Институт психологии ран

Издательство «Институт психологии РАН»

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ НАУКА В РОССИИ XX СТОЛЕТИЯ: проблемы теории и истории

Москва 1997

Издательство «Институт психологии РАН»

Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории. Под ред. А.В. Брушлинского. — М.: Издательство «Институт психологии РАН», 1997. — 576 с.

Абульханова-Славская К.А., Анцыферова Л.И., Брушлинский А.В. и д.р.

В.В.Знаков, В.А.Кольцова, Ю.Н.Олейник, Б.Н.Тугайбаева

В книге дана общая характеристика психологической науки в России XX века и на этом фоне проанализированы некоторые основ­ные линии развития в психологии личности, в социальной психоло­гии и психологии познания. Особое внимание уделяется психологии субъекта, которая становится все более актуальной проблемой для наук о человеке.

Для психологов, философов, социологов, педагогов и студентов со­ответствующих специальностей.

Издание осуществлено при поддержке Российского Гуманитарного Научного Фонда (РГНФ) (Проекты ц 96-03-16154 и ц 96-03-04447)

1 Издательство «Институт психологии РАН», 1997

В предлагаемой книге, написанной группой авторов, пред­принята попытка проанализировать и обобщить лишь некото­рые наиболее существенные тенденции, принципы, пути и итоги развития психологической науки в России XX столетия. Такое обобщение — сколько-нибудь полное и систематичес­кое — является исключительно трудной задачей (ввиду гиган­тского объема подлежащего изучению материала). Эта задача может быть решена лишь в будущем и притом силами очень большого авторского коллектива, хотя многое для ее решения уже сделано в известных трудах наших специалистов по ис­тории отечественной психологии Е.А.Будиловой, А.В.Петровс­кого, С.Л.Рубинштейна, А.А.Смирнова, Б. М. Теп лова, М.Г.Яро-шевского и других.

Основной замысел нашей книги — довольно скромный. Он состоит в том, чтобы на фоне общей и краткой характеристи­ки психологии в нашей стране (за последнее столетие) попы­таться раскрыть некоторые главные линии развития лишь в психологии личности, социальной психологии и психологии по­знания. В этих областях науки особенно отчетливо выходит на передний план психология субъекта, которая становится все бо­лее актуальной проблемой для всего цикла наук о человеке.

Человек объективно выступает (и, следовательно, изучается) в системе бесконечно многообразных противоречивых качеств. Важнейшее из них — быть субъектом, т. е. творцом своей ис­тории, вершителем своего жизненного пути: инициировать и осуществлять изначально практическую деятельность, общение, поведение, познание, созерцание и другие виды специфичес­ки человеческой активности — творческой, нравственной, сво­бодной.

Субъект — это человек, люди на высшем (для каждого из них) уровне активности, целостности (системности), автоном­ности и т. д.

В психологической науке данная проблема наиболее глубо­ко разработана в трудах С.Л.Рубинштейна, Д.Н.Узнадзе, отча­сти Б.Г.Ананьева и некоторых представителей гуманистичес­кой психологии. Сейчас она раскрывается в исследованиях К.А. Абульхановой-Славской, Л.И.Анцыферовой, В.В.Белоуса, А.В. Брушлинского, Б.А.Вяткина, Л.Я.Дорфмана, А.Л.Журав­лева, В.В.Селиванова, В.И.Слободчикова, А.С.Чернышева, В.Д.Шадрикова и др.

В разработке этой, как и многих других проблем психоло­гической науки есть еще много дискуссионного, неустоявше­гося, нуждающегося в дальнейшем изучении и обсуждении. Это нашло свое отражение и на страницах данной книги (тем бо­лее что и ее авторы, занимая по многим вопросам более или менее общую позицию, в ряде случаев также имеют разные точки зрения, например, на теорию Л.С.Выготского).

Одна из главных трудностей при написании нашей книги заключалась в том, чтобы внутреннюю логику развития пси­хологической науки раскрывать в единстве с системой внешних условий (политических, идеологических, экономических и т. д.), так или иначе влияющих на научные исследования. И до Октябрьской революции 1917 г., и особенно после нее поли­тика и идеология, а также различные богословские и философ­ские течения (идеализм, материализм и др.) оказывали очень

Сеченов стоял в основном на материалистических позици­ях и поэтому был вытеснен из университетской психологи­ческой науки, где господствующее положение занимали фило­софы и психологи идеалистического направления (в универ­ситетах он мог работать только в качестве физиолога). Как справедливо отмечал Рубинштейн, «в силу того, что Сеченов лишен был возможности создать в университете свою достаточ­но крепкую школу психологов, свои, им подготовленные кад­ры, когда наступил советский, послеоктябрьский период, не оказалось у нас психологов, которые шли бы от Сеченова»3.

Таким образом, в дореволюционную эпоху официальная пси­хологическая наука занимала в основном идеалистические по­зиции, выступая против материализма, а после победы Советс­кой власти, наоборот, все более господствующие высоты на уров­не государственной идеологии начал захватывать материализм.

Для психологической науки это прежде всего означало, что психику, познание и т. д. в обязательном порядке стали ква-

1 Энциклопедический словарь. Россия. Спб, 1898, с. 834.

3 Рубинштейн С.Л. Принципы и пути развития психологии. М., 1959, с. 247.

Вместе с тем необходимо отметить, что термин «отражение» в позитивном смысле отчасти использовали в своих философс­ких и психологических работах весьма квалифицированные спе-

1 См., например, Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1990, с. 476.

2 Ленин В.И. Собр. соч., 5-е изд., т. 29, с. 194 (подчеркнуто нами — Ав­торы.).

3См., например, Несмелов В.И. Наука о человеке. Казань, 1906.

циалисты, очень далекие от марксистско-ленинской философии

Если взять советскую философию и психологию прежних де­сятилетий, то наиболее глубокую и поныне перспективную раз­работку проблем психики, психического отражения, сознания, познания и т. д. можно найти в таких трудах, как например: Рубинштейн С.Л. «Бытие и сознание» (М., 1957); Копнин П.В. «Философские идеи Ленина и логика» (М., 1969); Ильенков Э.В. «Идеальное» («Философская энциклопедия», т. 2, 1962) и др. В этих трудах в той иной степени представлен «третий» путь в философии — третий по отношению и к материализ­му, и к идеализму. Но в тот период он мог называться, конеч­но, только диалектическим материализмом.

Таким образом, взаимосвязи между творчеством в науке и официальной советской идеологией были достаточно сложны­ми и многозначными. Еще более сложными они становились в тех многочисленных случаях, когда идущая от Маркса, Эн­гельса и Ленина официальная философия вообще в принципе не могла непосредственно направлять развитие новейшей на­уки, ушедшей далеко вперед по сравнению с эпохой вышеука­занных классиков.

Таким образом, официальная идеология не всегда могла пря­мо и непосредственно диктовать свои условия для неудержи­мого развития психологии и других наук. Более того, для всех честных и квалифицированных советских психологов пред­ставляемая ими наука всегда была частью всей мировой пси­хологии. Поэтому выражения типа «советская психология» зву­чали для них очень условно. Неслучайно один из главных кол­лективных обобщающих трудов, опубликованный в конце 50-х годов, получил наиболее адекватное название «Психологичес­кая наука в СССР» (т. I, 1959, т. II, 1960).

В настоящее время в нашей стране существует свобода сло­ва, мысли, творчества, благодаря чему стало возможным напи­сать данную книгу.

Книга подготовлена группой специалистов.

Авторы: Предисловия — А.В.Брушлинский, 1-й, 2-й и 3-й глав — В.А.Кольцова, Ю.Н.Олейник и Б.Н.Тугайбаева; 4-й главы — Л.И.Анцыферова (§ 1) и А.В.Брушлинский (§2); 5-й главы — А.В.Брушлинский; 6-й главы — К.А.Абульхано-ва-Славская; 7-й главы — К.А.Абульханова-Славская (§1,2, 3) и В.А. Кольцова (§ 1); 8-й главы — В.В.Знаков; 9-й гла­вы — А.В.Брушлинский.

В подготовке рукописи к печати участвовали также Т.С.Большакова, Н.Е.Грушенкова и Е.В.Толоконникова.

Книга предназначена для психологов, философов, социоло­гов, педагогов и студентов, готовящихся к психолого-педагоги­ческой работе.

ПСИХОЛОГИЯ В РОССИИ НАЧАЛА XX ВЕКА

§ 1. Состояние психологического знания в России в начале XX века

Отражением возрастающей роли психологии в обществе яв­лялось обращение к психологическим вопросам специалистов-практиков: педагогов, работников различных промышленных сфер труда и военных областей [20; 32]. Анализ их работ сви­детельствует о широте психологической проблематики, ориги­нальности выводов, которые делались ими непосредственно на основе конкретной деятельности. В число обсуждаемых специ­алистами вопросов включались: психологические проблемы бе­зопасности труда, его рациональной организации, обеспечения и поддержания необходимой работоспособности человека (в том числе в сложных условиях), подбора и подготовки кадров и мно­гие другие.

К сожалению, не всегда ответы на эти назревшие и уже от-селектированные практикой вопросы, могли быть найдены в на­учной психологической литературе. И в этом смысле реальная действительность в постановке многих вопросов опережала пси­хологическую науку и являлась в силу этого важным стимулом для ее развития: она ставила перед наукой новые проблемы и побуждала к их решению, а главное — к поиску тех методов, ко­торые позволяли бы строго научно исследовать и объяснять явле­ния и феномены, обнаружившие свою практическую значимость.

Уровень интереса к психологии, признания ее научной и практической ценности отражался и во все более частом и на-

стоичивом включении в рассмотрение психологических про­блем представителей научного сообщества и художественной интеллигенции. Возрастал авторитет психологии. Она стано­вилась предметом внимания специалистов смежных наук и практических сфер: врачей, педагогов, физиологов, этнографов, языковедов, юристов, биологов. Ее использовали и при анали­зе социальных явлений, социально-психологических процессов, происходящих в обществе [7].

Немалое место на страницах журналов уделялось и собствен­но научным психологическим материалам. Так, «Вестник зна­ния», журнал научно-популярной ориентации давал возмож­ность русской читающей публике ознакомиться с трудами ведущих представителей нового экспериментального направ­ления. В приложениях к журналу публиковались работы В.Вундта «Естествознание и психология» (1907), В.Иерузале-ма «Руководство по психологии» (1907), Дж.Болдуина «Пси­хология и ее методы» (1908), Т.Рибо «Экспериментальный метод в психологии» (1911), Г.Карринга «О методах психоло­гии» (1904), что позволяло составить представление о состоя­нии мировой психологии.Здесь же мы находим статьи отече­ственных ученых, посвященные проблемам сравнительной

психологии (А.А.Вагнер), психофизиологии (В.М.Бехтерев), педагогической психологии (А.Ф.Лазурский, Г.И.Челпанов, А.П.Нечаев) и др. Симптоматично то, что активно обсуждают­ся и вопросы, касающиеся развития психологической науки в России в целом: ее статуса, места в системе научного знания, специфики ее предметной области и методов исследования, границ ее возможностей [10; 33; 34; 39; 40 и др.].

На волне интереса к психологии возникает стремление ох­ватить ею и осветить с ее позиций самые разнообразные явле­ния и стороны жизни. В русских «толстых» журналах появ­лялись, например, статьи: «Психология театра» («Мир Божий», ц 2, 1902), «Из психологии мысли и творчества» («Жизнь», ц

1, 1901), «Мистика в области психологии», («Образование», цц 7-8, 1900),»Душевная слабость и ее значение в общественной жизни и художественом творчестве» («Русская мысль», цц 1-

2, 1899), «Психофизиологические условия таланта» («Русская мысль», ц 7, ц 9, 1905), «Загадки Диониса (к психологии твор­ческого экстаза)» («Вестник Европы», ц 7, 1916) и т. д. Воп­росы влияния музыки на человека, изучения метафизических явлений и гипнотизма, полового воспитания, любви, воли и ра­зума, темперамента и характера, социальной психологии и мно­гие другие становились предметом обсуждения в массовой печати России начала XX века.

Уже этот короткий экскурс в историю популярных журна­лов литературного и общенаучного характера свидетельствует о том, что психология прочно занимала одно из ведущих мест в общественном сознании, значительно опередив по популяр­ности и вызываемому к себе интересу многие другие интен­сивно развивающиеся области знания.

В конце XIX начале XX вв. в России существовал один соб­ственно психологический журнал — «Вопросы философии и психологии» (под ред. Н.Н.Грота, затем Л.М.Лопатина). Парал­лельно возникает ряд журналов психолого-медицинского и пси­холого-педагогического профиля, это: «Вестник психологии, криминальной антропологии и педологии» (под ред. В.М. Бех­терева), «Вопросы нервно-психической медицины» (ред. И.А. Сикорский), «Вопросы психиатрии и неврологии» (ред.М.Ю. Лахтин), «Психотерапия» (ред. Н.А.Вырубов), «Вестник воспита­ния», «Педагогическое образование» и др. К вопросам психологии обращались издания и других, смежных с ней дисциплин (право­ведения, криминалистики, социологии, этнографии и др.).

Эта традиционно свойственная русской культуре глубокая психологичность, склонность к психологическому мировоспри­ятию и самоанализу подпитывалась сложившейся в обществе предреволюционной ситуацией. На фоне углубляющихся со­циальных противоречий в русском обществе, возрастали кри­тичность и недоверие к авторитетам и традиционным обще­ственным ценностям, происходили глубокие изменения в си­стеме оценок разных сторон жизни, углублялись процессы индивидуализации. А это, в свою очередь, было благоприятной почвой для усиления роли психологического фактора, стремя­щегося перенести «центр тяжести из области правил и законов в сферу человеческой совести, т. е. поставить личность на мес­то общества» [33, с. 6]. Интерес к мотивам поступков, к «психо­логической подкладке» отмечается и в разных сферах практи­ки — в области правосудия, семейных отношений, в педагоги­ческой деятельности.

События общественной жизни как бы давали толчок для про-

1 Подробнее об этом см. статью В.А.Кольцовой, А.М.Медведева [23]. 14

буждения и развития творческой мысли, определяли ее направ­ленность — человек и его душевный мир. «Мысль, закупорен­ная со всех сторон всевозможными «разъяснениями», «распоря­жениями», направилась на область, независимую от попечения свыше — на душевную жизнь человека. Психология все больше подвигается к центру умственных интересов общества» [40, с. 563].

Сказывалась и специфика переживаемого периода — нача­ло нового столетия, как правило сопровождающегося всплескам мистических умонастроений. Появляющиеся интересы в этой области влекли за собой возникновение многочисленных око­лонаучных изданий, обещающих решить практически все воп­росы душевной жизни; «Спиритуалист», «Вестник загробной жизни», «Таинственное» и т. п.

Междисциплинарные связи психологии с другими наука­ми не ограничивались сферами «психология-философия», «пси­хология-физиология», но включали широкий круг взаимодей­ствующих с психологией научных дисциплин. Это существенно

расширяло область психологических исследований, обусловли­вая возникновение новых проблем на стыке разных наук, от­крывая путь к более глубокому, многостороннему, комплексно­му рассмотрению исследуемых в психологии феноменов.

В этом отношении показательна деятельность Московско­го психологического общества, основанного в 1885 г. при Мос­ковском университете (до 1888 г. общество возглавлял М.М.Троицкий, затем его сменяли на этом поприще Н.Я.Г-рот и Л.М.Лопатин). Членами общества были ученые разных научных направлений и ориентации — выпускники и пре­подаватели историко-филологического и других факультетов Университета, представители естественно-научных дисцип­лин, прежде всего врачи-психиатры. Наряду с учеными тра­диционного, философско-ориентированного подхода в психо­логии (Н.Я.Грот, Г.И.Челпанов, С.Трубецкой, М.Лопатин), в руководстве обществом были также сторонники естественно­научного, экспериментального течения (С.С.Корсаков, А.А.То-карский). В числе почетных и действительных членов Мос­ковского психологического общества состояли лидеры ново­го естественно-научного течения в психологии — И.М.Сеченов, В.М.Бехтерев и др.

Данное общество было тесно связано с зарубежными науч­ными центрами и учеными. В состав его иностранных членов входили А.Бэн, Г.Спенсер (Англия), В.Вундт (Германия), У.Д­жемс (США), Т.Рибо и Ш.Рише (Франция) и др.

В Обществе был представлен практически цвет русской ин­теллигенции: B.C. Соловьев, Г.Е. Струве, А.Ф. Кони, И.П. Мер-жеевский, В.И. Вернадский, Л.Н .Толстой, К.М. Быховский, Г.Н. Вырубов, Е.В. Де-Роберти и др. Их мнения и суждения по наиболее важным, ключевым вопросам, волнующим общество, высказанные с трибуны Московского психологического общества или со страниц его печатного органа — журнала «Вопросы фи­лософии и психологии» — играли большую роль и, что очень важно, способствовали росту авторитета психологии как науки.

На страницах журнала «Вопросы философии и психологии» обсуждался широкий круг собственно психологических воп­росов. Предметом рассмотрения были психологические аспек­ты искусства, литературы, проблемы нравственно-этического характера. Журнал, организуя активную полемику на наибо­лее острые, актуальные, волнующие общество темы, привлекал к своей деятельности представителей разных сфер и течений

Выделившаяся в самостоятельную науку в конце XIX начале XX вв., российская психология в идейном и содержательном планах не представляла собой монолитного, гомогенного обра­зования, а включала ряд мощных течений и направлений.

Первое из них было представлено психологической наукой, развивающейся главным образом на историко-философских и филологических факультетах университетов, а также в духов­ных академиях. Главными ее выразителями были универси­тетские профессора психологии и философии, отстаивающие идею субстанциальности психики, ее независимости от мате­риального мира и выступающие за использование описатель-

но-интуитивных методов ее постижения.

Бурное развитие естествознания в России подготовило по­чву для возникновения альтернативного подхода, включающе­го сторонников экспериментального пути развития психоло­гии и концентрирующегося вокруг сеченовской программы опытного и объективного изучения психики.

Наконец, третье направление занимало как бы промежуточ­ное положение: не отрицая возможности использования экс­периментальных методов в психологическом исследовании, оно в то же время существенно ограничивало сферу их примене­ния, взяв за основу вундтовское понимание психики и спосо­бов ее изучения. Таким образом, в психологии в России к на­чалу XX века, в момент ее самоопределения как научной дис­циплины реально существовало три главных направления, характеризующих различные взгляды на понимание сущнос­ти психического и методов его исследования: идеалистичес­кое (описательное), эмпирическое (интроспективное), естествен­но-научное (опытное). Выбор той или иной из указанных аль­тернатив определялся общими методологическими установками исследователя, его включенностью в решение практических задач.

§ 2. «Эксперименталььная» психология

Мощное течение в психологической мысли России было представлено так называемой экспериментальной психологи­ей. Становление направления, базирующегося на эксперимен­тальном методе исследования психических явлений, осуществ­лялось под воздействием как общих тенденций развития ми­ровой психологической науки, так и специфических социо-культурных предпосылок и условий развития отечествен­ного психологического знания.

Следует отметить, что именно возникновение этого направ­ления знаменовало принципиально новый этап в истории пси­хологии в России — обретение ею статуса самостоятельной об­ласти научного знания. С.Л.Рубинштейн подчеркивал, что вве­дение эксперимента не только вооружило психологию «новым для нее мощным методом научного мышления, но и по-ново­му поставило вопрос о методике психологического исследова­ния в целом, выдвинув новые требования и критерии научности всех видов опытного исследования в психологии» [41, с. 71-72].

Источник:
Издательство «Институт психологии РАН»
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ НАУКА В РОССИИ XX СТОЛЕТИЯ: проблемы теории и истории Москва 1997 Издательство «Институт психологии РАН» Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и
http://poisk-ru.ru/s10191t2.html

Институт психологии РАН

Институ?т психоло?гии Росси?йской Акаде?мии Нау?к — исследовательское учреждение, входящее в состав секции философии, психологии, социологии и права при Отделении общественных наук РАН. Основан в 1971 году.

Институт включает 10 научных подразделений (лабораторий):

Также в ИП РАН действуют редакционно-издательский отдел (начальник отдела — д.психол.н. В. И. Белопольский) и отдел по связям с общественностью (начальник отдела — К. Б. Зуев).

В институте работает более 20 докторов наук и более 100 кандидатов наук.

В 1945 году при Институте философии АН СССР под руководством заместителя директора, члена-корр. АН СССР С. Л. Рубинштейна был создан Сектор философских проблем психологии. В 1949 году в ходе кампании по борьбе с космополитизмом Рубинштейн был отстранён от руководства Сектором, а впоследствии на непродолжительное время сектор был распущен: так, 17 августа 1951 года на заседании Президиума АН (протокол № 60, постановление 527) была изменена структура института, и психологического сектора в нём уже не оказалось. Уже через пять лет подразделение было реорганизовано и восстановлено: 30 сентября 1955 года в составе института по постановлению Президиума АН № 492 был создан сектор психологии [1] . С 1955 года и до своей смерти сектором руководил Рубинштейн, а в 1960—1972 годах — Е. В. Шорохова [2] .

Тем не менее, формально институт был основан решением Президиума АН СССР от 16 декабря 1971 года [3] . Весной и летом 1972 года создавались новые подразделения, набирались научные сотрудники. Осенью 1972 года в Институт психологии в полном составе перешло научное подразделение из Института философии АН СССР — сектор философских проблем психологии под руководством Е. В. Шороховой. С 1972 года в новом институте развернулась активная научная деятельность: начали работать семинары, на которых выступали и дискутировали сотрудники всех лабораторий, готовились первые публикации. Параллельно также проходили и строительно-ремонтные работы: при участии всех сотрудников происходила перепланировка помещений, готовились экспериментальные комплексы.

История Института психологии связана с такими именами, как член-корр. АН СССР, проф. Б. Ф. Ломов (создатель и первый директор Института с 1971 по 1989 год); член-корр. РАН, проф. А. В. Брушлинский (директор с 1989 по 2002 год); первый лауреат золотой медали имени В. М. Бехтерева, заслуженный деятель науки России, основатель научной школы по психологии творческого мышления и интуиции проф. Я. А. Пономарёв; создатель субъективной психофизики проф. К. В. Бардин; член-корр. АПН СССР, известный психофизиолог проф. В. Д. Небылицын, известный нейрофизиолог, создатель научной школы проф. В. Б. Швырков, психолог и организатор науки проф. В. Н. Дружинин, известный социальный психолог М. И. Бобнева и др.

В 2002—2017 годах директором института был акад. А. Л. Журавлев. С 2017 года обязанности директора исполняет член-корр. РАН Д. В. Ушаков.

При институте есть издательство «Институт психологии РАН». C 1980 года выпускается «Психологический журнал» (основан Б. Ф. Ломовым). Научная база Института включает более 20 организаций и обществ.

В память о Б. Ф. Ломове на здании Института установлена мемориальная доска.

Источник:
Институт психологии РАН
Институ?т психоло?гии Росси?йской Акаде?мии Нау?к — исследовательское учреждение, входящее в состав секции философии, психологии, социологии и права при Отделении общественных наук РАН.
http://ru-wiki.org/wiki/%D0%98%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%83%D1%82_%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B8_%D0%A0%D0%90%D0%9D

Институт психологии ран

А. Л. Журавлев директор Института психологии ран концентрированное изложение

ОСНОВНЫЕ ИТОГИ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ИНСТИТУТА ПСИХОЛОГИИ РАН ЗА 2010 ГОД

директор Института психологии РАН

Концентрированное изложение наиболее крупных и значимых научных событий в жизни Института психологии РАН (ИП РАН) за 2010 г. позволяет за короткий период заново их пережить и увидеть общую панораму того, из чего собственно и складывалась научно-исследовательская работа (НИР), подвести итоги которой нам необходимо совместно. В течение 2-х дней мы сможем также увидеть и обсудить некоторые результаты 2010 г. через наиболее интересные фрагменты выполнения научно-исследовательских тем по лабораториям ИП РАН.

В отчетном докладе, скорее, будет указана та научная продукция, в которой были сформулированы новые результаты НИР, нежели подробно будет изложено само их содержание. Прежде всего будут даны небольшие комментарии к итогам НИР, позволяющие не только их оценить, но и наметить некоторые перспективы дальнейших исследований.

В начале отчетного доклада целесообразно выделить наиболее характерные научно-организационные условия деятельности ИП РАН, которые в той или иной степени повлияли на характер выполнения планов НИР в 2010 г. и в совокупности составили некую специфику отчетного года.

Во-первых, 2010 г. – это первый полный год выполнения плана мероприятий ИП РАН, направленных на реализацию критических замечаний, пожеланий и предложений Комиссии по комплексной плановой проверке деятельности Института, состоявшейся в 2009 г. Дирекции и заведующим лабораториями ИП РАН приходилось регулярно обсуждать позиции принятого плана и вырабатывать пути выполнения конкретных его пунктов. В результате такой постоянной работы заметная его часть, хотя далеко не всё, была реализована в 2010 г., и это, конечно, требовало определенного времени и усилий сотрудников ИП РАН. Весь план рассчитан на 2-3 года (см. публикацию в «Психологическом журнале». 2010. № 1), поэтому он по-прежнему должен оставаться в центре внимания, а его выполнение должно активно продолжаться в ближайший период.

Во-вторых, 2010 г. – это первый год выполнения новых 3-летних научно-исследовательских тем лабораторий ИП РАН, поэтому требовалось делать некоторые уточнения и коррекции в содержании отдельных НИР, календарных планах их выполнения и особенно в формах и объемах предполагаемых промежуточных результатов. Следовательно, выполнялось то, что обычно сопровождает начало всякого крупного и ответственного дела.

В-третьих, в 2010 г. состоялось уже второе подряд сокращение государственного финансирования научных учреждений РАН, кроме защищенных статей госбюджета – заработной платы сотрудников и стипендии аспирантов. Данное сокращение существенно сказалось на таких статьях расходов бюджета, как: научные командировки, приобретение оборудования и мебели, издание научных трудов и т.д. Понятно, что экономический кризис 2008-2009 гг. не мог не затронуть интересы РАН. Все это, в свою очередь, не могло не сказаться, по меньшей мере, на психологическом комфорте выполнения НИР ИП РАН, однако, это повлияло, скорее всего, и на эффективность работы сотрудников.

В-четвертых, 2010 г. – это год юбилеев целого ряда крупных ученых-психологов, успешно работавших в нашем Институте:

90-летие со дня рождения Я.А.Пономарева, известного методолога и теоретика в психологии, основателя отечественной психологии творчества как отрасли и научной школы в психологической науке, сформировавшейся в стенах нашего Института;

80-летие со дня рождения В.Д.Небылицына, тонкого экспериментатора в психологии, одного из основателей дифференциальной психофизиологии и яркого продолжателя соответствующей научной школы, основы которой были заложены его учителем Б.М.Тепловым;

55-летие со дня рождения В.Н.Дружинина, известного специалиста в области экспериментальной психологии, в исследовании общих способностей, заложившего основы современного изучения психологии интеллекта и креативности.

2010 г. – это юбилейный год в истории мировой и отечественной экспериментальной психологии, связанный с важнейшими научно-историческими событиями:

150-летие выхода в свет известной книги Г.Фехнера «Элементы психофизики» (1860 г.), положившей начало экспериментальному исследованию психофизических явлений и в целом – научной психологии;

125-летие создания В.М.Бехтеревым первой в России лаборатории экспериментально-психологических исследований на базе Медицинской академии в Казани (1885 г.), с которой собственно и началось становление отечественной экспериментальной психологии.

Перечисленным юбилейным датам и научным событиям в течение 2010 г. были посвящены крупные научные конференции, организованные непосредственно нашим Институтом, а также совместно с другими научно-образовательными учреждениями г. Москвы. Имеются в виду следующие.

Всероссийская научная конференция «Психология творчества: наследие Я.А.Пономарева и современные исследования», проходившая 27-29 сентября 2010 г. на базе Пермского государственного института искусства и культуры при научном и организационном участии сотрудников ИП РАН, прежде всего лаборатории психологии и психофизиологии творчества;

Всероссийская научная конференция «Психология интеллекта и творчества», проведенная 7-8 октября 2010 г. на базе ИП РАН и организованная силами прежде всего сотрудников лаборатории психологии способностей и ментальных ресурсов имени В.Н.Дружинина;

Московская научная конференция «Дифференциальная психофизиология: история и современное состояние», проходившая 21 октября 2010 г. на базе ИП РАН и организованная дирекцией нашего Института при участии представителей Психологического института РАО, Университета РАО, Российского университета дружбы народов и др.

Всероссийская научная конференция «Экспериментальная психология в России», проведенная 17-19 ноября 2010 г. на базе Московского государственного психолого-педагогического университета и ИП РАН и организованная сотрудниками прежде всего лаборатории психологии познавательных процессов и математической психологии ИП РАН.

Организация четырех перечисленных юбилейных научных мероприятий потребовала от многих сотрудников ИП РАН продолжительной напряженной работы по их подготовке и достойному проведению, с чем они успешно справились.

Раздел I. Основные результаты выполнения научных программ

В 2010 г. научные сотрудники РАН продолжали разработку крупных комплексных программ РАН разного статусного уровня.

1. В лабораториях ИП РАН активно выполнялись два научных проекта по известной и значимой программе фундаментальных исследований Президиума РАН «Фундаментальные науки – медицине».

Первый проект по теме: «Разработка и тестирование нового метода оценки клинического нарушения гиппокамп-зависимых состояний сознания и памяти» выполнялась в лаборатории психофизиологии имени В.Б.Швыркова (научный руководитель — Ю.И.Александров.

Второй проект (научный руководитель – Н.В.Тарабрина) по Программе Президиума РАН «Фундаментальные науки — медицине» выполнялся в лаборатории психологии посттравматического стресса по теме «Психофизиологические механизмы эмоционального реагирования на психическую травму, вызванную диагностированием угрожающего жизни заболевания (на примере рака молочной железы — РМЖ)».

Реализованный в данной работе подход позволил, с одной стороны, исследовать специфику эмоционального реагирования на различную информацию, в том числе и относящуюся к психотравмирующей ситуации, а с другой – проанализировать некоторые регуляторные механизмы, связанные с возникновением посттравматического стресса.

2. Среди других программ фундаментальных исследований Президиума РАН в последние годы активно разрабатывается широко известная программа «Экономика и социология знаний» (научные соруководители – академики РАН Г.В.Осипов и В.А.Садовничий). В 2010 г. представители ИП РАН (А.Л.Журавлев и Т.А.Нестик), хотя и на общественных началах, приступили к разработке научного направления под предварительным названием «Социальная психология знаний». За отчетный период была обоснована социально-психологическая природа знаний, определена специфика социально-психологического подхода к изучению процессов обмена знаниями в организации.

Анализ ведущихся в ИП РАН исследований позволяет утверждать, что наш Институт имеет хороший потенциал для включения новых сотрудников в разработку данной Программы Президиума РАН, однако, для этого необходимо добиться дополнительного целевого финансирования, что сделать крайне сложно, так как состав организаций-исполнителей уже сложился, причем достаточно давно.

3. По продолжающейся программе фундаментальных исследований Отделения общественных наук РАН «Социально-политическая и духовно-нравственная консолидация российского общества на современном этапе» (научный руководитель – академик РАН В.С.Степин) в 2010 г. Институтом осуществлен цикл теоретических и эмпирических исследований по теме «Психологическая основа нравственной консолидации современного российского общества (соруководители – А.Л.Журавлев и А.В.Юревич). В выполнении данной Программы принимали реальное участие научные сотрудники шести, т.е. ровно половины, лабораторий ИП РАН: истории психологии и исторической психологии, социальной и экономической психологии, психологии личности, психологии развития, психологии труда, психофизиологии имени В.Б.Швыркова. По критерию участия, в целом, это хороший показатель.

4. В течение 2010 г. на заседаниях Президиума Российской академии образования (РАО) состоялись три доклада руководителей научных направлений, разрабатываемых в ИП РАН, о современном состоянии и тенденциях их развития. Следует заметить, что подавляющее число докладов в РАО, о которых говорилось в предыдущие отчетные годы, проходило на заседаниях Бюро Отделения психологии и возрастной физиологии РАО, ставших для сотрудников ИП РАН в последние годы привычными, хотя по-прежнему очень ответственными.

В мае 2010 г. на заседании Президиума РАО состоялся доклад заместителя директора по науке, заведующей лабораторией истории психологии и исторической психологии ИП РАН, профессора В.А.Кольцовой на тему «Историческая детерминация психологии личности в современном российском обществе», который стал развитием результатов исследований, представленных в 2009 г. на заседании Бюро Отделения РАО. Особое внимание в докладе было уделено освещению наиболее крупных итогов многолетних эмпирических исследований, выполненных по программе, разработанной в лаборатории истории психологии и исторической психологии ИП РАН.

В ноябре 2010 г. на заседании Президиума РАО был представлен научный доклад заведующей лабораторией психологии способностей и ментальных ресурсов им. В.Н. Дружинина ИП РАН, профессора М.А. Холодной на тему «От онтологической теории интеллекта к конструированию содержания школьного образования». На основе положений онтологической теории интеллекта разработан комплекс инновационных учебных материалов (учебников и учебно-методических книг), тексты которых сконструированы на основе психодидактического подхода и которые выступают в качестве средства интеллектуального развития и воспитания учащихся 5-9-х классов.

В ноябре 2010 г. на заседании Президиума РАО с научным докладом по теме «Развитие интеллекта и одаренности в образовании как стратегический ресурс общества» выступил заведующий лабораторией психологии и психофизиологии творчества ИП РАН, профессор Д.В.Ушаков. В докладе были представлены итоги научных исследований, выполненных в руководимой им лаборатории. Аргументировалось, что психологические исследования интеллекта на микро- и мезоуровнях сегодня должны быть дополнены исследованиями на макроуровне, устанавливающими его роль в развитии современного общества.

Три научных доклада, состоявшиеся в течение одного отчетного года на собраниях высокого профессионального и административного статуса, каковыми являются заседания Президиума РАО, свидетельствуют о достаточно высокой активности научной жизни Института в целом, хотя эта цифра и уступает числу такого рода докладов, которые были реализованы в предыдущем, 2009 г. Однако значительно важнее отметить другое: в 2010 г. не выдвинулись новые имена специалистов, выступавших с результатами своих исследований в РАО. Все три докладчика (профессора В.А.Кольцова, М.А. Холодная и Д.В.Ушаков) выступили на заседаниях Президиума РАО по предложению руководителя Отделения психологии и возрастной физиологии РАО, академика РАО А.А.Деркача после заслушивания и обсуждения содержания вышерассмотренных докладов на заседаниях Бюро указанного Отделения РАО, проходивших в течение 2009 г.

Всего за последние 7 лет, начиная с 2004 г., 11 сотрудников ИП РАН сделали 17 научных докладов на высокостатусных научных собраниях в РАН и РАО: на заседаниях Бюро Отделений РАН и РАО, Президиумов РАН и РАО, Общем собрании Отделения РАН. Несмотря на внушительные цифры в настоящее время для ИП РАН актуален вопрос о выдвижении новых высококвалифицированных специалистов, способных достойно представить результаты своих исследований на авторитетных междисциплинарных собраниях профессионалов. При этом, конечно, никак не хочется умалять достоинства многих других форм представления и обсуждения научных результатов, столь же значимых и ответственных.

Проанализированные выше формы научных докладов на соответствующих профессиональных собраниях выполняют важные и специфические функции: научно-профессиональные, научно-политические и другие, на которых мы не будем останавливаться, так как они были специально рассмотрены на прошлой итоговой научной сессии и опубликованы в ее материалах в 2010 г.

5. В 2010 г. на внеплановой основе А.Л.Журавлевым, Т.А.Нестиком и В.А.Сосниным выполнялось поручение академика-секретаря Отделения общественных наук РАН, академика РАН А.А.Кокошина, сформулированное в декабре 2009 г., на разработку социально-психологических аспектов стратегической стабильности и ядерного сдерживания в современных условиях. Данная работа также относится к категории надинститутских программ и связана с более широкой междисциплинарной программой, посвященной современным проблемам международной безопасности, в выполнении которой принимают участие разные научные учреждения РАН. В 2010 г. была предпринята попытка обоснования нового для отечественной психологии научного направления исследований – социальной психологии ядерного сдерживания и стратегической стабильности.

В настоящее время уже можно сказать, что по обозначенному выше научному направлению поручения Институту продолжаются, в частности, руководством Центра исследований национальной безопасности при Президиуме РАН нашему Институту на 2011 г. поручена разработка темы «Психологические особенности суицидального терроризма», которую необходимо будет выполнять. Рекомендация здесь одна – социально-значимые и востребованные обществом темы должны оформляться в качестве плановых для сотрудников Института на этапе ежегодного планирования НИР ИП РАН.

Раздел II. Основные итоги выполнения конкурсных научных

В данном разделе научного отчета ИП РАН будут представлены основные результаты НИР по наиболее крупным и авторитетным конкурсным программам.

1. В 2010 г. сотрудники ИП РАН продолжили работу по Федеральной целевой программе «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009-2013 гг.», получив государственную финансовую поддержку уже по пяти научным проектам, разработанным и поданным на конкурс от лабораторий нашего Института. Следует напомнить, что по двум из пяти проектов исследования велись уже второй год, а по трем – были начаты в 2010 г.

Под руководством члена-корреспондента РАН А. В. Юревича в 2010 г. были осуществлены третий и четвертый этапы проекта «Социальные, психологические и психофизиологические механизмы интеллектуальной деятельности как основа реализации и развития творческого потенциала российского общества».

В выполнении данного проекта приняли участие научные сотрудники и аспиранты пяти лабораторий ИП РАН: психологии и психофизиологии творчества, психологии способностей и ментальных ресурсов имени В.Н.Дружинина, психологии речи и психолингвистики, психологии труда, социальной и экономической психологии. В его реализации участвовали также квалифицированные сотрудники и студенты научно-образовательных учреждений РФ (Томского ГУ и ГАУГН).

В 2010 г. ИП РАН выиграл право на заключение Государственного контракта в рамках программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009-2013 гг.» по лоту «Проведение научных исследований коллективами под руководством приглашенных исследователей в области общественных и гуманитарных наук» по теме: «Социокультурные и психологические детерминанты интеллектуальной компетентности и профессиональной успешности в наукоемких сферах».

В качестве приглашенного исследователя научной работой руководит доктор Юлия Ковас (Dr Yulia Kovas, University of London), которая является руководителем Лаборатории индивидуальных различий в обучении Голдсмитс Колледжа (Университет Лондона), и возглавляет направление исследований математических способностей в Лондонском близнецовом научно-исследовательском проекте (TEDS) Королевского Колледжа (Университет Лондона). С российской стороны научным руководителем проекта является А.Л.Журавлев, а ответственным исполнителем – Т.Н.Тихомирова.

В ходе реализации первого и второго этапов выполнения данного проекта проанализированы теоретико-методологические основания изучения социокультурных и социально-психологических детерминант интеллектуальной компетентности как основы профессиональной успешности в наукоемких сферах. В выполнении данного проекта в 2010 г. приняли участие представители четырех лабораторий ИП РАН: психологии и психофизиологии творчества, психологии способностей и ментальных ресурсов имени В.Н.Дружинина, психологии развития, социальной и экономической психологии.

По той же программе «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009-2013 гг.» (заказчик – Федеральное агентство по науке и образованию) в лаборатории психологии и психофизиологии творчества С.С.Беловой продолжалось выполнение 2-летнего государственного контракта по теме «Когнитивные механизмы общих и эмоциональных способностей и инновационные методы их измерения». По форме контракт выполняется через такое научное мероприятие как «Проведение научных исследований научной группой под руководством кандидата наук».

Источник:
Институт психологии ран
Концентрированное изложение наиболее крупных и значимых научных событий в жизни Института психологии РАН (ИП РАН) за 2010 г. позволяет за короткий период заново их пережить и увидеть общую панораму того, из чего собственно и складывалась
http://refdb.ru/look/2629973.html

Кочетова Т

Институт психологии РАН

Социобиология может лучше всего объяснить лишь незначительную
часть человеческого социального поведения в манере рассказа.
Его полное объяснение придет только посредством
глубокого исследования как со стороны биологов-эволюционистов,
так и со стороны социальных психологов.
(О. Э. Уилсон «Социобиология: дебаты»).

Сегодня становится очевидным, что современный этап развития психологии отмечается как период, когда достижения поведенческой генетики, физиологии, биохимии повлияли на значительные изменения теоретических конструктов и методов психологического исследования. Такой поворот в методологическом плане является следствием увеличения наших знаний о биологических основах поведения человека.

Понятно, что полноценное развитие науки о человеке, во всей интегральной совокупности ее составляющих, начиная от биологии и заканчивая высшими формами социальных взаимодействий, возможно лишь при условии формирования методологии междисциплинарных связей, выработки перспективных контактов между биологическими и общественными дисциплинами.

В этой связи, интерес представляет изучение различных форм социального поведения, под которыми понимаются, во-первых, те формы поведения, которые направлены на сохранение и поддержание общественных отношений, а, во-вторых, формы поведения целых сообществ живых организмов в отличии от поведения особи отдельного вида (C. J. Lumsden, O.E. Wilson).

При этом, представляется очень важным преодоление односторонних точек зрения на его причины. Такая позиция предполагает изучение как биологических так и социальных детерминант рассматриваемых форм поведения в рамках междисциплинарного и комплексного подходов в широком общепсихологическом контексте.

Следовательно, основное внимание сосредоточивается на изучении эволюции социальных форм организации в обществе, а общение индивидов и взаимосвязи между ними, реализуемые в поведении, становятся исходным объектом исследования (O.Е. Wilson).

Иначе говоря, как можно объяснить две поразительные черты эволюции человека: первая — люди всегда жили в группах, вторая — эти группы всегда были организованы иерархически. Это обстоятельство заставило исследователей высказать гипотезу о генетической предрасположенности людей жить в социальных группах и создавать иерархии статусов (R. A. Hogan).

В этой связи, представляется весьма перспективным выделение и исследование статусно-иерархических форм поведения, которые направлены на сохранение и поддержание социальных структур в обществе.

В качестве модели такого исследования может выступать следующая:

Во-первых, разработка категории статусно-иерархического поведения на основе теоретико-психологического анализа современной социобиологии и эволюционной психологии.

Во-вторых, определение роли биологических детерминант (в частности, половых различий) статусно-иерархического поведения (D. M. Buss).

В-третьих, выделение ключевых индивидуально-психологических особенностей личности, которые бы позволяли говорить о ее предрасположенности к использованию статусно-иерархичесих форм поведения.

Таким образом, предпринимается попытка рассмотрения статусно-иерархического поведения в качестве устойчивой формы (инварианта) социального поведения человека.

Источник:
Кочетова Т
Size: 31.69 Kb.; Такой поворот в методологическом плане является следствием увеличения наших знаний о биологических основах поведения человека
http://userdocs.ru/biolog/41818/index.html

COMMENTS