрозами и воздействием заинтересованных лиц в отношении тех, кто находится в какой-либо зависимости от них (несовершеннолетний и т. п.). Нельзя исключить и возможности того, что обвиняемый оговаривает себя из боязни огласки каких-либо компрометирующих сведений или из желания получить от заинтересованных лиц определенную материальную выгоду.

Допрос — это борьба за истину. Силу в этой борьбе следователю дают различные научные знания, и одно из первых мест среди них занимает психология диалога.

Системный анализ предоставляет возможность выявить уровни использования диалоговой формы на предварительном следствии. Первым уровнем, очевидно, следует считать коммуникативный, характерный для процесса общения с подозреваемым (обвиняемым). Здесь происходит трансформация различных форм: конфронтация, спор, полемика, психологический контакт, диалог и сотрудничество.

Благодаря сотрудничеству с обвиняемым следователь может получить уникальную информацию о преступном событии, которой никто другой в данным момент не владеет. Далее встает вопрос о проверке достоверности этой информации и построении общей структуры доказательств по делу.

На этом этапе следователь переходит на более высокий уровень использования диалоговой формы — реконструктивную деятельность, для которой характерно снятие концептуальной неопределенности и проверка полученного результата (детекция ошибок).

Современный следователь, проводя допрос, использует самые разнообразные области человеческих знаний, которые позволяют ему расширить и увеличить каналы информации. Психофизиология, логика и паралингвистика, уголовный процесс и тактика — эти науки в комплексе применяются следователем для организации получения необходимой информации, для раскрытия преступлений.

Источник:
Психология допроса
Психология допроса Для предварительно следствия характерно исследование генезиса различных социальных конфликтов, кульминационной фазой развития которых явилось преступление. Конфликтная сит
http://lifepsycho.ru/202-psixologiya-doprosa.html

Психология допроса

Допрос — самый распространенный способ получения доказательств по делу и наиболее психологизированное следственное действие, связанное с личностными особенностями допрашиваемого и допрашивающего, с психическим взаимодействием между ними. Проведение допроса требует от следователя высокой общей, психологической и профессиональной культуры, глубокого знания людей, их психологии, мастерского владения тактическими приемами допроса. Центральными психологическими проблемами допроса являются:

диагностика истинности показаний;

система приемов правомерного психического воздействия с целью получения правдивых показаний;

способы изобличения ложных показаний.

В зависимости от процессуального положения допрашиваемого различают допрос свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого, подсудимого, эксперта.

Допросы свидетеля и потерпевшего — наиболее распространенная разновидность допросов.

Свидетелем может быть не только человек, непосредственно воспринимавший событие преступления, но и тот, кому стало известно об этом со слов других лиц или из других источников. Потерпевшему преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. Он так же, как свидетель, может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию, а также о своих взаимоотношениях с обвиняемым.

Допрос свидетеля и потерпевшего разделяется на четыре стадии:

1) установление психологического контакта с допрашиваемым;

2) свободный рассказ допрашиваемого;

3) постановка уточняющих вопросов;

4) ознакомление с протоколом и магнитной записью показаний.

На установление контакта влияют обстановка допроса, манера поведения следователя, умение владеть собой, его тон, внешний вид (подтянутость, опрятность).

После установления контакта с допрашиваемым следователь предлагает ему рассказать все известное по делу. Это делается для того, чтобы не сбить допрашиваемого с последовательного изложения обстоятельств, имеющих отношение к делу.

На следующем этапе следователь с помощью различных вопросов уточняет, восполняет пробелы, выявляет новые факты, не упомянутые в свободном рассказе. Вопросы, заранее подготовленные следователем, могут быть:

дополняющие — задаются с целью восполнить полученные показания, устранить имеющиеся в них пробелы;

уточняющие — также могут задаваться с целью детализации показаний, но чаще — для уточнения, конкретизации полученных сведений;

напоминающие — направлены на оживление памяти допрашиваемого. Напоминающих вопросов обычно задается несколько, чтобы помочь допрашиваемому припомнить обстоятельства забытого события. Наводящие вопросы оказывают внушающее воздействие на допрашиваемого, ориентируют его на то, какой ответ хотел бы услышать от него следователь, и могут помешать установлению истины при расследовании, поэтому они запрещены законом;

контрольные — задаются с целью проверки полученных сведений;

изобличающие — направлены на изобличение допрашиваемого во лжи, очевидной для следователя. Обычно они сопровождаются предъявлением достоверных доказательств, опровергающих данные показания.

Как показывает следственная практика, во многих случаях допрашиваемые забывают какие-то отдельные детали интересующего следствие события. Забывание — естественный процесс, поэтому следователя должно настораживать не столько то, что допрашиваемый забыл какие-то факты, сколько то, что он слишком легко приводит подробности давно происшедшего события. Это может свидетельствовать о заученных показаниях. Следует помнить, что на процесс запоминания влияют эмоции, настроение, интересы и т.д.

Более прочно запоминает обстоятельства события потерпевший, поскольку пострадавшим лицом они воспринимаются и переживаются эмоционально, но и у этого лица запоминание может иметь определенные пробелы.

В целях «оживления» памяти свидетеля или потерпевшего (эти приемы можно использовать также и при допросе подозреваемого и обвиняемого, которые искренне стараются вспомнить то или иное обстоятельство) применяются следующие тактические приемы.

Допрос с использованием ассоциативных связей.

Ассоциативная связь по смежности — между образами предметов и явлений в том одновременном или последовательном порядке, в каком они воспринимались. С этой целью допрашиваемого могут вывозить на место происшествия, где в его памяти «оживают» детали происшедшего.

Ассоциативная связь по сходству. Аналогичную функцию, что и в предыдущем приеме, выполняет предъявление допрашиваемому не относящихся непосредственно к делу предметов, слов, выражений и т.д. Предложенный следователем раздражитель (например, фотография человека) может вызвать в памяти допрашиваемого образ какого-то человека, похожего на изображенного на фотографии.

Ассоциативная связь по контрасту. Этот прием основан на использовании временных связей в памяти допрашиваемого, включающих представления о противоположных, контрастирующих объектах. Например, событие, интересующее следствие, произошло летом. Если допрашиваемый затрудняется сказать, когда это событие было, то, напомнив ему о зиме, можно помочь восстановить в его памяти забытое время.

Ассоциативная связь с помощью наглядности. Этот прием применяется в том случае, когда допрашиваемый затрудняется сформулировать словами те или иные признаки предмета, явления. Тогда ему предъявляют те или иные предметы, связанные с интересующими следствие обстоятельствами. Такие предметы могут оказаться своеобразным стимулом для припоминания: их вид вызовет связанные с ними в памяти допрашиваемого ассоциации, которые и приведут к припоминанию интересующего объекта.

Повторный допрос по ограниченному кругу обстоятельств.

При повторной даче показаний допрашиваемый может вспомнить забытые им при первом допросе факты, обстоятельства. Объясняется это психологическим механизмом реминисценции, под которым понимается явление усиления в памяти новых смысловых связей при отсроченном воспроизведении.

Приемы по «оживлению» ассоциативных связей могут быть использованы и в тех случаях, когда свидетель или потерпевший дает неверные показания, добросовестно заблуждаясь и искренне полагая, что говорит правду.

Успешность допроса во многом определяется правильным выбором времени его проведения и правильной организацией вызова допрашиваемого лица. Как свидетельствует практика, преждевременный допрос (особенно подозреваемого и обвиняемого), равно как и запоздалый, может отрицательно сказаться на дальнейшем расследовании. При выборе времени допроса необходимо учитывать два фактора: субъективный и объективный.

К субъективным факторам относится состояние готовности к допросу следователя и допрашиваемого. Перед сложным допросом следователь должен находиться в хорошей «форме», т.е. в таком эмоционально-волевом состоянии, которое обеспечивало бы ему свободное оперирование имеющимися материалами дела, успешный контроль за психикой допрашиваемого лица и управление этой психикой в рамках закона с целью получения от данного лица наиболее правдивых и полных показаний. Следователь также должен успешно регулировать собственные психические состояния во время допроса.

К объективным факторам, определяющим готовность следователя к допросу, относятся:

обстоятельное изучение им материалов дела;

разработка версий, которые следует проверить при допросе;

составление подробного плана допроса;

изучение личности допрашиваемого лица.

Обязательным условием при подготовке к сложному допросу (в первую очередь, подозреваемого и обвиняемого) является разработка психологических приемов установления контакта с допрашиваемым, поскольку во многих случаях именно отсутствие психологического контакта становится препятствием к раскрытию преступления вообще.

Решение вопроса о том, где, в каком месте допрашивать (по месту производства расследования или по месту нахождения допрашиваемого), зависит от конкретной ситуации.

Чаще следователю приходится сталкиваться с отказом обвиняемого давать вообще какие-либо показания. Тогда следователю приходится оказывать на такого обвиняемого тактическое воздействие, которое осуществляется путем:

убеждения обвиняемого в неправильности его позиции;

использования факта дачи показаний соучастниками обвиняемого;

использования противоречий между интересами соучастников.

Особенности тактики допроса подозреваемого состоят в том, что данные об его личности, которыми располагает следователь, обычно ограничены. Кроме того, у следователя еще нет убедительных доказательств, как при допросе обвиняемого. Вместе с тем есть и преимущество — фактор внезапности, что не позволяет допрашиваемому продумать линию защиты, осмыслить, какими доказательствами его вины располагает следствие.

Ложные показания дают не только подозреваемые, но и свидетели, и потерпевшие, как в своих интересах, так и в ущерб им (например, при самооговоре).

Мотивами дачи ложных показаний свидетелем могут быть следующие:

боязнь мести со стороны подозреваемого, обвиняемого, их родственников и знакомых;

опасение испортить отношения с другими лицами, проходящими по

желание выгородить или смягчить вину подозреваемого (обвиняемого) в силу родственных, семейных, дружеских побуждений либо из корыстных соображений, а также противоположное намерение усугубить вину указанных лиц — из мести, ревности и т.д.;

нежелание в дальнейшем выступать в качестве свидетеля, опознающего или участника иного следственного действия, быть вызванным в суд и т.д.;

стремление скрыть свои собственные неблаговидные поступки, аморальное поведение и т.д.

У потерпевшего к вышеперечисленным добавляются следующие мотивы:

желание преуменьшить вред, причиненный преступлением потерпевшему, чтобы скрыть источник приобретения утраченных ценностей;

стремление преувеличить причиненный преступлением ущерб как из чувства мести, так и из корысти и иных побуждений (ревность, злоба и т.д.).

Наиболее часто среди мотивов дачи ложных показаний у подозреваемых и обвиняемых встречаются следующие:

желание избежать ответственности за содеянное или преуменьшить свою вину, либо понести наказание не за совершенное, а за менее тяжкое преступление — действительное или мнимое;

стремление выгородить или смягчить вину соучастников в силу дружеских, семейных или родственных связей, из корыстных соображений;

стремление оговорить соучастников из мести или в целях обеспечения собственной безопасности в будущем, а также оговорить себя в силу болезненного состояния психики либо из бахвальства и т.д.;

стремление оговорить себя, чтобы скрыть неблаговидное, в том числе и преступное, поведение близкого человека.

Чтобы изобличить допрашиваемого в даче ложных показаний, следователю необходимо использовать тактические приемы.

При изобличении во лжи свидетеля и потерпевшего чаще всего используют:

убеждение в неправильности занятой позиции;

разъяснение правовых последствий дачи ложных показаний;

разъяснение вредных последствий дачи ложных показаний для близких допрашиваемому лиц из числа потерпевших, подозреваемых, обвиняемых;

воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого (чувство собственного достоинства, смелость, благородство, принципиальность и т.д.).

К основным приемам изобличения подозреваемого и обвиняемого в даче ими ложных показаний, а также оказания на них правомерного психологического воздействия с целью получить правдивые показания относятся следующие.

Убеждение. Этот прием заключается в обращении следователя к здравому смыслу допрашиваемого, побуждении его к раскаянию и чистосердечному признанию путем разъяснения как вредных последствий запирательства и лжи, так и благоприятных последствий признания своей вины и активного содействия расследованию совершенного преступления, а также преступлений прошлых лет, оставшихся нераскрытыми.

Использование положительных свойств личности допрашиваемого. Обращение следователя к положительным качествам собеседника во многих случаях приносит пользу.

Пресечение лжи. Данный прием применяется тогда, когда нет необходимости давать возможность подозреваемому или обвиняемому «развертывать» ложь, когда у следователя имеется достоверная информация по поводу обстоятельств, выясняемых во время допроса.

Выжидание. Этот прием применяется к лицам, у которых происходит борьба мотивов, один из которых побуждает к даче ложных показаний или отказу отдачи показаний, а другой — к признанию своей вины, раскаянию в содеянном. Учитывая колебания допрашиваемого, следователь, сообщая определенные сведения, умышленно «закладывает» в его сознание такую информацию, которая должна обеспечить победу позитивных мотивов, и затем делает перерыв в допросе, выжидая, когда допрашиваемый сам откажется от мотивов, побуждающих его к даче ложных показаний.

Допущение легенды. Нередко следователь, зная либо догадываясь о том, что подозреваемый или обвиняемый дает ложные показания — легенду, предоставляет ему возможность изложить ее. Дав возможность допрашиваемому высказать все, что ему вздумается, следователь предъявляет весомые доказательства, опровергающие, развенчивающие легенду. Застигнутый врасплох и не подготовленный к созданию новой лжи, допрашиваемый может дать правдивые показания.

Внезапность. Данный прием заключается в неожиданном для допрашиваемого решении следователя провести после допроса то или иное следственное действие, в то время как допрашиваемый, убежденный в неосведомленности следователя о тех или иных обстоятельствах дела, считает это действие невозможным. Разновидностью использования фактора внезапности на допросе является такой распространенный прием изобличения, как неожиданное предъявление доказательств.

Отвлечение внимания. Учитывая то, что обвиняемый всегда чутко и пристально следит за ходом допроса с целью уловить, что для следователя важно, и что представляется ему второстепенным, его внимание искусственно переводят на участки, не имеющие первенствующего значения, и тем самым отвлекают от более важных участков. Допрашиваемый будет относиться с меньшей осторожностью к своим показаниям.

Создание впечатления хорошей осведомленности следователя. Следователь, используя этот прием, не обманывая допрашиваемого, в то же время убеждает его в своей осведомленности. В итоге это может заставить обвиняемого прекратить запирательство.

Форсированный темп допроса. Этот прием состоит в том, что следователь, используя активную позицию, берет инициативу в свои руки и опережает мысль «противника» заранее заготовленными ходами в форме вопросов или суждений. При высоком темпе подачи вопросов допрашиваемый, приняв этот темп, окажется не в состоянии тщательно обдумывать и «растягивать» ответ.

Источник:
Психология допроса
Допрос — самый распространенный способ получения доказательств по делу и наиболее психологизированное следственное действие, связанное с личностными особенностями допрашиваемого и допрашивающего, с
http://psyera.ru/psihologiya-doprosa-2161.htm

Психология допроса подозреваемого

Подозреваемый и обвиняемый отнюдь не обязательно могут быть

преступниками. Поэтому, решая основной вопрос по делу, совершено ли

преступление данным лицом, нужно ясно понимать его психологию. Стремясь

уклониться от ответственности и скрыть свое участие в преступлении,

виновный старается утаить от окружающих и связанные с этим переживания. Он

оберегает свои воспоминания от внешнего проявления и тем самым постоянно

оживляет их, а подавляя переживания, еще более их обостряет. В конце концов

тенденция скрыть свои чувства и мысли вносит сильнейшую дезорганизацию в

его психические процессы.

Если процессуальное положение подозреваемого и обвиняемого имеет

существенные различия, то в психологическом аспекте эти различия

представляются значительно менее важными. В частности, у подозреваемого

происходит частая смена состояний, сопровождаемая то появлением уверенности

в себе, стремлением к активному противодействию, недооценкой возможностей

следствия, самоуверенностью, то, напротив, возникновением подавленного,

депрессивного состояния, растерянности, безволия.

В отличие от подозреваемого обвиняемый чаще всего имеет больше

сведений о положении дел, о содержании имеющихся доказательств у следствия.

Однако на предварительном следствии, у подозреваемого и обвиняемого

наблюдаются многие сходные психологические состояния, мотивы, побуждения, а

отсюда и особенности поведения.

Психические состояния, мотивы действий, личностные качества

допрашиваемых определяют их поведение на предварительном следствии и тем

самым обуславливают психологический подход к ним, избрание наиболее

эффективных, тактических и психологических приемов. На допросе обвиняемый

может испытывать самые разнообразные чувства.

Совершивший преступление боится изобличения и, конечно же, наказания.

Это обычно действует на психику угнетающе, может в значительной степени

подавить волю допрашиваемого, снизить возможности правильной оценки

сложившихся обстоятельств, ухудшить самоконтроль, привести обвиняемого в

угнетенное, депрессивное состояние. Страх обычно возникает у лица,

совершившего преступление, задолго до привлечения его к уголовной

ответственности. Такие психологические состояния затрудняют установление с

допрашиваемым психологического контакта, снижают эффективность тактических

На допросе обвиняемый может быть в состоянии душевного потрясения,

стыда, опасаясь, что о случившемся узнают родные и близкие, друзья,

сослуживцы, соседи. Моральные оценки и суждения окружающих небезразличны

даже для людей с устоявшимися антиобщественными взглядами. Нежелание

огласки является весьма сильным мотивом, во многом определяющим поведение

обвиняемого. При выявлении такого мотива задача следователя — убедить

допрашиваемого в необходимости дать правдивые и полные показания. Только

это хоть в какой-то степени поможет сохранить понимание близких ему людей.

Следователю иногда приходится встречаться и с -обвиняемыми (чаще

рецидивистами) для которых мнение других людей ничего не значит. Они

руководствуются принципами «не пойман — не вор», «деньги не пахнут» и т. д.

Для отдельных обвиняемых типична боязнь утраты достигнутого им

социального, служебного и материального положения. Поэтому на допросе такой

обвиняемый чаще всего уклоняется от дачи правдивых показаний. Здесь

следователь, чтобы преодолеть указанное психологическое состояние

обвиняемого, должен убедить его в возможности честным и добросовестным

трудом восстановить социальное положение, стать полноправным членом

Сильным психологическим состоянием, формирующим мотивы поведения

обвиняемого, является страх лишения свободы, привычного образа жизни,

оказаться среди преступников. Такое чувство, особенно присущее лицам,

впервые совершившим преступление и привлеченным к уголовной

ответственности, обычно приводит их в состояние глубокой депрессии. В такой

ситуации обвиняемый полагает, что избежать задержания, ареста, содержания

под стражей, приговора, связанного с лишением свободы, можно, только

отрицая свою вину, давая ложные показания, у него возникает соответствующее

психологическое состояние, формируется позиция, которую следователю

необходимо преодолеть. Для этого требуется убедить обвиняемого, что

доказывание вины мало зависит от его признания, а в решающей мере — от всей

совокупности доказательств. Здесь требуется разъяснить обвиняемому, что

чистосердечное раскаяние. а также активное способствование раскрытию

преступления является для суда обстоятельством, смягчающим ответственность.

Практика показывает, что в преступлениях, совершаемых группой, обвиняемый

по-разному относится к соучастникам. Если кому-то он многим обязан, то

старается скрыть причастность к преступлению этого человека, надеясь на его

помощь и поддержку. Гораздо чаще система психологических отношений в

преступной группе построена на подчинении силе, страхе, иных низменных

побуждениях и инстинктах. Поэтому в процессе расследования, когда участники

преступной группы изолированы друг от друга, построенные на такой основе

отношения распадаются. У обвиняемого крепнет неприязнь к лицам, втянувшим

его в преступную группу, по чьей вине он оказался привлеченным к уголовной

ответственности. Следователь вправе использовать подобное психологическое

состояние обвиняемого, раскрыть перед ним систему отношений, существовавших

в преступной группе, показать, на чем построено ложное чувство товарищества

среди преступников, использовать эти знания для выбора наиболее эффективных

тактических приемов допроса. Однако следует помнить о необходимости очень

осторожного их выбора с учетом психологических взаимоотношений участников

преступной группы, поскольку недопустимы приемы, основанные на

использовании, разжигании низменных чувств и побуждений.

Для обвиняемого на предварительном следствии очень характерно

психологическое состояние тревоги, неопределенности, невозможности

правильного предвидения сложившейся ситуации и управления ею. Часто

подозреваемому неизвестно, какими доказательствами располагает следователь,

какая мера пресечения может быть избрана, какие следственные действия, в

том числе и носящие принудительный характер, будут проведены и т. д. Такое

психологическое состояние является основой для разработки и применения

тактических и психологических приемов. Однако при этом недопустимы

нарушения законности, нравственных, этических норм и принципов уголовного

Хочется отметить, что допрашиваемые могут испытывать одновременно

целый комплекс чувств, тесно связанных между собой.

Особое место занимают психологические состояния, переживаемые невинным

человеком, который в силу стечения обстоятельств оказался в положении

подозреваемого или даже обвиняемого. Безусловно, он испытывает чувства

возмущения, гнева, обиды, стремится скорее избавиться от необоснованных, с

его точки зрения, подозрений, доказать свою невиновность; он также может

ощущать беспомощность, невозможность опровергнуть имеющиеся против него

улики, преодолеть предубеждение окружающих.

Эффективность допроса во многом зависит от того, в каком

психологическом состоянии находится допрашиваемый, от осознания обвиняемым

своей вины, от готовности дать правдивые показания. Следователь должен

тактически умело ослабить или нейтрализовать отрицательные психологические

состояния и усилить, поддержать положительные.

Поведение человека в значительной степени определяется воздействием на

него доминанты[1] — господствующего в данный момент очага возбуждения в

коре больших полушарий головного мозга, который обладает повышенной

чувствительностью к раздражению и способен оказывать тормозящее влияние на

работу других нервных центров. В очаге при этом происходит концентрация

возбуждения. Доминанта, как правило, возникает у человека в связи с более

или менее серьезными событиями в его жизни, за исход которых он переживает,

в связи с которыми испытывает чувство страха, неуверенности, беспокойства.

Зачастую доминанта воздействует и на преступника. Испытывая чувства

тревоги, сожаления, страха, раскаяния и т. д., правонарушитель мысленно

многократно возвращается к событию преступления, обдумывает возможные

неблагоприятные последствия. Этот процесс приводит к еще большему усилению

переживаний, к постоянному подкреплению очага возбуждения — доминанты.

Замечено, что чем тяжелее преступление, тем ярче изменения в поведении

Родственники К., подозреваемого в убийстве, сообщили на допросе, что

начиная с весны (времени совершения преступления) он постоянно находится в

очень подавленном состоянии, кричит во сне, вскакивает по ночам. Товарищи

по службе на допросе показали, что К. пытался повеситься, заявляя, что он

недостоин быть среди них.

Среди юристов и психологов в последнее время проявляется интерес к

исследованию защитной доминанты правонарушителя[2]. Под воздействие

доминанты преступник стремится к совершению поступков, которые, как он

думает, обеспечат ему Психология следственных действий. безопасность,

помогут избежать изобличения и последующего наказания. Его действия носят

своеобразный защитительный характер. В то же время именно эти действия

преступника зачастую привлекают к себе внимание органов следствия, дают

основания для предположений о его причастности к совершенному преступлению.

Такие действия получили название «улики поведения».

Улики поведения бывают самых различных видов. Наиболее

распространенными являются: подготовка инсценировок, создание ложного

алиби, немотивированный и внезапный отъезд, попытки направить следствие по

ложному пути; проявление повышенного интереса к процессу расследования

преступления; распространение заведомо вымышленных слухов о личности

преступника, мотивах преступного деяния; нарочитость, демонстративность

поведения, призванного всячески убедить окружающих в полной непричастности

к преступлению, отрицание даже точно установленных фактов («не видел»,

«ничего не слышал» и т. д.); попытки уговорить, подкупить потерпевших,

свидетелей; поиски лиц, которые бы дали ложные показания; изменение

привычных стереотипов поведения после совершения преступления;

осведомленность о таких деталях, которые мог знать только виновный,

возвращение, порой неоднократное, на место совершения преступления[3].

В различных следственных ситуациях улики поведения проявляются по-

На пустыре был обнаружен труп изнасилованной девочки. За этим местом

установили тайное наблюдение, поскольку не исключалась возможность

появления там преступника. Вскоре на пустыре был замечен С. По работе он

характеризовался отрицательно, за появление в нетрезвом виде был уволен и

длительное время вел паразитический образ жизни, беспробудно пьянствовал,

проявлял нездоровую сексуальность. Версия о виновности С. подтвердилась.

Среди лиц, возможно причастных к преступлению, внимание следователя

привлек Н. Он проявлял в связи с расследованием заметное беспокойство,

расспрашивал свидетелей о допросах, интересовался, зачем следователь и

работники милиции осматривают у подозреваемых одежду, можно ли по следам

рук обнаружить преступника. Именно Н. и оказался разыскиваемым

Умение разбираться в психофизиологической природе улик поведения, их

сущности, видов, особенностей проявления помогает следователю и работникам

дознания успешно решать оперативно-тактические задачи: выдвигать

обоснованные версии и вести их продуманную разработку, осуществлять

целенаправленный, всесторонний поиск доказательств, избирать правильную

тактику допроса подозреваемых (обвиняемых), проведение других следственных

Однако этим значение доминанты не исчерпывается. Давно замечено, что

человек, совершивший тяжкое преступление, испытывает сильное

психологическое напряжение. Стремление скрыть причастность к преступлению,

необходимость маскироваться, чтобы выглядеть спокойным, приводят к усилению

торможения в клетках коры головного мозга. После этого начинает преобладать

процесс возбуждения. Оно становится все более устойчивым, а потом и

постоянным. Безусловно, преступник испытывает острое желание снизить

напряженность, снять с себя бремя тайны преступления, посоветоваться, как

быть дальше, какую линию поведения избрать, просто выговориться хотя бы и

постороннему человеку. Выявление таких состояний, «поддержание» указанных

процессов на допросе, проведенном в строгих рамках правовых и этических

норм, способствуют получению правдивых показаний, скорейшему раскрытию

На предварительном следствии допрос обвиняемого нередко проходит в

условиях конфликтной ситуации. Причины конфликта возникают от

принудительного характера общения, так как обвиняемый понимает, что каждый

проведенный следователем допрос приводит к изобличению в совершении

преступления, но не считает возможным отказаться отдачи показаний, не может

избежать общения со следователем. Обвиняемый понимает сложность положения,

в котором уже находится, и зачастую связывает с деятельностью следователя

избрание меры пресечения, изменение привычного образа жизни, нравственные

переживания, лишение возможности общаться с близкими людьми и т. д.

Следователь в ходе допроса стремится установить истину, наделен

значительными властными полномочиями, а обвиняемый старается скрыть истину,

но обязан подчиняться требованиям закона. Данный конфликт не должен носить

личностного характера, взаимоотношения надо строить в строгом соответствии

с нормами уголовного судопроизводства и морали. При допросе необходим

индивидуально-психологический подход к обвиняемому.

В сложной ситуации следователю нужно знать все основные социальные

роли, которые исполнял допрашиваемый в жизни, и научиться направлять

допрашиваемого к занятию такой ролевой позиции, которая бы наиболее

соответствовала ситуации данного допроса. Для следователя далеко не

безразлично, какую из всего арсенала ролей будет играть допрашиваемый.

Например, изучая личность обвиняемого, следователь установил, что юноша

увлекается радиотехникой. Будучи сам страстным любителем радиотехники,

следователь достиг полного психологического контакта, заговорив с

допрашиваемым на любую тему. По другому делу обвиняемый, отказавшийся

давать показания, стал разговаривать со следователем после того, как узнал,

что в период Великой Отечественной войны он и следователь сражались на

Исследуя личность допрашиваемого, следователь должен планировать

обращение к ее лучшим сторонам, т. е. к социально положительным ролевым

позициям данной личности. Этически и тактически недопустимо, чтобы

следователь для установления контакта с допрашиваемым использовал

отрицательные стороны его личности, даже если следователь хорошо знает их.

Возникновение в ходе допроса психологической общности показывает

обвиняемому, что его допрашивает компетентный, внимательный и чуткий

человек, и является первой ступенькой перестройки допрашиваемого в

социально правильном направлении.

Отношение обвиняемого к совершенному преступлению, предъявленному

обвинению, возможному наказанию зависит от мотивов, которыми обвиняемый

руководствуется в период расследования уголовного дела. Изучению и анализу

должны подвергаться не только мотивы, обусловленные ситуацией

расследования, но и сформировавшиеся в течение жизни обвиняемого

направленность личности, нравственно-этические представления, сохраняющие и

в условиях расследования свою мотивирующую роль.

Ранее мы уже рассмотрели конфликтные ситуации допроса. Кратко

остановимся на бесконфликтных ситуациях допроса, которые характеризуются

признанием объективно установленных фактов и готовностью давать правдивые

показания. Бесконфликтность ситуации, разумеется, не гарантирует полной

откровенности обвиняемого. Он может добросовестно заблуждаться, ошибаться,

неправильно понимать сущность тех или иных событий, наконец, обвиняемый,

чистосердечно признавая свою вину, может подсознательно стремиться к ее

преуменьшению. Поэтому подготовка к допросу даже в бесконфликтной ситуации

в некоторых случаях должна включать элементы основанного на знании

психологии обвиняемого прогнозирования ошибок. Учет таких особенностей

обвиняемого, как завышенная самооценка, некритичность к собственной

личности, недоброжелательное отношение к окружающим, позволяет предвидеть

вольное или невольное стремление обвиняемого к смягчению своей вины.

На практике мнимая бесконфликтность ситуации допроса часто возникает в

случае самооговора обвиняемого. Вероятность самооговора

повышается, если обвиняемый отличается повышенной внушаемостью,

податливостью к внешнему воздействию, неумением отстаивать свою позицию,

слабоволием, недостаточной выносливостью к психическому напряжению.

Наиболее типичным мотивом самооговора является стремление избавить от

наказания действительного виновника (под влиянием родственных или дружеских

чувств), либо самооговор про-, диктован определенными групповыми интересами

или же достигается угрозами и воздействием заинтересованных лиц в отношении

тех, кто находится в какой-либо зависимости от них).

Допускаемое со стороны обвиняемого ложное признание может быть

продиктовано его стремлением уклониться от ответственности за более тяжкое

преступление. Таким путем он рассчитывает усыпить бдительность, создать

себе алиби по другому делу, доказать наличие обстоятельств, смягчающих или

исключающих его ответственность, и т. п. Полный вымысел сравнительно легко

опровергается. Детализация и последующая проверка места, времени и других

обстоятельств вымышленного события неминуемо ведут к разоблачению лжи.

Если допрашиваемый упорно скрывает достоверно известные ему сведения

по делу либо сообщает заведомую ложь, то в отношении него следователь

вправе применить метод изобличения. Изобличать допрашиваемого в сокрытии

каких-то фактов или заведомой лжи — значит опровергнуть его утверждения,

показать их несостоятельность, несоответствие установленным по делу фактам.

Достигается это путем предъявления доказательств, вскрытия противоречий,

использования логической аргументации.

Все доступные следователю и допустимые приемы воздействия на

обвиняемого невозможно перечислить[4]. Важно только отметить, что,

следователь не должен прибегать к запугиванию, унижению человеческого

достоинства, необоснованным обещаниям и т. д. Задача юридической психологии

как науки заключается в подведении теоретической базы к творческим находкам

Список использованной литературы

1. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. Право и закон, М., 1997.

2. Еникеиев. Юридическая психология. Норма, М., 2000.

3. Общая психология. Под редакцией Петровского А.В. М., 1977.

[1] См.: Ухтомский АА. Доминанта. М.-Л., 1966.

[2] См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. С. 196—198;

Глазырин Ф.В. С. 74—75.

[3]Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. С. 76.

[4] См.: Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии.

М., 1976, с. 75—84; Васильев А.Н.. Корнеева Л.М. Тактика допроса. М., 1970,

с. 109—154; Комар-ков В.С. Тактика допроса. Харьков, 1975, с. 44—64;

Ефимичев С.П., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Допрос. Волгоград, 1978, с.

16—30; Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. Волгоград, 1983, с.

КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра экономической теории и права

Контрольная работа по курсу Юридическая психология на тему:

«Психология допроса подозреваемого и обвиняемого»

|Выполнил: студент гр.Ю-1, |Проверил: преподаватель |

Источник:
Психология допроса подозреваемого
Психология допроса подозреваемого
http://www.0gn.ru/yurisprudenciya/psixologiya_doprosa_podozrevaemogo.php

Психология допроса свидетелей и потерпевших

Психологические аспекты подготовки к допросу свидетелей и потер­певших складываются из следующих основных компонентов: 1) анализ материалов дела и круга вопросов, подлежащих выяснению; 2) изучение личности допрашиваемого; 3) обеспечение необходимых условий для успешного допроса; 4) поведение самого следователя.

Задолго до допроса необходимо начинать изучение личности свиде­телей и потерпевших. Сюда относятся данные биографического харак­тера, о профессии, образовании, условиях работы, образе жизни, уровне развития, интересах, наиболее значимых личностных психологических качествах, условиях восприятия события преступления, отношении к факту преступного деяния, к преступнику.

В непосредственном общении, предшествующем официальной части допроса, следователь путем наблюдения получает информацию о внеш­нем облике свидетеля, потерпевшего, уровне их культуры, особенностях речи, мимики, жестов, видимых психофизиологических реакциях и сос­тояниях (растерянность, волнение, страх, спокойствие, безразличие, враждебность и т. д.), желании оказать помощь следствию или, напро­тив, стремлении ограничиться минимумом несущественных сведений. Данные о личности свидетеля, потерпевшего окажут следователю боль­шую помощь при установлении психологического контакта, выборе наиболее рациональной тактики допроса.

Психологическое значение имеют время и способ вызова свидетелей и потерпевших, а также обстановка и место проведения следственного действия. По общему правилу, свидетели и потерпевшие должны быть допрошены как можно скорее. Однако и здесь есть исключения. Если потерпевший, а порой и свидетели в результате совершенного преступ­ления находятся в состоянии душевного волнения, напряженности, растерянности, допрос следует отложить.

Расследуя дела о хулиганстве, разбойном нападении, изнасиловании, после получения при безотлагательном допросе необходимых для ро­зыска и задержания преступника сведений целесообразно повторно подробно допросить потерпевших и свидетелей.

С психологической точки зрения, определяя время вызова свидетеля, потерпевшего, нужно стараться сочетать интересы дела с возможностями и интересами вызываемых. Вызов не должен причинять допрашиваемым излишних трудностей и неприятных переживаний, ко­торые могут осложнить отношения со следователем. Не следует, например, вызывать так, чтобы вызываемый не в состоянии был спланировать свое время, не следует заставлять долго ждать в прием­ной, переносить допрос на другое время и т. д*. Свидетеля, потерпев­шего лучше допросить в нерабочее время, а учащихся до или после занятий.

_____________________________________________________________________________ *Васильев А.Н., Корнеева Л.М. Тактика допроса. М., 1970. с. 72.

Если показания вызываемых лиц очень значимы для дела, то для вызова их лучше воспользоваться телефоном. Телефонный звонок будет способствовать установлению психологического контакта, позволит снять излишнее волнение, свойственное людям, вызываемым на до­прос, и препятствующее припоминанию нужных фактов. К вызову по телефону следователь может прибегнуть и для сокрытия факта пригла­шения свидетеля или потерпевшего в милицию от родственников, сосе­дей, посторонних лиц. Можно их на допрос вызвать и повестками, которые целесообразно направлять по домашнему адресу потерпевших, свидетелей, обязательно в запечатанном конверте, чтобы исключить ознакомление с ними посторонних лиц.

В психологическом плане важно решить вопрос и о месте допроса свидетеля, потерпевшего. И хотя этот вопрос решен законом, где гово­рится, что свидетель допрашивается в месте производства следствия, к нему следует подойти дифференцированно. Если, например, свиде­тели, потерпевшие забыли важные для дела обстоятельства события преступления, не могут вспомнить их механизм, последовательность, отдельные детали, есть основания допросить их на месте происшествия. Психологически оправдан также допрос в домоуправлении, в общественном пункте охраны порядка и т. п., когда по оперативно-тактичес­ким соображениям нежелательна преждевременная огласка факта вы­зова потерпевшего, свидетеля.

Нельзя забывать и о нравственно-этических соображениях при вы­боре места допроса. Вызывать к следователю людей преклонного воз­раста или больных не рекомендуется. Он сам в этом случае должен выехать к месту нахождения этих лиц и допросить их. Если же сделать это невозможно, необходимо направить отдельное поручение соответ­ствующему следователю или органу дознания о производстве допроса этого лица по месту жительства*. Больного потерпевшего, свидетеля можно допросить только с разрешения врача и в том месте, где больной находится (квартира или больница).

*См.: Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1973. с. 101

В значительной степени успешность допроса зависит и от обстановки его проведения. Психологические основы порядка допроса свидетелей заложены в норме закона, в частности, «свидетели, вызванные по одно­му и тому же делу, допрашиваются порознь и в отсутствие других свидетелей. При этом следователь принимает меры к тому, чтобы свиде­тели по одному и тому же делу не могли общаться между собой»*.

* См.: ст. 158 УПК РСФСР.

Важнейшим психологическим правилом является допрос «с глазу на глаз», без посторонних лиц. Как правило, допрос свидетелей, потерпев­ших проходит в служебном кабинете следователя. Обстановка кабинета здесь имеет значение: от простого, делового и строгого стиля в боль­шинстве случаев зависит доверительный и серьезный разговор. Важно, чтобы на протяжении всего допроса ничто не отвлекало внимания следователя, потерпевшего, свидетеля, чтобы следователю не мешали телефонные звонки, беседы с заходящими в кабинет сотрудниками.

Допрос — это длительное, содержательное, непосредственное обще­ние следователя с допрашиваемым. Это диалог, в процессе которого происходят поиски и установление истины. На допросе сталкиваются два различных мировоззрения, две воли, две тактики борьбы, различные интересы. На допросе нередко решаются судьба допрашиваемого и судь­бы многих людей. Победить в этой борьбе следователю помогают специ­альные научные знания в области психологии и тактики допроса и мас­терство, проявляющееся в профессиональных навыках ведения диалога. Поэтому результат допроса в значительной степени будет зависеть от личностных качеств его участников, а в решающей мере — от професси­онально необходимых психологических качеств следователя. Прин­ципиальный, справедливый, честный, доброжелательный следователь вызывает уважение у допрашиваемого, желание дать правдивые показа­ния, помочь следствию.

Эффективность допроса обеспечивают и другие социально-психоло­гические качества следователя, такие, как выдержка, самообладание, эмоциональная устойчивость, жизненный опыт, профессиональные знания, способность логически правильно вести допрос. Умение найти нужный индивидуально-психологический подход к допрашиваемому — одна из основных задач следователя. Этот подход предусматривает учет возраста, пола, образования, профессии, жизненного опыта допрашива­емого, уровня культуры, интересов, взглядов, испытываемых в момент допроса психических состояний.

К внешним коммуникативным качествам следователя относятся внешний вид, физические данные, манера поведения, стиль одежды и т. п. Подтянутость, аккуратность, простота, общительность следователя, скромный, деловой стиль одежды, внимательность, доброжела­тельность — все это способствует появлению доверия, готовности к общению со стороны допрашиваемых,

Необходимо учитывать и психологическое состояние свидетеля, пришедшего на допрос, так как для большинства людей вызов к сле­дователю является необычным событием, вызывающим волнение и рас­терянность. Помехой на пути установления надлежащей психологи­ческой обстановки допроса становятся и отдельные психологические качества свидетеля, в частности недоверчивость, замкнутость, чрезмер­ная стеснительность, необщительность*.

*См.: Соловьев А.Б. Допрос свидетеля и потерпевшего. М., 1974, с. 44.

Во всех случаях допросу должна предшествовать беседа следователя со свидетелем. Беседа с учетом его взглядов, интересов, настроения, психологических особенностей способствует снятию психического на­пряжения, устранению недоверия, появлению готовности дать прав­дивые показания.

Еще большей психологической подготовки требует допрос потерпев­ших, о чем изложено нами в главе 7 данной работы.

Опытный следователь на допросе, целенаправленно воздействуя на личность допрашиваемого в рамках закона, умеет выбрать тот единст­венный катализатор, который открывает интимный мир человека, его душу. Одной из ведущих характеристик этого процесса является законо­мерность его динамики, установление последовательных этапов, рас­крытие психологических факторов, которые определяют особенности каждого из этапов.

Первая, внешняя сторона — это вводная часть допроса, в ходе кото­рой следователь получает от допрашиваемого анкетные данные: фа­милию, имя, отчество, год рождения семейное положение и т. д. Ее внутренним содержанием является определение обоими собеседниками пути своего дальнейшего поведения по отношению друг к другу.

Вторая стадия допроса — стадия перехода к психологическому кон­такту, под которым понимается готовность допрашиваемого к общению со следователем, к даче правдивых показаний. На этой стадии определя­ются такие общие параметры беседы, как ее темп, ритм, уровень напря­женности, основные состояния собеседников и главные аргументы, которыми они будут убеждать друг друга в своей правоте.

Способы установления психологического контакта весьма разнооб­разны и многочисленны. Их выбор зависит от сложившейся следствен­ной ситуации, особенностей личности, психологического состояния допрашиваемого и самого следователя. Психологический контакт может быть установлен путем воздействия на социально-психологические качества потерпевших, свидетелей. Иногда следователь добивается психо­логического контакта, пробуждая доверие к себе, интерес у потерпевших, свидетелей к общению стремлением найти общие склонности, увлечения.

Объяснив свидетелю, потерпевшему, в связи с чем они вызваны на допрос, следователь должен выслушать их свободный рассказ, что дает допрашиваемому возможность сосредоточиться, вспомнить обстоятель­ства, а следователю — избежать постановки наводящих вопросов, внушающего воздействия. Уважительность и доверие к показаниям сви­детелей и потерпевших должны быть обязательными для следователя. С его стороны недопустимы грубость, насмешки, подчеркнутая недовер­чивость, невнимательность, торопливость и т. п*.

*См.: Проблемы судебной этики. Под ред. Строговича М.С. М., 1974, с. 134.

В ходе свободного рассказа или после его окончания, если следо­ватель увидит, что допрашиваеммый значительно отклоняется от интере­сующих следствие обстоятельств, он может задавать дополняющие, уточняющие, контрольные вопросы. Следователь должен при этом вни­мательно следить за формой их постановки, за своей интонацией, кон­тролировать свою мимику и жесты, так как и они могут оказывать внушающее воздействие. Установив мотивы дачи ложных показаний, следователь должен стараться убедить недобросовестного потерпевшего, свидетеля в необходимости изменить позицию.

В ходе заключительной части допроса следователь различными спосо­бами (рукопись, машинопись, магнитофонная запись) фиксирует полученную в результате допроса информацию и представляет эту информацию уже в письменном виде допрашиваемому, который, подтвердив правильность записанного в протокол, его подписывает.

В ходе допроса между следователем и допрашиваемым происходит обмен информацией, в которой выделяются два аспекта: это словесный обмен информацией между допрашиваемым и допрашивающим и полу­чение информации о состоянии допрашиваемого и даже направление его мыслей путем наблюдения за его поведением (жесты, мимика, цвет кожных покровов и т. д.).

В ходе допроса всегда должно быть обеспечено тщательное наблюде­ние за допрашиваемым для установления его состояния, которое оп­ределяется по его внешнему виду, поведению, реакции на передаваемую ему информацию, на основании анализа его речи (темп, связность, повторения, отрывистость и т. д.). Так, например, неожиданные спаз­мы, изменения скорости и ритма звука или хохот, быстрое или поверх­ностное дыхание и постоянное прерывание других. рассматриваются как симптомы напряжения*.

_____________________________________________________________________________ *Шибутани Т. Социальная психология. М., 1969, с. 134.

Допрос потерпевших, свидетелей требует глубокого изучения их лич­ности, ее психологического содержания, что позволит оказать воспи­тательное воздействие на потерпевших и свидетелей с антиобщест­венными взглядами, частнособственической психологией, ведущих паразитический образ жизни, алчных, жестоких, трусливых, грубо на­рушающих нормы морали, тем более если эти социально-психологичес­кие отклонения вошли в число причин, условий, способствовавших совершению преступления.

Источник:
Психология допроса свидетелей и потерпевших
Психологические аспекты подготовки к допросу свидетелей и потер­певших складываются из следующих основных компонентов: 1) анализ материалов дела и круга вопросов, подлежащих выяснению; 2) изучение
https://rudiplom.ru/lecture/yuridicheskaya-psixologiya/1222.html

(Visited 1 times, 1 visits today)

CATEGORIES