Психология брака и семьи

Психология брака и семьи

Психология семьи и брака — отрасль психологии, изучающая проблемы брака и семьи с психологической, социологической, экономической, юридической и других точек зрения.
Психология семьи и брака — отрасль психологии, изучающая проблемы брака и семьи с психологической, социологической, экономической, юридической и других точек зрения.
Дезорганизация семьи — внутренняя нестабильность семьи, проявляющаяся в ее разрушении и ослаблении под влиянием внешних (социальных) и внутренних (психологических) факторов.
Закон семейного взаимодействия Боссарда — закономерность, согласно которой с увеличением членов семьи, происходящим в соответствии с арифметической прогрессией, число индивидуальных взаимодействий возрастает в геометрической прогрессии.
Педология — учение о развитии ребенка, придающее решающее значение биологическим, физиологическим и психологическим особенностям в формировании его характера и способностей.
Сексология — область научных исследований и знаний о половой жизни. Сексология изучает проблемы полового воспитания и просвещения, брака и семьи.
Сексология — научная дисциплина о биологических, психических и социальных аспектах поведения людей.
Семейная психотерапия — особый вид психотерапии, направленный на психологическую коррекцию отношений и на устранение психических расстройств в семье.
Социальная психология — отрасль психологии, изучающая закономерности:

— поведения человека в социальной организации;

— взаимоотношения людей в процессе совместной деятельности;

— развития нравственно-психологического климата в коллективе;

— возникновения и развития коллективных и личностных установок, мотивов, побуждений;

— возникновения и разрешения межличностных конфликтов;

— лидерства и индивидуального стиля деятельности;

— поведения и социально-психологической адаптации людей в стрессовых ситуациях и т.д.

— развитие и функционирование семьи как социального института и малой группы;

— брачно-семейные отношения, образцы семейного поведения, характерные для того или иного типа культуры, той или иной социальной группы;

— семейные роли, формальные и неформальные нормы и санкции в сфере брачно-семейных отношений.

Источник:
Психология брака и семьи
Психология семьи и брака — отрасль психологии, изучающая проблемы брака и семьи с психологической, социологической, экономической, юридической и других точек зрения. Психология семьи и брака —
http://www.glossary.ru/cgi-bin/gl_sch2.cgi?RPxo)urujo9!xls;o!o!hwgqg

Психология брака и семьи

Рождение детей почти всегда окончательно рассеивало возвышенно-романтическую дымку. Жалость (любовь) супругов друг к другу становилась грубее, но и глубже, она скреплялась общей ответственностью за судьбу детей и общей любовью к ним. Иногда, правда, и после рождения детей супруги сохраняли какие-то по-юношески возвышенные отношения, что не осуждалось, но и не очень-то поощрялось общественным мнением.

Семья без детей – не семья. Жизнь без детей – не жизнь.

Если через год после свадьбы в избе все еще не скрипит очеп и не качается драночная зыбка, изба считается несчастливой. Свадьбу в таких обстоятельствах вспоминают с некой горечью, а то стараются поскорее забыть о ней. Бездетность – величайшее несчастье, влекущее за собой приниженность женщины, фальшивые отношения, грубость мужчины, супружескую неверность и т.д. и т.п. Бездетность расстраивает весь жизненный лад и сбивает с ритма, одна неестественность порождает другую, и понемногу в доме воцаряется зло. Тем не менее бездетные семьи разрушались отнюдь не всегда. Супруги, чтя святость брачных отношений, либо брали детей «в примы» (сирот или от дальних многодетных родственников), либо мужественно несли «свой крест», привыкая к тяжкой и одинокой доле.

В нормальной крестьянской семье все дети рождались по преимуществу в первые десять-пятнадцать лет брачной жизни. Погодками назывались рождаемые через год. Таким образом, даже в многодетной семье, где было десять-двенадцать детей, при рождении последнего первый или самый старший еще не выходил из отрочества. Это было важно, так как беременность при взрослом, все понимающем сыне или дочери была не очень-то и уместна. И хотя напрямую никто не осуждал родителей за рождение неожиданного «заскребыша», супруги – с возмужанием своего первенца и взрослением старших – уже не стремились к брачному ложу. К ним как бы понемногу возвращалось юношеское целомудрие.

Преклонный возраст знаменовало не только это. Даже песни, которые пелись в пору возмужания и зрелости, сменялись другими, более подходящими по смыслу и форме. Если же в гостях, выйдя на круг, мать при взрослом сыне споет о «ягодиночке» или «изменушке», никто не воспримет это всерьез.

Физические и психические нагрузки так же постепенно снижались в старости, как постепенно нарастали они в детстве и юности. Это не означало экономической, хозяйственной бесполезности стариков. Богатый нравственный и трудовой опыт делал их равноправными в семье и в обществе. Если ты уже не можешь пахать, то рассевать никто не сможет лучше тебя.

Если раньше рубил бревна в обхват, то теперь в лесу для тебя дела еще больше. Тесать хвою, драть корье и бересту мужчине, находящемуся в полной силе, было просто неприлично.

Если бабушка уже не может ткать холст, то во время снованья ее то и дело зовут на выручку.

Без стариков вообще нельзя было обойтись многодетной семье. Если по каким-то причинам в семье не было ни бабушки, ни деда, приглашали жить чужую одинокую или убогую старушку, и она нянчила ребятишек.

Старик в нормальной семье не чувствовал себя обузой, не страдал и от скуки. Всегда у него имелось дело, он нужен был каждому по отдельности и всем вместе. Внуку, лежа на печи, расскажет сказку, ведь рассказывать или напевать не менее интересно, чем слушать. Другому внуку слепит тютьку из глины, девочке-подростку выточит веретенце, большухе насадит ухват, принесет лапок на помело, а то сплетет ступни, невестке смастерит шкатулку, вырежет всем по липовой ложке и т.д. Немного надо труда, чтобы порадовать каждого!

Глубокий старик и дитя одинаково беззащитны, одинаково ранимы. Нечуткому, недушевному человеку, привыкшему к морально-нравственному авторитету родителей, к их высокой требовательности, душевной и физической чистоплотности, непонятно, отчего это бабушка пересолила капусту, а дед, всегда такой тщательный, аккуратный, вдруг позабыл закрыть колодец или облил рубаху. Удерживался от укоризны или упрека в таких случаях лишь высоконравственный человек. И как раз в такие моменты крепла его ответственность за семью, за ее силу и благополучие, а вовсе не тогда, когда он вспахал загон или срубил новый дом. Конечно же, отношение к детям и старикам всегда зависело от нравственного уровня всего общества. Вероятно, по этому отношению можно почти безошибочно определить, куда идет тот или иной народ и что ожидает его в ближайшем будущем.

Другим нравственным и, более того, философским принципом, по которому можно судить о народе, является отношение к смерти. Смерть представлялась русскому крестьянину естественным, как рождение, но торжественным и грозным (а для многих верующих еще и радостным) событием, избавляющим от телесных страданий, связанных со старческой дряхлостью, и от нравственных мучений, вызванных невозможностью продолжать трудиться.

Старики, до конца исчерпавшие свои физические силы, не теряли сил духовных; одни призывали смерть, другие терпеливо ждали ее. Но как говорится в пословице: «Без смерти не умрешь». Самоубийство считалось позором, преступлением перед собой и другими людьми.

У северного русского крестьянина смерть не вызывала ни ужаса, ни отчаяния, тайна ее была равносильна тайне рождения. Смерть, поскольку ты уже родился, была так же необходима, как и жизнь. Естественная и закономерная последовательность в смене возрастных особенностей приводила к философско-религиозному и душевному равновесию, к спокойному восприятию конца собственного пути. Именно последовательность, постепенность. Старики нешумно и с некоторой торжественностью, еще будучи в здравом уме и силе, готовили себя к смерти. Но встретить ее спокойно мог только тот, кто достойно жил, стремился не делать зла и кто не был одиноким, имел родных. По народному пониманию, чем больше грехов, тем трудней умирать (Нельзя путать христианское религиозное сознание с суеверием, с которым оно всегда боролось. (Прим. авт.).

Совсем безгрешных людей, разумеется, не было, и каждый человек чувствовал величину, степен

Многие люди в глубокой старости выглядят внешне как молодые. Молодое, почти юношеское выражение лица – признак доброты, отсутствия на душе зла. Долголетие в известной мере зависит от доброты, здоровье тоже. Злоба порождает болезни, во всяком случае, так думали наши предки. С нашей точки зрения это наивно. Но наивность – отнюдь не всегда глупость или отсутствие высокой внутренней культуры.

Жизнь человеческая находится между двумя великими тайнами: тайной нашего появления и тайной исчезновения. Рождение и смерть ограждают нас от ужаса бесконечности. И то и другое связано с краткими физическими страданиями. Ребенку так же трудно во время родов, как и матери, но первая боль, как и первая брань, лучше последней. Смертный же труд человек встречает, будучи подготовленным жизнью, умеющим преодолевать физические страдания. Поэтому, несмотря на все многообразие отношения к смерти («сколько людей, столько смертей»), существовало все же народное отношение к ней – спокойное и мудрое. Считалось, что небытие после смерти то же, что и небытие до рождения, что земная жизнь дана человеку как бы в награду и дополнение к чему-то главному, что заслонялось от него двумя упомянутыми тайнами.

Стройностью и своевременностью всего, что необходимо и что неминуемо свершалось между рождением и смертью, обусловлены все особенности народной эстетики.

Еще милее становятся родные места, когда человек приложил к ним руки, когда каждая пядь близлежащей земли знакома на ощупь и связана с четкими бытовыми воспоминаниями.

Родной дом, а в доме очаг и красный угол были средоточием хозяйственной жизни, центром всего крестьянского мира. Этот мир в материально-нравственном смысле составлял последовательно расширяющиеся круги (В географическом смысле подобные круги возможны только на хуторах или около совсем крохотных деревень. (Прим. авт.), которые замыкали в себе сперва избу, потом весь дом, потом усадьбу, поле, поскотину, наконец, гари и дальние лесные покосы, отстоящие от деревни иногда верст на десять-пятнадцать.

Природа начиналась сразу же за воротами. Но чем дальше от дома, тем более независимой и дикой она становилась. В дальних малодоступных местах самые незаметные следы человеческого пребывания получали особое значение: зарубка, едва проторенная тропа, просто камень в ручье или приметное место, где человек отдыхал. Лесная нетронутая глушь в сочетании с такими редкими деталями, а также с различными случаями (например, встреча с медведем) приобретали волнующую неповторимость и вместе какую-то странную близость. Такой лес и пугал, и успокаивал, и мучил, и ласкал, и угнетал, и бодрил.

Человеку в той же мере, как тяга к общению, свойственно и стремление к уединению. Эти центростремительные и центробежные силы (если говорить языком физиков) уравновешивались в крестьянском быту одинаковыми возможностями. Потребность как в общении, так и в уединении проявлялась очень рано. В детстве тяга к уединению заметна, например, в игре «в клетку», когда ребенок играет в маленький, но все-таки в свой дом. В молодости необходимость уединения, особенно девического, сказывается еще ярче. Очень заметна она и в старости, не говоря уже о периоде супружеской жизни.

Белов В. Лад / Избранные произведения. М., 1984. Т. 3. С. 99-137.

Источник:
Психология брака и семьи
Рождение детей почти всегда окончательно рассеивало возвышенно-романтическую дымку. Жалость (любовь) супругов друг к другу становилась грубее, но и глубже, она скреплялась общей ответственностью за
http://psymania.info/femil/andreeva/istoki-6.php

Сайт помощи психологам, педагогам, студентам и родителям

Psinovo.ruсайт помощи психологам, педагогам, студентам и родителям.

педагогики, родителям и всем, кто интересуется психологией и воспитанием детей. Представлен раздел рефератов,

подборка контрольных и курсовых работ, библиотека учебных пособий и каталог книг по психологии. Для вас ряд

практических пособий по психологии, программ, различных упражнений, игр для диагностической, коррекционно

развивающей работы с детьми — дошкольного, младшего школьного возраста и подростками. Предлагаем — Каталог

психодиагностических методик, собраны лучшие методики психодиагностики. У нас найдётся самое необходимое.

Николай Гаврилович Чернышевский

Кубанский государственный университет

«Понятие семьи и брака»

Предмет: Общая теория социологии

Выполнила: студентка 2 курса ОЗО

ф-та Управления, спец. Психология

5 Неблагоприятные факторы и изменения .……………………………………7

Социология семьи, рассматриваемая в широком смысле как социологическая наука о семье, является старейшей интеллектуальной дисциплиной. Издревле все попытки осмысления общественной жизни людей, так или иначе, были связаны с пониманием семейно-ролевой организации. Интерес к происхождению человечества и к человеческой истории всегда сопровождается интересом к браку, семье, родству как специфическим формам существования, сохранения и возобновления жизни поколений.

Социология семьи в узком смысле как часть общей социологии, как теория «среднего уровня» рассматривает особую сферу жизнедеятельности и культуры согласованно действующей группы людей (семьи).

Частое упоминание семьи при обсуждении личностного развития призвано привлечь внимание к семейной системе. Для многих исследователей семья является краеугольным камнем в понимании личностного развития и социальных отношений. Семья заслуженно является объектом изучения многих академических величин. Семью составляют отдельные личности, чтобы понять закономерности функционирования семьи, необходим уровень анализа выше индивидуального.

Значение семь выходит далеко за пределы сохранения биологического вида.

Семью можно рассматривать как социальный институт, выполняющий функции репродукции общества и обеспечения психосоциального развития на протяжении всей жизни. Осуществление этих функций происходит за счет передачи социальных ценностей и норм, а также за счет обеспечения развития следующего поколения. Таким образом, семья выполняет две функции: социального контроля и содействия индивидуальному развитию. Члены семьи выполняют взаимные обязательства и принимают определенные ограничения ради оказания поддержки друг другу. Семейная поддержка, в свою очередь, способствует развитию индивида и общества.

В некотором отношении каждая семья – это уникальная система, обеспечивающая своим членам уникальную среду. Некоторые семейные структуры типичны для данного общества или социальной структуры, поскольку семья функционирует в определенных социально-культурных границах. По своей структуре семья в индустриализованном обществе лишь частично похожа на семью в обществе с сельскохозяйственным укладом. Преобладающая в обществе структура семьи неизбежно определяет способы, какими семья влияет на индивидуальное развитие.

В любом историческом периоде можно обнаружить значительные кросс- культурные различия в семейной жизни. В разных странах изменение семейной жизни происходило не одинаково. В Северной Европе традиционные семейные отношения вытесняются совместным проживанием и чуть ли не половина детей рождается вне брака. В Италии и Испании молодые люди довольно длительное время проживают вместе с родителями, а число детей у не состоящих в браке родителей остается относительно небольшим r. Продолжительное проживание молодых людей с родителями делает особенно актуальной проблему отношении между поколениями. Эта тенденция должна вызывать беспокойство, ecли речь идет о неспособности взрослых и детей достичь финансовой самостоятельности.

Социально- исторические изменения не только изменили семью, но и привели ; к возникновению совершенно новых ее форм. Примером могут служить семьи гомосексуалистов и лесбиянок. При сравнении детей, воспитывающихся лесбиянками, с детьми, воспитывающимися

одной гетеросексуальной матерью, не было обнаружено каких-либо различий в гендерной идентичности. Подобный результат указывает на неправомочность социального стереотипа о том, что нуклеарная семья — это необходимое условиенормального развития, и в то же время ставит под сомнение представления о зависимости гендерного развитие от родительских отношений

Существование этой формы приходится доказывать путём, основанной на непосредственно её проявлении. Будучи первой, после промискуитета и наиболее древней формой данного учреждения (низшая ступень дикости), она перестала существовать даже у самых отсталых дикарских племён. «Такое доказательство даёт система родства и свойства, пережившая на бесчисленный ряд столетий те брачные обычаи, от которых она произошла, и сохранившаяся ещё теперь, чтобы засвидетельствовать факт, что такая семья существовала тогда, когда эта система сложилась». Эта система – малайская.

Она выражает те отношения родства, которые должны были существовать в кровнородственной семье, и предполагает существование такой семьи для объяснения её собственного существования.

в то время, когда образовались эти степени родства, у китайцев существовала пуналуальная семья, необходимой предшественницей которой была кровнородственная семья.

Общественное состояние, которому свойственна кровнородственная семья, с логической необходимостью указывает на предшествующее состояние промискуитета». Далее следует привести утверждения Моргана, которые носят чисто социологический характер. Кровнородственная семья была первой организованной формой общества, она, несомненно, представляла улучшение предшествовавшего неорганизованного состояния, каково бы оно ни было. От этой формы семьи можно начинать историю человеческого прогресса, факторами которого является развитие домашних учреждений, изобретений и открытий.

Установив существование кровнородственной формы семьи будет легко доказать существование остальных форм семьи. Именно на этот вывод Морган будет опираться при следующем рассмотрении развития идеи семьи.

Переход к пуналуальной семье, как считает Морган, был вызван постепенным исключением родных братьев и сестёр из брачных отношений.

Главный фактор, который толкнул происхождение новой формы семьи, это родовая организация. На основе исследований Льюис Морган делает вывод, что во всех человеческих племенах, обладавших родовой организацией, в прошлом господствовала классовая организация. Учёный смог найти зачаток рода в австралийских классах и в гавайских группах. В австралийских классах было замечено два основных правила рода, а именно: запрещение брака между братьями и сёстрами и счёт происхождения по женской линии. Рассматривая ниже гавайские семьи, также найдётся зачаток рода.

Можно сказать, что пуналуальная семья выросла из обычая

«пуналуа», по которому гавайские семьи образовывались следующим образом: родные и коллатеральные сёстры считались жёнами группе «близких товарищей», то есть «пуналуа»; они друг другу не являлись родными братьями, они находились в отношении пуналуа, их связывало только то, что у них были общие жёны. Обычай «пуналуа» помог сложиться туранской системе родства.

Отсюда ясно, что эта форма семьи образовалась из кровнородственной семьи.

Прогресс общества от кровнородственной к пуналуальной семье был началом великого движения вперёд, которое подготовило путь для родовой организации, приведшей постепенно к синдиасмической, а, в конце концов, к моногамной семье. Влияние родовой организации на древнее общество было консервативным и в то же время возвышающим, потому что это учреждение явилось катализатором изменений, происходивших в то время в обществе.

Синдиасмическая и патриархальная семьи.

Морган рассматривает две эти формы семьи вместе, наверное, потому что считает их промежуточными при переходе к моногамии. Важно то, что Морган не отнёс к этим формам ни одну систему родства, видимо, он считает, что при существовании синдиасмической и патриархальной семьи

(низшая и средняя ступень варварства до появления моногамии на высшей ступени) господствовала туранская система родства.

Место больших групп, связанных брачными отношениями, заняли брачные пары, представляющие собой ясно выраженные, хотя лишь частично индивидуализировавшиеся семьи. В этой семье можно признать зародыш моногамной семьи, однако в ряде существенных отношений парная семья стояла ниже моногамной. Морган отмечает, что синдиасмическая семья была достаточно слабой организацией, так как в одиночестве она не могла преодолеть тягости жизни. Обыкновенно несколько таких семей жили в одном доме, образуя коллективное домохозяйство, в котором господствовало начало коммунизма домашней жизни. Данная форма брака была столь же своеобразна, как и семья.

Мужчины не выбирали жён, брак основывался не на чувстве, а на удобстве и необходимости. Устраивать браки своих детей было фактически предоставлено матерям, и о браках обыкновенно договаривались без ведома вступающих в брак, не спрашивая их согласия. Обычай бракосочетания придавал браку характер покупки. Продолжительность брака зависела от желания сторон, но потом общество стало противиться разводам. Другой чертой брачных отношений

Морган называет то, что от женщин стали требовать верности под угрозой жестокого наказания, которому её мог подвергнуть муж, не беря на себя того же обязательства.Привилегия была провозглашена привилегией мужчин, однако она ограничивалась отсутствием средств для того, чтобы ею пользоваться

Моногамия в сложившейся форме проявляется в позднейшем периоде варварства. Морган находит её зачатки в синдиасмической семье. Морган восстанавливает нам моногамную семью на ранней стадии её развития по описаниям древних писателей, которые в свою очередь подробно останавливаются на том, каково было положение женщины. Автор исследуемой мною работы склонен утверждать, что переход счёта происхождения из женской линии в мужскую повлиял неблагоприятным образом на положение и права жены и матери: «она оказалась одинокой в домохозяйстве своего мужа, изолированной от её родичей. Это должно было ослабить авторитет матери, значительно снизить её положение в обществе и остановить её повышение по социальной лестнице». Детально рассматривая моногамную семью у римлян и у греков,

Жизненный цикл семьи

Семейную жизнь можно рассматривать с точки зрения жизненного цикла, состоящего из последовательности переходов от одного периода развития к другому, причем каждый период характеризуется своими собственными задачами.

Семенная жизнь начинается с образования супружеского союза, с процесса, подразумевающего эмоциональную близость и взаимные обязательства.

Брак предполагает взаимную эмоциональную поддержку, изменение своих привычек и целей в соответствии с потребностями супруга (супруги) и новых членов семьи. Влияние супругов друг на друга заставляет обратится к вопросу о выборе супружеского партнера. Выбор супруга (-и) может приводить к закреплению личностных качеств или к формированию новых.

‘ Исследования, посвященные супружескому выбору, указывают на то, что люди склонны выбирать похожих на себя партнеров. Отмечается позитивное выборочное сближение (или выборочный брак) в отношении интеллектуального уровня, ценностей и диспозиций, при этом термин «выборочное сближение» означает всего лишь, что образование пар происходит не случайно. Таким образом, гипотеза сходства («Рыбак рыбака видит издалека») более обоснованна, чем гипотеза дополнительности (притяжения противоположностей).

Однако эффекты незначительны и варьируют в зависимости от черты, ценности или другого изучаемого параметра. Сходство супругов может отражать как социальные, так и личностные факторы. Как правило, люди чаще встречаются с похожими па них людьми, что объясняется влиянием семьи, образовательным уровнем, экономическим статусом, выбранной профессией.

Личные убеждения, цели, интериоризованные нормы и предпочтения могут усиливать сходство. Люди ищут похожих на себя людей, а в других — то, что ценят в себе.

. Для изучения личностного развития важно, что выбор супруга может повлиять на уровень личностной стабильности. Существуют два варианта.

Первый связан с отношением между личностными особенностями супругов.

Лонгитюлиые исследования указывают на то, что хотя со временем cyпруги и не становятся более похожими друг на друга по личностным качествам, общий опыт длительного общения поддерживает их изначальный уровень сходства; «при отсутствии общего опыта между ними усилились бы различям. Это влияние общей среды и общего опыта на личностные диспозиции безусловно пpoтиворечит утверждению о том, что факторы общей среды несущественны для личностного развития. Второй вариант связан |с внутриличностной организацией личностных переменных. Данные указывают на то, что выбор супружеского партнера, сходного с co6oй, способствует внутриличностной согласованности личностных атрибутов.

Супруги действительно со временем становятся более похожими друг на друга в плане интеллектуального функционирования и когнитивного стиля. Это естественный результат того, что супруги создают общую среду, которая, в свою очередь, формирует их паттерны мышления.

Точно установить причинные связи между супружеским выбором, супружеской удовлетворенностыо и супружеской стабильностью довольно трудно. Интимность и деликатность сферы супружеских чувств и поведения еще затрудняют исследование. Обнаружено, что интимность, выполнение взаимных обязательств, согласованность субъективных образовдруг друга и взаимных атрибуций, а так же общность ценностей являются предиктором долгих полноценных супружеских отношений.

Вполне вероятно, что качество отношений отражает и смягчает влияние личностных характеристик партнеров на психосоциальное функционирование. Стрессовые события, происходящие в период брака, и то, как пары справляются с этими трудными обстоятельствами,

не менее важны, чем устойчивые личностные неблагоприятные факторы, которые супруги вносят в брак. Позитивность между партнерами не только укрепляет супружеский союз, но и облегчает переход к выполнению родительских функций, а также способствует установлению позитивных отношении между родителями и детьми.

Выполнение родительских обязанностей приносит много трудностей.

Дело не только в том, что возникают новые отношения — отношения с ребенком, изменяется весь семейный уклад. С рождением детей изменяются отношения между супругами, взаимодействие с родственниками. Принятие супружеской парой решения о рождении ребенка — еще одно подтверждение влияния личного выбора на психосоциальное решение.

То, как признаются и выражаются эмоции в общении супругов и родителей с детьми, оказывает огромное влияние не только на супружеский союз, но и на развитие ребенка. Как отмечает Дикс, воспитание детей – это эмоциональный опыт, в котором присутствует больше радости, больше любви, больше гнева, и беспокойства, чем в любых других сферах жизни. Если позитивные чувства способствуют близости и умеренному стрессу, то негативные чувства провоцируют конфликт и усиливают негативное влияние напряжения.

Что касается заботы о ребенке, представленные выше данные свидетельствуют

О том, отношения ребенка с обоими родителями определяют его эмоциональное и когнитивное развитие. Другой вопрос — связаны ли с психической адаптацией ребенка конкретные стили воспитания. Этот вопрос имеет огромное социальное значение. Проблема дисциплинарной эффективности строгого родительского контроля, поощрения и наказания, в том числе и физического, остается предметом научных споров.

Анализируя задачи семьи на протяжении ее жизненного цикла, мы сосредоточились на решениях, связанных со вступлением в брак, рождением детей и совместным проживанием членов семьи. Хотя мы обратили особое внимание на внутрисемейную динамику, нельзя забывать и о роли социального принятия семейных структур. В разных культурах существует неодинаковое отношение к различным видам нуклеарных семей, к семьям без одного родителя и семьям с неродными родителями. Дальнейшие исследования в западных и не западных культурах должны раскрыть взаимодействующие семейные роли и социальное влияние на развитие личности ребенка и родителей.

Перед лицом неблагоприятных факторов и изменений

Некоторые семьи сталкиваются с нетипичными неблагоприятными факторами, которые нарушают нормальный жизненный цикл и могут угрожать развитию членов семьи. Любой данный неблагоприятный фактор может оказывать непосредственное и косвенное влияние. Смерть взрослого может означать потерю супруга, кормильца, родителя. Рождение ребенка с какими-либо отклонениями — серьезный стресс для родителей, неизбежно отражающийся на их отношениях с другими детьми. Точно так же болезнь, потеря работы, переезд и другие события могут привести к неожиданным изменениям, которые отразятся на развитии детей и подростков. Такие социальные факторы, как родственные связи, участие в общественной жизни, государственная поддержка могут смягчать психологическое воздействие подобных неблагоприятных обстоятельств.

Одно из серьезных неблагоприятных обстоятельств —материальные затруднения. Экономические проблемы могут провоцировать межличностные конфликты, усиливающие экономические эффекты. Если экономические затруднения присущи неимущим слоям населения, то хронические заболевания, безработица и потеря угрожают и представителям среднего класса. Во многих странах эти проблемы стоят особенно остро. Поскольку в разных странах ситуации складываются по-разному, влияние материальных затруднений на личностное и семейное развитие так же не одинаково.

В целом, на семейную жизнь может негативно повлиять чрезмерная погруженность родителей в работу, ненадежность профессионального статуса, потеря работы.-

Но ети обстоятельства могут по-разному влиять на членов семьи в зависимости от демографических, личностных и соииалыю-псгорнчсских факгоров.

Исследования, посвященные результатам развода, не оставляют никах сомнений в том, что разрыв отношений между родителями может иметь устойчивые негативнее последствия для ребенка. 0днако влияния эти носят сложный характер. Пол, возраст, влияние сверстников, индивидуальные различия родителей и детей, а также дальнейший супружеский статус разведенных родителей — все это о посредующие факторы.

1 Дж. Капрара, Д. Сервон «Психология личности»

2 Льюис Морган «Системы родства о свойства человека»

3 М. М. Ковалевский « Очерк происхождения и развития семьи и собственности»

Источник:
Сайт помощи психологам, педагогам, студентам и родителям
Понятие семьи и брака
http://psinovo.ru/referati_po_psichologii_i_pedagogike/ponyatie_semi_i_braka.html

(Visited 1 times, 1 visits today)

CATEGORIES