агрессия при депрессии

Агрессия после депрессии

Здравствуйте, Анна! Ваша злость, ненависть (скорее раздражительность) на других людей — является проекцией того, что вы сами к себе испытываете. Вы раздражаетесь на себя из за того, что не можете понять и изменить ситуацию. Борьбу с вашей депрессией нужно начинать с прояснения и понимания для себя причины, по которой она у вас появилась. А затем уже работать над ее изменением. Обращайтесь — буду рада вам помочь.

К сожалению, не все, что Вы описываете укладывается в понятие «депрессия», а даже, наоборот, в него ничего и не укладывается. Кто поставил Вам такой диагноз, Вы сами? К счастью, депрессия — это не просто плохое настроение, это изменение химии мозга, болезнь, которая гораздо хуже, чем просто — дисфория, которая больше подходит под ваше определение.

Я вижу, что Вы хотите любить себя, и это очень здОрово — здоровая пища, прогулки, собаки. Но помогает ли это Вам? Злость на окружающих людей — можно рассматривать как защитный симптом, говорящий, что Вы хотите чего-то иного, может, не прогулок, а уединения? А если и от него плохо — то чего тогда Вы хотите на самом деле? С этими вопросами Вам предстоит разобраться.

Еще замечу, что все «валерианы» и «пустырники» клинически доказано могут ухудшать депрессию, но Вам, с Ваших слов лучше, а, значит, и здесь что-то не то.

Как врач и психолог, могу предложить свою помощь — посмотреть здоровье Вашего тела и души, ведь можно рассмотреть Ваши жалобы как симптом соматического (телесного) расстройства. Но это длинная история.

С надеждой, на Ваше выздоровление, А.

Скорее всего причина Вашего состояния описана в Вашем предыдущем вопросе. Отношения с 40 летним мужчиной, которые Вы не в состоянии прервать из-за «всепоглощающего чувства», который к тому же весьма «своеобразен» и (как мне показалось) не особо разборчив в связях, со своими требованиями сексуального характера к Вам, которые Вы не можете воплотить (а не воплотив, скорее всего боитесь его потерять). Результат: фрустрация, агрессия… и т.п.

Тут советами вряд ли поможешь, нужно разбираться в себе любимой. Можно конечно порекомендовать самоанализ, но процесс сей весьма затруднителен (как самому себе пломбу поставить). Лучше, конечно же, выбрать эксперта и пообщаться с ним.

Если вы знакомы с основами психологии, то для вас не будет секретом, что самому разобраться в причинах своих проблем очень сложно, а порой даже не возможно. Психика утроена так, что она просто заблокирует сознательный доступ туда, где болит. Нет денег на специалистов — это говорит о том, что у вас нет мотивации что-то менять в своей жизни, глубинно работать над причинами, потому что там больно. Препараты могут лишь снять симптомы, но не убрать причины. А ваш стресс уже переходит в соматику (плохое ЭКГ, выпадение волос). Тесты и различные методики вряд ли дадут вам ответ, где искать проблемы, т.к. они, в первую очередь, идут из отношений в семье, отношений с родителями.

В книге Марии фон Франц сказано, что депрессия — это очень сильная зависть. Зависть к вниманию, теплу, любви, достижениям, реализованности и пр. И невозможность это получить, а получить всегда хочется максимально, все и сразу, приводит к очень сильному разочарованию — фрустрации, что и порождает депрессию. Замкнутый круг. И когда люди поддерживают человека в его жертве, то не дают возможности выйти из этого порочного круга.

Спасение утопающих, дело самих утопающих, а когда нет мотивации, то нет и возможностей.

Вестник антиклеветы Системно-векторной психологии

Вестник антиклеветы Системно-векторной психологии. Юрий Бурлан.

Cвободный и независимый блог от учеников СВП для всех людей, владеющих системным мышлением

Депрессия и агрессия – разрушительная энергия пустоты

Депрессия и агрессия. Что их порождает и как они связаны? Недавно мне пришлось всерьез взяться за поиски этих ответов. Вопрос встал ребром, когда на очередной громкий возглас сына вспышка агрессии затмила мой разум. Не сдержавшись, я крикнула на него так, что он испугался. Эту выходку не выдержал даже муж: «Да, что с тобой? Нельзя так реагировать». Мгновенно остыв и почувствовав вину за случившееся, я внутренне с ним согласилась. Но что делать было не ясно. Контролировать приступы необъяснимой и дикой ненависти ко всему, что издает звуки, громче 40 децибел, становилось невыносимо сложно.

Неприязнь, граничащую с ненавистью, последнее время вызывало все: звонкий смех, музыка, резко врывающаяся в сознание, громкие разговоры. Постоянно работающий телевизор, который смотрели домочадцы, тоже казался мне источником зла. Уже не раз воображение рисовало его осколки, оставшиеся после того, как я с наслаждением разбиваю его молотком. Хотелось тишины. Тишины и одиночества.

Все это происходило на фоне постоянного депрессивного настроения. Веселиться не хотелось, даже когда меня старались развеселить. Радость не вызывало ничего. Раздражительность, апатия, нежелание принимать участие в занятиях и разговорах семьи, погруженность в себя. Близкие стали обращаться ко мне с осторожностью, не ожидая ничего кроме озлобленных взглядов и колючих ответов.

«У тебя депрессия и агрессия? Разберись с этим! С тобой невозможно находиться рядом». Невозможно. Да, я это понимала. Когда после очередной вспышки ненависти меня наполняло чувство вины, ситуация виделась мне просто ужасной.

Что со мной происходит? Откуда столько злобы на родных мне людей? С посторонними я хоть как-то сдерживалась. Хотя моя угрюмость не рождала у окружающих желания лишний раз перемолвиться со мной словом. Ну, и, слава Богу. Ни с кем не хочу общаться…

Одно я заметила. Мои агрессия и депрессия отступали, только когда мне доводилось побывать в тишине и одиночестве. На душе наступала благодать. Но первый же стук двери, оповещавший о том, что дома кто-то появился, на порядок опускал настроение.

В редкие моменты одиночества наедине с собой, я усиленно настраивалась на «хорошее поведение». Искренне хотела провести приятный вечер с семьей. Но как только семья появлялась на пороге и вокруг поднимался обычный гам, все благие намерения летели к черту. Говорить, улыбаться, ничего не хотелось.

Нужно было срочно что-то делать, понять, откуда все это берется. То, что выдавал мне интернет, подводило к мысли о посещении врача. Иначе самой не разобраться. Оттягивая неприятный момент, я случайно наткнулась на объяснение депрессии, которое отличалось неординарным подходом.

Радовало то, что информация подавалась доступно, и к психиатру меня никто не спешил отправлять. Это был бесплатный онлайн тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Человек, который его вел, точно описал мои состояния, будто знал меня лично. Моя апатия к жизни, мое постоянное безрадостное настроение, желание спрятаться ото всех, мои бесконечные монологи с самой собой и неумение делиться своими мыслями с окружающими Неудовлетворенность жизнью, непереносимость громких звуков, вспышки ненависти… Это я. Это все про меня.

Как такое возможно? Откуда он меня знает? Оказывается, ничего удивительного в этом нет. Я не уникальна со своей депрессией агрессией. Таких как я огромное множество, неприкаянных, ничего не желающих, во всем разочарованных, не видящих ни в чем смысла и радости.

Нас много. Если вы тоже тот, кто пытается побороть депрессию и агрессию, значит, мы сделаны из одного теста. Оно носит название звуковой вектор. Это тип психики, который наделяет человека всеми вышеперечисленными свойствами. Так устроено наше общее бессознательное.

На самом деле оно вовсе не плохо, а роль страдающего божьего агнца мы взвалили на себя по собственному незнанию. Мучиться и страдать удел тех, кто не понимает себя и своей цели в жизни. Не понимала ее и я, бесполезно борясь со своей депрессией и агрессией, пытаясь подавить ее, искусственно вызвать желание радоваться.

А бороться не было смысла. Она улеглась сама, когда мне приоткрылась завеса тайны моего состояния. Не зря я замечала, что тишина приносит мне временное облегчение и успокоение. Действительно, человеку со звуковым вектором она крайне необходима. Только в тишине у нас есть возможность сосредотачиваться на собственных мыслях. А в этом и заключается наша природная задача: сосредотачиваться и думать, искать ответы на важнейшие вопросы о том, зачем мы живем.

Постоянные громкие звуки у нереализовывающего свои свойства звуковика легко зарождают агрессивность. Ему невыносимо тяжело переносить их. Хотя случается и наоборот. Мы прячемся от шума окружающего мира за грохочущей в наушниках музыкой. Ее вынести легче. Она помогает отключиться от мыслей.

Но прятаться от себя нет смысла. Этого еще никому не удавалось, депрессия все равно настигнет. И только открытие того, что не дает мне нормально воспринимать окружающий мир и является причиной депрессии и агрессии принесло видимое облегчение.

Шум стал восприниматься спокойнее, вспышек стало меньше, пока они не исчезли совсем. Куда-то испарилось постоянное раздражение на все, что издает звуки, и даже захотелось начать издавать их самой. Не выталкивая из себя слова, и не дико кричать, чтобы все немедленно замолчали, а просто говорить и больше не замыкаться.

Одиночество по-прежнему желанный спутник моей натуры. Но оно перестало быть единственным приятным времяпрепровождением. В тишине своих мыслей я могу теперь бывать когда захочу, сознательно позволяя себе погрузиться в себя даже когда вокруг шумно. Звуки больше не мешают. А я не мешаю окружающим их издавать. Оказывается, я на такое способна. Уверена, после знакомства с собой, будете способны и вы.

Для всех, кто задается вопросами о смысле, кому не дает покоя внутренний поиск, кто во многом разочаровался, знает, что такое апатия, но готов попробовать еще раз, последовав примеру тысяч людей, приглашаю посетить бесплатные вводные лекции Регистрируйтесь здесь: www.yburlan.ru/training/registration-zvuk

Написано с использованием материалов тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Депрессия и агрессия

Автор: Сергей Кондуров (Директор Интегративного Института Гештальт Тренинга, психиатр, гештальт-терапевт, тренер, супервизор, Член Европейской ассоциации гештальт — терапии).

Один из первых феноменов, с которым встречается терапевт в работе с депрессивными паттернами клиентов, является высокий уровень репрессированной или ретрофлексированной агрессии.

Возникает большой соблазн конфронтации с очевидным прерыванием контакта. Терапевту кажется, что достаточно "выразить агрессию", и клиент сможет восстановить свое "здоровое" функционирование.

Однако, полная тактика включает как минимум два этапа. Сначала восстанавливается вся область интересов, укрепляется фон. Восстанавливается конакт человека с его телесными процессами. Востанавливается, если была утрачена, способность замечать, реагировать и формировать свое поведение в ответ на события, которые происходят в окуржающем мире.

Терапевт обращает внимание на укрепение фона. Делается работа с незавершенными сиутациями, которые находятся в тематической области, не пересекающейся с тематикой депрессии или удаленной от нее. Например, работа со сновидениями, с метафорами, с воспоминаниями детства. Это тактика восстанавливает необходимый объем энергии, который становится доступным человеку.

После такого восстановления фона терапевт может предложить клиенту вернуться к тематике эпизода, с которым связана депрессия.

Почему при депрессии есть агрессия? Потому что депрессия всегда связана с утратой чего-то, а инстинктивная реакция на утрату — это самозащитная агрессия. Аналитики считают, что утраченный объект, с которым связано удовлетворение потербностей, идеализируется, чувство злости и недовольства, которое могло бы быть обращено на объект, отщепляется и разворачиватеся назад, на самого субъекта.

По Курту Левину, агрессия или похожая на потребность тенденция выразить агрессию, у человека или у группы появляется как результат дефицита, результат уменьшения структурных возможностей; как результат разрушения части структурных связей у человека или у группы (К. Левин. "Теории поля в социальных науках" — СПб.: Речь, 2000)

Важно, что депрессия — это событие, которое появилось в определенный момент времени. До этого момента человек справлялся со своей жизнью, а потом он оказался в дефиците. Внешние или внутренние обстоятельства привели к тому, что человек или утратил статус, или в его поле произошли изменения позиции (ролевого статуса), или утрата важной персоны, или другие изменения. Ему не хватило душевных сил для того, чтобы обойтись с этими изменениями. И важно то, что он не может вернуться к обычному способу функционирования.

То, что человек огорчен событиями, еще не есть депрессия. Депрессия — это если он не может вернуться к обычному способу установления контакта и продолжать жить дальше.

В случае депрессии терапевт много внимания уделяет на преконтакту. Тезис "есть злость – вырази ее!" (поругайся – тебе полегчает) — это враг тертапевта, который работает с депрессией. Прямая конфронтация терапевта с "прерыванием контакта" не лучший выбор терапевтической тактики. До прямого выражения агессии терапевту стоит задуматься о предохранитльных механизмах, которые "выбирает" человек для ее удержания.

Для терапевта важно сотрудничать с сопротивлением. Если мы напрямую предлагаем некоторую конфронтационную тактику, то мы поддерживаем тем самым ретрофлексивный паттерн. Мы нагружаем человека своей актвиностью в той области его чувств и опыта, в которой он уже до нас потерял способность к свободному творческому приспособлению, где он и так перегружен.

Мы начинаем терапевтическую работу с осознавания ситуации клиента. Мы исследуем ее с точки зрения его самого и его отношений с окружением. Мы исследуем ситуацию клиента на фоне его персональной истории

Мы увеличиваем осознавание клиентом его паттернов (фиксированных) в отношениях и того, как эти паттерны могут быть связаны с прошлым (с фоном) человека: его семьей, его юностью, прошлыми отношениями, травматическими переживаниями и т.д.

Эти паттерны мы рассматриваем как творческие приспособления, операции, связанные с обеспечением безопасности, которые хорошо служили ему в прошлом. Часто человек считает свое ближайшее окружение враждебным, в то время, как его реальный враг – это паттерн, который держит его в тисках.

Мы часто видим, что при депрессии человек не может выразить другому человеку то, что для него наиболее значимо.

Мы замечаем тенденцию, что вместо того, чтобы воссоздавать свою целостность, в которой он мог бы встречаться с другими открыто, устанавливая контакт и встречаясь с неопределенностью мира, он старается избегать этого, фокусируясь на своих депрессивных переживаниях.

В ситуации, когда тело и разум изолированы и отчуждены друг от друга, к телу начинают относиться как к вещи, которую можно использовать.

Мой милый друг

Депрессии в последнее время приписывают статус загадочного и трудноизлечимого заболевания. Но существует точка зрения, что депрессия — вовсе не болезнь…

Про депрессию написаны тысячи солидных статей. Психиатры прописывают тонны психотропных препаратов в попытке исправить биохимический дисбаланс в мозгах пациентов. Некоторые врачи, отмечая недостаточный эффект таблеток, даже вернулись к методу электрошоковой терапии, который способен разве что окончательно покалечить человека.

Я же придерживаюсь точки зрения, что депрессия — это не заболевание, а способ поведения, который человек тысячелетиями применял с различными целями. Существуют даже ситуации, когда люди просто обязаны находиться в депрессивном состоянии длительный отрезок времени.

К примеру, при смерти близкого родственника в подавляющем большинстве европейских культур предписывался траур в течение одного года. Выражение лица, голос, манера двигаться и одеваться — все должно было соответствовать глубокому трауру. Несоответствие поведения традициям единодушно порицалось. Если ребенок был не в курсе, как надо правильно быть в трауре, то его этому учили старшие на личном примере: что говорить, каким тоном, в каком темпе надлежит передвигаться и, особенно, какую «маску» следует носить на лице.

Надо сказать, что депрессия — весьма эффективный способ воздействовать на окружающих, и многие дети, усмотрев массу полезных для себя моментов, сами достаточно быстро становятся «специалистами по депрессированию». Родители очень нервничают при виде рыдающего чада и идут на солидные уступки, лишь бы ребенок не доставал их воплями и слезами. Довольно скоро дитя осознает, что для нужного эффекта даже кричать вовсе не обязательно. Вполне хватает мрачной физиономии и согбенной позы. Так и «айфон» можно получить.

У большинства людей депрессия, так же как и гнев, — это практически автоматизированное поведение. Я не случайно провожу аналогию с гневом. Мало кому придет в голову, что эти два процесса взаимосвязаны. Между тем депрессия чаще всего и возникает как следствие подавленного гнева.

К примеру, начальник постоянно откладывает крайне желательное повышение зарплаты. Злимся мы на него? Конечно! Но как-то неуместно будет на него заорать — так вообще с работы вылетишь. Придется поджать хвост и запрятать свой гнев в дальний ящик. Чтобы гнев был надежно укрощен, нам на помощь приходит наша депрессия. Злобные мысли остаются, но где-то внутри, а снаружи — печальный фасад, за которым окружающие агрессию не заподозрят.

В общем-то, и хорошо, что люди научились таким образом видоизменять поведение в раздражающих ситуациях. Сколько жестоких преступлений предотвращено благодаря этому.

Второй полезный момент в депрессии — возможность получения помощи окружающих, не прося о поддержке. Взывать о сочувствии для человека вообще бывает крайне унизительно. Зато за вас это великолепно сделает мощный невербальный запрос.

Депрессивное поведение весьма выразительно: тут и боль на лице, и согбенные плечи, и грустная походка. Ну как тут не подойти и не предложить свое посильное участие? Не зря на печальных девушек всегда западали мужчины-спасители.

Третий выгодный элемент депрессии — возможность откладывать решение своих проблем на неопределенное время.

Уволили? Лежу на диване, пережевываю упаднические мысли в течение нескольких месяцев. Близким это уже надоело, и они толкают в бок: сходи наконец на собеседование. А у меня есть прекрасная отмазка: ну куда я пойду в таком состоянии? Кто меня такого возьмет на работу?

Отмечу, что для второго и третьего вариантов депрессивного поведения характерен постоянный внутренний монолог: «я никому не нужен (нужна)», «у меня ничего не получается» и т. д.

Забавно, что депрессия может служить источником средств к существованию. За время работы в психиатрии я повидал многих пациентов, которые обращались к невропатологам с жалобами на подавленное настроение, плохой сон, упадок сил, раздражительность и т. п. Доктор прописывал успокоительные таблетки и, убедившись через пару месяцев, что это не помогает, с чистой совестью отправлял «страдальца» к психиатру. А у психиатра уже и таблетки «покрепче», и юридических прав несравненно больше.

Стоило пожаловаться психиатру на мысли о самоубийстве, и клиент тут же оказывался в психиатрическом стационаре. Оттуда выходил с надлежащим диагнозом. А после второго посещения стационара шел на ВТЭК (врачебно-трудовая экспертная комиссия) и получал инвалидность по депрессии и небольшие, но регулярно поступающие деньги. Тысяч 10–15 в месяц такому «клиенту» гарантированы пожизненно. Попробуйте придумать, как получить больше, ничего не делая…

Практикующим депрессию следует знать, что долго в ней находиться все-таки не следует. Исследования по психоневроиммунологии установили, что иммунитет «депрессирующего» падает достоверно, так что вам грозит немало заболеваний, включая онкологические. У онкологов даже есть такое выражение: «Рак — это безнадежность на клеточном уровне». А тема безнадежности — одна из основных в умственной жвачке депрессирующих пациентов.

Сколько по времени можно безопасно пребывать в тревоге, депрессии? Полагаю, что тут уместна аналогия с курением: думаю, несколько месяцев не повредит, а вот уже несколько лет, пожалуй, не стоит…

Кстати, депрессивная «маска» ведет к усилению носогубных складок, и при длительном ее ношении можно получить сходство с бульдогом. Мужчину этим, возможно, и не испортишь… А вот дамам следует подумать: как долго они собираются депрессировать без ущерба для привлекательности?

Кроме того, плата за удобства депрессии — чувство крайней усталости и опустошения. Вроде ничего не делал, а ощущение, что на тебе воду возили. Никуда не денешься — это следствие постоянного контроля скелетных мышц.

Вообще, это довольно энергоемкая форма поведения с вовлечением не только когнитивно-эмоциональных процессов, но и всей биохимии с физиологией. Можно задепрессировать себя любимого и до самоубийства.

Первым делом спросим себя: зачем я использую эту форму поведения?

Хочу ли я подавить гнев?Если вы человек не особенно злобный, то пары часов вам будет достаточно, и убедившись, что вы никого не желаете покусать, вы начнете придумывать что-то поконструктивнее. Люди же, склонные к пассивно-агрессивному поведению (о нем я расскажу в следующей статье), могут находиться в «злобной» депрессии годами.

Хочу ли я с «достоинством» получить помощь? Помогла вам депрессия зацепить приятного отзывчивого молодого человека — прекрасно. Теперь прекращаем страдать, а то ваш улов устанет от вечных стонов и пойдет искать более интересного партнера. А если депрессия не помогла за пару месяцев получить сочувствие окружающих — завязываем с ней.

Нужна ли мне отмазка от дел? Допустим, нужна. И вот мы лежим на удобном диване и переживаем. Длительность лежания следует регулировать в зависимости от терпения близких. Первые признаки недовольства окружающих — встаем и идем на прогулку. Ежедневно быстрым шагом минут 20–30. Подчеркиваю для ленивых — энергичным быстрым шагом. Медленное перемещение не поможет. Не возражаю, если вы найдете себе другое занятие, которое позволит вам получить что-то полезное для себя. И обязательно следим при этом, какой внутренний монолог мы ведем. Как бы ни стенали мы о тяжелой нашей жизни, всегда можно переключить себя на… просмотр телевизионного сериала. Как доктор, я бы порекомендовал легкую комедию в стиле самоиронии.

И не ждите, что проглянет летнее солнышко и депрессия рассеется как туман. В жарких южных странах люди также часто пользуются депрессией по вышеупомянутым трем основным причинам: скрыть злость, призвать «спасателей» и отмазаться от работы.

Источники:
Агрессия после депрессии
Агрессия после депрессии
http://www.liveexpert.ru/topic/view/491837-agressiya-posle-depressii
Вестник антиклеветы Системно-векторной психологии
Депрессия и агрессия — что делать, если оба этих состояния присутствуют в одном человеке? Как с этим бороться? Читайте статью по системно-векторной психологии Юрия Бурлана
http://vestnik-svp.com/2015/02/depressiya-i-agressiya/
Депрессия и агрессия
Автор: Сергей Кондуров (Директор Интегративного Института Гештальт Тренинга, психиатр, гештальт-терапевт, тренер, супервизор, Член Европейской ассоциации гештальт — терапии). Один из первых
http://www.b17.ru/article/20874/
Мой милый друг
Авторский взгляд на депрессию как на скрытую агрессию. Причины и последствия депрессивного поведения с этой точки зрения.
http://apteka.ru/info/articles/zdorovyy-obraz-zhizni/depressiya-i-agressiya/

COMMENTS