Образ человека определение

ОБРАЗ ЧЕЛОВЕКА

Как введение в описание хода человеческой жизни я хотел бы набросать вкратце некоторые представления о человеке, на которых я позже, в главе 6, остановлюсь подробнее.

(1) Механистически-материалистический образ человека, В конце 19 столетия человека рассматривали как «хомо машине» или «человек как дворец индустрии», этот образ еще в дни моей юности висел в витринах аптек. На нем человек изображался как совокупность различных деталей машин. Мозг был как бы центральной телефонной станцией, сердце — насосом, система пищеварения -угольной печью, трахея — дымовой трубой, из которой выходили клубы дыма. Тем временем в основном отказались от этого примитивного образа человека, но определенные составные части продолжают бродить как призраки. Одно из этих упорно сохраняющихся представлений — это представление о сердце как насосе.

В качестве перехода от механистического к химическому облику человека можно назвать нынешнюю так называемую «медицинскую модель»: химические процессы в человеке должны обогащаться и управляться химическими средствами, а также испытывать влияние этих средств. Это приводит к медицине, которая желает лечить химическими средствами, и к нашей современной фармацевтической индустрии, производящей эти средства тоннами и обрушивающей их на людей в западном мире.

(2) Биологический образ человека.

Сюда попадает прежде всего биохимический образ человека, для которого каждое внешнее проявление человека является прежде всего результатом сложных химических процессов. Под этим понимаются не только химические процессы обмена веществ или электоро-химические процессы в мозгу, но и психические процессы, такие, как мышление, чувствование и воление. Для духовных ценностей и норм в этом портрете нет места, хотя биохимики сами длительное время манипулируют ценностями и нормами.

Наряду с портретом человека, определяемым как биохимический, под эту категорию попадает также зоологический образ человека, который основан главным образом на учении о наследственности и поддерживается биохимиками путем исследования молекулярного состава носителей наследственности. Здесь человек не более, чем высшее млекопитающее, возникшее в результате случайной селекции и мутации. Узкая область, где можно сравнивать поведение шимпанзе с поведением человека, исследуется с усердным удовольствием специалистами, которые в остальном, кажется, остаются слепыми ко всей огромной области различий.

Сторонников биологического облика человека можно объединить под понятием нативисты. Это люди, которые хотят объяснить все наследственностью и генетикой. Все они защищают свой взгляд на человека с агрессивностью и сарказмом в отношении инакомыслящих.

(3) Психологический образ человека.

В этом облике человека в центре внимания находятся психика и психические процессы в человеке. Вначале здесь возникла наука о поведении, исходящая из того, что происходящее внутри человека доступно лишь субъективному описанию. Но поведение можно оценить объективно, то есть исследовать научно. То, что происходит в человеке, можно оставить в стороне как «черный ящик», то, что входит (раздражение) и что выходит (реация), можно установить. Так возник бихевиорихм, исследование поведения или психология реакции на раздражение.

Эмпиризм применяет это представление о человеке к образованию и воспитанию. С помощью опыта, приобретенного при тренировке изголодавшихся голубей и крыс, была разработана техника дрессировки и манипуляций, которые затем были просто перенесены на процессы человеческой жизни. Отсюда возникли широко известные проекты программированного обучения, экзаменов с выбором правильного ответа из списка. Эмпиристы едва ли принимают в расчет наследственную предрасположенность, по их мнению, наследственность так многообразна и открыта, что поведение практически исключительно определяется окружением (культурой и воспитанием). Наука о поведении в настоящее время оказывает решающее влияние на социологию, психологию и экономическое учение, хотя кульминация этой моды уже пройдена.

(4) Персоналистически-духовный образ человека

Здесь упор делается на значение, которое имеет для человека высшее «Я» на личность, ставящую перед собой цели, взвешивающую и выбирающую, находящую и устанавливающую ценности и нормы. Оно все отчетливее проявляется в ходе жизни как своего рода красная нить, проходящая через всю биографию.

Для многих художников, в особенности для авторов биографий привлекательной темой является описание развития человеческой личности до достижения мудрости или глупости, благоразумия или слабоволия, в здоровом состоянии или в болезни. Результаты простираются от грошовых банальных изданий до монументов мировой литературы. Но еще несколько десятилетий тому назад это была литература, а не наука, пока наконец все больше психологов и педагогов не осознали односторонность и скудость науки о поведении и не начали искать путей, как при их точке зрения на человека и его социальную деятельность учесть духовное развитие человека. Отсюда возникли педагогические течения, которые не хотели больше рассматривать учебу как дрессировку и сообщение определенных доктрин по заранее намеченным программам, а возвели в педагогическую цель такие понятия, как самооткрытие, саморазвитие и самореализация.

При этом они примкнули к словам Гераклита, который считает, что воспитывать это не наполнять ведро, а разжигать огонь.

После 1945 года возникло новое психологическое направление, гуманистическая психология, занимающаяся описанием и исследованием человеческой личности, ее проявлениями и ее развитием, включая упомянутую выше возможность достичь психического здоровья, активного душевного покоя, способности к творчеству и мудрости. В область, где до сих пор господствовали почти исключительно биологи и бихевиористы, проникают такие понятия, как экологическое равновесие и лучшее качество жизни вместо самого высокого жизненного уровня. Это направление развития сегодня видно так отчетливо, оно привело к такому революционному изменению в нашей системе ценностей, что мы могли бы говорить почти о духовно-социальной революции. Вот, вероятно, революция двадцатого века.

Этого короткого изложения достаточно в качестве введения в описание жизни человека. В главе 6 различные концепции человека будут рассмотрены подробнее.

Источник:
ОБРАЗ ЧЕЛОВЕКА
Как введение в описание хода человеческой жизни я хотел бы набросать вкратце некоторые представления о человеке, на которых я позже, в главе 6, остановлюсь подробнее. (1)
http://studopedia.ru/12_19758_obraz-cheloveka.html

Образ человека определение

Найдено 13 определений термина Образы

результат отражения объекта в сознании человека.

изображение лика Иисуса Христа, богоматери, святого; икона. По христ. преданию, церковь еще при жизни Христа обладала «нерукотворным» изображением его лика, запечатленного на убрусе, или полотенце, к-рым спаситель отер свое лицо.

отражение предметов и явлений внешнего мира в сознании человека. Образ можно рассматривать как единицу восприятия, расчленяющую поток ощущений на индивидуальные целостности. Образец, стереотип, «паттерн» культурный—устойчивое образование, состоящее из действий, представлений и оценок. Они объединены в схему социального взаимодействия в типичных социальных значимых ситуациях.

Оккультизм не допускает никаких образов, как только

изображение живого отражения божественного человека (символа

Человечества) на земле. Каббала учит, что этот божественный

Образ, копия величественного и святого высшего Образа (Элохимов),

теперь превратился в другое подобие, вследствие развития грешной

человеческой природы. Лишь высший божественный Образ (Эго)

остался таким же; низший (личность) изменился, и человек, теперь

испытывающий страх перед дикими зверьми, стал походить лицом на

многих из них. («Зохар», I, fol. 71а.) В раннюю эпоху Египта не

существовало образов; но позже, как сообщает Ленорман, «В

святилищах Египта свойства природы, а следовательно — Божества

(Элохимов или Эго (мн. число)) были разделены на семь абстрактных

качеств, каждое из которых характеризовалось символом, которые

суть — материя, сцепление, постоянное изменение, свертывание,

накопление, распределение и разделение.» Это были атрибуты,

символизировавшиеся различными образами.

в философии, результат отражения объекта в сознании человека. На чувств. ступени познания образами являются ощущения, восприятия и представления, на уровне мышления — понятия, суждения и умозаключения. О. объективен по своему источнику — отражаемому объекту и субъективен но способу (форме) своего существования. Материальной формой воплощения О. выступают практич. действия, язык, различные знаковые модели. Специфич. формой О. является художественный образ.

Своеобразие О. заключается в том, что он есть нечто субъективное, идеальное; он не имеет самостоят. бытия вне отношения к своему материальному субстрату — мозгу и к объекту отражения. О. объективен по своему содержанию в той мере, в какой он верно отражает объект. Но О. объекта никогда не исчерпывает всего богатства его свойств и отношений: оригинал богаче своей копии. Однажды возникнув, О. приобретает относительно самостоят. характер и играет активнодейственную роль в поведении человека и животных. Он регулирует поведение, осуществляет функции управления действиями. См. ст. Отражение и лит. к ней.

Образы, в противоположность ощущениям, могут быть определены лишь благодаря их особой причинной обусловленности: они вызываются ассоциацией с ощущением, а не внешним по отношению к нервной системе стимулом — или, вероятно, нужно сказать: внешним по отношению к мозгу, если речь идет о высших животных.

Факт ощущения или образа сам по себе не составляет знания, однако любое ощущение или образ могут стать известны при подходящих обстоятельствах.

Образы возникают по-разному и играют различную роль.

Некоторые из них появляются как приращение некоторого ощущения и могут распознаваться как образы лишь психологами; они формируют, например, осязательные свойства вещей, которые мы только видим, и визуальные свойства вещей, к которым мы только прикасаемся. Я думаю, что сновидение отчасти принадлежит к этому классу образов: некоторые сны возникают как следствие неправильной интерпретации некоторых обычных стимулов, и в этих случаях образы подсказаны ощущением, но подсказаны менее разборчиво, чем если бы мы были в бодрствующем состоянии. Кроме того, существуют образы, которые связаны не с существующей реальностью, но с ситуацией, которая локализована в прошлом; они иногда, не обязательно всегда, присутствуют в памяти.

Существуют также образы, совершенно не соотнесенные с реальностью, если нас не обманывают связанные с этими образами чувства, — образы, витающие в наших головах, когда мы грезим или испытываем страстные желания.

Наконец, существуют образы, которые вызываются умышленно, например, когда мы размышляем, как украсить комнату.

Мы можем попытаться отличить образы от ощущений по отсутствию у нас убеждения о «физической реальности» образов. Когда мы знаем, что ощущаем образ, мы не связываем с ним убеждение, которое мы должны связывать с ощущением: мы не считаем, что образ обладает той же властью давать знание о «внешнем мире». Образы являются «воображаемыми»; в некотором смысле они «нереальны». Однако, отличие образов от ощущений сложно проанализировать или с точностью установить. То, что мы называем «нереальностью» образов, требует истолкования; оно не имеет ничего общего со значением, выраженным в высказывании «не существует этой вещи».

Образы являются такой же подлинной частью действительного мира, как и ощущения. Все, что мы на самом деле имеем в виду, называя образ «нереальным» — это отсутствие сопутствующих обстоятельств, которые присутствуют в случае ощущения.

Когда вы слышите, как кто-то говорит о Нью-Йорке, вам на ум, вероятно, приходит некоторый образ, связанный либо с самим местом (если вы там были), либо с определенными его изображениями (если не были).

Образами мы обязаны нашему прошлому опыту, а также присутствующему стимулу, роль которого выполняет слово «Нью-Йорк». Точно так же образы, которые мы видим во сне, зависят от нашего прошлого опыта, а также от присутствующего стимула, вызывающего сновидение.

Широко распространено мнение о том, что все образы, в своих простейших составляющих — копии ощущений; если это так, то их мнемический характер очевиден.

результат реконструкции объекта в сознании человека; понятие, являющееся неотъемлемым моментом философского, психологического, социологического и эстетического дискурсов. Анализ построения образа, его функционирования и развития — прерогатива психологии, которая рассматривает его как процесс, играющий важную роль в системе психической регуляции деятельности человека. Образ воплощает в себе сущность психического. В натуралистических вариантах гносеологии образ совпадает с чувственно данными и представлен в ощущениях, восприятиях, представлениях. В чувственно данных образа воспроизводятся внешние свойства, связи, пространственно-временные отношения объектов, которые определяются непосредственным взаимодействием с объектом. Мысленный образ — результат абстрагирующей деятельности субъекта, способ репрезентации объекта субъекту (П. Я. Гальперин).

В гносеологическом дискурсе образ характеризуется через систему взаимодействия субъекта и объекта, через активное, преобразующее отношение субъекта к действительности. Главная его черта — репрезентация идеального, соединенного с нравственно-этическими и социально-культурными ценностями и оценочными суждениями. Образ, понятый как синтез наглядности и абстрагирования, является результатом продуктивной деятельности воображения, создающей различные модели и конструкции и проводящей мысленные эксперименты.

В современной науке широко используются разного рода символически-образные представления, фикции, математические модели ненаблюдаемых процессов. Их значение определяется конвенционально. Объективность научного познания зависит от адекватности образа исследуемым объектам и процессам. В гносеологии, строящей идеализированные схемы и модели познания, широко используются такие понятия, как «гносеологический образ», «образ науки», «чувственный образ». Тем самым характеризуются не только отдельные стороны познавательного процесса, но и процедуры рефлексии науки о самой себе. Образ в гносеологическом дискурсе непосредственно связан с семиотическо-языковыми средствами выражения — от визуальных знаков до условных знаковсимволов в современной науке.

Образ художественный выступает как способ осмысления мира и язык искусства, всеобщая характеристика художественного творчества. Классическое определение искусства как мышления в образах восходит к гегелевской эстетике, в которой выделены такие важнейшие философские смыслы художественного образа, как идеальность и конкретность, воплощение идеала и канона в материале искусства. Начиная с «теории мимесиса» Аристотеля, художественный образ рассматривается как формирующий новую реальность (область вероятного), а его воплощение — как одна из высших форм творческой деятельности. Художественный образ имеет множество форм: сам процесс «субъективного углубления» (Т. Манн) в материал протекает в образной форме; образы людей, картины природы, урбанистические пейзажи, образы вещи и т. д. пре-образ-ованы с помощью воображения, поставлены в новые отношения благодаря конструктивному мышлению художника.

Лит.: Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1979; Коршунов А. М. Категория познавательного образа.— В кн.: Теория познания. Социально-культурная природа познания, т. 2. М., 1991; Психический образ: строение, механизмы, функционирование и развитие, т, 1—2. М., 1994; Тюхтин В. С. О природе образа: психическое отражение в свете идей кибернетики. М., 1963.

возникающее как рез-т запечатления одного объекта в другом, выступающем в качестве воспринимающей формации — духовной или физической; О. есть претворение первичного бытия в бытие вторичное, отраженное и заключенное в чувственно доступную форму. Для наук о культуре понятие О. чрезвычайно важно, ибо культура в своем происхождении и содержании есть претворенное первичное бытие — природное, человеческое или божественное; в этом смысле культура сама — О., явленная метаморфоза первичной реальности.

В области худож. творчества и науках о нем сложилось восходящее к эстетике Платона понятие худож. О., под к-рым разумеются специфич. средство и форма освоения жизни искусством, а также возникающие в процессе творчества автономные самоценные целостности худож. произведения (лит. персонажи и т.д.). О. здесь — сгусток худож. видения и переживания, к-рому искусство придает выразительность и эстетич. ценность.

Первостепенное значение понятие О. имеет для ре-лиг. культуры. Многие древнейшие космологии, напр., инд., рассматривали феноменальный мир как изоморфный образ трансцендентной первореальности. На представлении о человеке как О. Божием построена христ. антропология. Религ. искусство в сущности своей есть худож. претворение в явленный О. запредельного сакрального Первообраза (сакральный О.). В религ. сознании получило глубокую разработку учение о безобразном бытии, в рамках к-рого апофатич. характеристики создают парадоксальный О. безобразного. Псевдо-Дионисием Ареопагитом была развита типология образов в их отношении к трансцендентному Абсолюту: Ареопагит выделяет «сходные» и «несходные» Образы.

О. представляет собой целостность, состоящую из чувственно воспринимаемой «оболочки», изобразит., или иконической, стороны О., и содержания, включающего идейный и эмоц. аспекты. Каждый из компонентов играет важную роль, и в своем взаимодействии они задают смысл О. Как носитель значения и генератор смысла О. есть знак.

В качестве психол. феномена О. является необходимым условием деятельности образного мышления, безгранично расширяющего многообразие культуры и углубляющего ее содержание.

Лит.: Гачев Г. Жизнь худож. сознания: Очерки по истории образа. Ч. I. M., 1972; Григорян А.П. Худож. стиль и структура образа. Ер., 1974; Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистич. искусство. M., 1976; Мышление, когнитивные науки, искусственный интеллект. M., 1988; Cassirer E. Philosophie der symbolischen Formen. Bd. 1-3. В., 1923-29; Leroi-Gourhan A. Prehistoire de 1&art occidental. P., 1965.

форма отражения и освоения человеком объектов мира. В современной философии О. понимается не только как продукт сознания, но и как то, что формируется в социальности в виде знака, или даже, выходя за «границы поля» сознания в форме симулякр, становится силой, порождающей изменения и различия.

По Фрейду, источником О. является «исполнение желания», корректив к неудовлетворяющей действительности, находящей выражение в снах, грезах и фантазиях. В сновидениях все значения должны выражаться в О. Во сне слова и речь в целом не занимают привилегированного положения по отношению к абстрактным мыслям, ибо представлены как означающие элементы, а не как носители смыслов, присущих им в обычном языке. Логические связи между сновидными мыслями устраняются или замещаются особыми способами выражения. Все происходящие смещения направлены в сторону образных подмен (сдвиг понятия «аристократ» на «занимающий высокое место» может быть представлен высокой башней). Этот принцип работы сновидения обусловлен динамикой регрессии, под которой Фрейд понимал особый механизм возвращения к более раннему состоянию или О., воспринятому из детства.

Преодолевая психологизм в трактовке О., феноменология Э. Гуссерля рассматривает его через призму интенциональности сознания, т. е. направленности его на предмет, конституируемый при этом как целостность, в которой выделяются как ряд онтологических слоев предмета, так и набор чувственно воспринимаемых его признаков. Поскольку О. есть всегда О. чего-то, феноменологии удастся восстановить в правах его объективный статус и осуществить возвращение к вещам. О., становясь интенциональной структурой, переходит с уровня инертного содержания сознания на уровень сознания единого и синтетически соотнесенного с объектом. И поэтому О. какого-либо объекта — это не смутное представление, а сознательно организованная форма специфического отношения, один из возможных способов иметь в виду его реальное бытие.

Ж. П. Сартр отмечает, что если О. есть лишь имя для определенного способа, которым сознание имеет в виду свой объект, то ничто не мешает сближать материальные образы (картины, рисунки, фотографии) с образами психическими. Если ментальный О. сам был бы фотографией, то для ее понимания потребовался бы другой О., т. е., практически — это был бы отсыл в бесконечность. Если же О. становится неким способом интенционального одухотворения содержания, то вполне возможно схватывание картины как О. уподобить интенциональному восприятию психического содержания. При этом О. и перцепция различимы.

Ж. Пиаже дал семиотическую интерпретацию ментального О. В своей генетической эпистемологии он характеризует ментальную образность как интериоризованную имитацию и трансформацию реальности. Он описывает процесс внутренней имитации как аспект общей семиотической функции, способность представлять что-нибудь знаком: ментальный О. есть означающее, которое представляет внешнее означаемое. Пиаже отрицает наивную теорию картины ментального О. как разновидности следа, происходящего от пассивного восприятия объективно данной реальности. Внутренний О. у Пиаже становится семиотическим инструментом для того, чтобы вызывать и мыслить то, что воспринималось. Внутренний О. у него базируется на знаковой модели.

Источник:
Образ человека определение
ОБРАЗ, определение — форма отражения и освоения человеком объектов мира. В современной философии О. понимается не только как продукт сознания, но и как то, что
http://terme.ru/termin/obrazy.html

Образ человека определение

Особенности и результаты взаимодействия между людьми в значительной степени зависят от того, как они воспринимают, понимают, воспроизводят и интерпретируют поведение друг друга, оценивают возможности других участников общения и собственные. Процесс взаимодействия сопровождается взаимопониманием или недоразумением, способностью или неспособностью прогнозировать поведение партнера по общению. Поскольку человек является существом социальным, то и его познавательная деятельность реализуется в социальном контексте.

Исследование закономерностей восприятия людьми друг друга — одна из наиболее актуальных психологических проблем. Психология с момента своего становления как самостоятельной науки всегда держала эту проблему в фокусе своего пристального внимания. Это объясняется не столько теоретическим, сколько практическим значением вопрос. Понимание других людей необходимо каждому, кто хочет общаться, действовать, воспитывать, заниматься управленческой деятельностью.и Ситуации совместной деятельности и общения требуют от участников умения воспринимать, описывать и понимать психологические особенности друг друга. Компетентность и успешность личности в понимании психологических особенностей других людей, партнеров по деятельности — важная способность, которая помогает оптимизировать любую социальную ситуацию, уменьшить вероятность конфликтов.

Проблемы социальной перцепции, восприятия и понимания человека человеком достаточно активно изучались отечественными психологами и, прежде всего, А.А. Бодалевым, Г.М. Андреевой, С.В. Кондратьевой, В.Н. Куницыной, В.А. Панферовым, Л.А. Петровской, А.А. Реаном, В.Л. Ситниковым и др.

Цель данной работы — проанализировать особенности восприятия и понмания людьми друг друга.

восприятие человек понимание социальный

Результаты исследований различных аспектов проблемы формирования образа человека в процессе восприятия людей друг другом хорошо известны в кругу психологов. В отечественной психологии классическими стали исследования А.А. Бодалева Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком [Текст] / А.А. Бодалев. — М.: МГУ, 2009. — 200 с..

Психология познания человека человеком характеризуется целым рядом особенностей, которые существенно отличают этот процесс от любого другого познания.

1. Познание другого человека является одновременно и отношением к человеку, и межличностными отношениями, в которые вступают лицо, которое познает (перцепиент), и лицо, которое воспринимают и узнают (объект восприятия), в результате чего между ними возникают привязанность или неприязнь, симпатия или антипатия, взаимная заинтересованность или равнодушие, которые влияют на сам процесс познания и его результаты.

2. Другое лицо воспринимается с позиции молчаливого предположения о наличии принципиального сходства между перцепиентом и объектом социальной перцепции. Мы не смогли бы понимать других людей, если бы не соотносили их с собой, часто неосознанно, с собственным психологическим характером, мыслями и чувствами.

В.Л. Ситников в своей монографии достаточно четко разводит понятия «восприятие», «представление», «познание», «понимание», «образ». Первые четыре относятся к познавательным процессам и отражают динамику, процессуальность, а понятие «образ» статично и отражает результат познания Ситников, В.Л. Образ ребенка (в сознании детей и взрослых) [Текст] / В.Л. Ситников. — СПб.: Химиздат, 2011. — С. 25..

Также при исследовании и описании результатов восприятия, представления, познания, понимания последовательно, обособленно рассматривается каждая из сторон объекта или явления, а образ — это целостный комплекс восприятий, представлений, пониманий, установок. Кроме того, образ совершенно органично допускает единство реального и идеального, достоверного и эфемерного, осознаваемого и интуитивно чувствуемого Ситников, В.Л. Образ ребенка (в сознании детей и взрослых) [Текст] / В.Л. Ситников. — СПб.: Химиздат, 2011. — С. 27..

Различие в формировании образов людей и неживого мира рассматривается В.Н. Куницыной. Она называет отличительные черты восприятия человека человеком: это активный процесс, активизирующий и побуждающий к действию; процесс, имеющий, обратную связь, перестраивающий психические процессы и регулирующий поведение человека Куницына, В.Н., Казаринова, Н.В., Погольша, В.М. Межличностное общение: учебник для вузов [Текст] / В.Н. Куницына, Н.В. Казаринова, В.М. Погольша. — СПб.: Питер, 2001. — С. 154..

А.А. Бодалев, В.Н. Мясищев, Н.Н. Обозов, П.М. Якобсон и другие ученые показали в своих исследованиях, что образ воспринимаемого человека испытывает сильное воздействие отношений, которые складываются между воспринимаемым и воспринимающим, подвергается воздействию личностных и межличностных переменных. Возникшая модель — образ другой личности несет информационную нагрузку, выполняет регулирующую функцию, помогает выстраивать линию поведения по отношению к воспринимаемому человеку.

Исследование американских психологов Г. Острома, Дж. Приора, Дж. Лингла и Н. Геве говорит об устойчивости образа другого человека в сознании воспринимающего. Это исследование показало, что воспринимающие не производят пересмотра сложившегося у них мнения о личности по мере фиксирования фактов, относящихся к новым проявлениям Мясищев В.Н. Психология отношений: избр. психол. труды [Текст] / В.Н. Мясищев. — М.: Издательтво «Институт практической психологии», 2011. — С. 93..

Таким образом, социально-перцептивные образы, как отмечает В.Л. Ситников, — это отражение в сознании человека образов других, людей и самого себя, как члена человеческого сообщества. Они могут отражать как наиболее значимые и существенные характеристики, так и поверхностные, несущественные, ситуативные, а порой и просто случайные Ситников В.Л. Образ ребенка (в сознании детей и взрослых) [Текст] / В.Л. Ситников. — СПб.: Химиздат, 2011. — С. 30..

Во многих отечественных и зарубежных исследованиях установлена связь между полноценностью и сложностью представлений человека о самом себе и многозначностью, дифференцированностью отражений им индивидуальных и личностных особенностей других людей. Так А.А.Реан отмечает, что в настоящее время можно считать доказанным существование связи между уровнем самопознания и познанием личности другого человека Реан А.А., Кудашев, А.Р., Баранов, А.А. Психология адаптации личности [Текст] / А.А. Реан, А.Р. Кудашев, А.А. Баранов. — СПб.: Медицинская пресса, 2010. — С. 154..

Следовательно, по мнению В.Л. Ситникова, для понимания содержания образов других людей (Ты — образов) и их роли в организации взаимодействия между людьми и процесса их развития, необходимо проанализировать структуру и сущность Я — концепции.

Формирование социально-перцептивного образа тесно связано с собственным Я-образом человека, являющегося неотъемлемым компонентом его сознания. То есть, Я-образы оказываются достаточно тесно связаны с Ты-образами. При этом актуализация, конкретной системы Я-образов личности, как отмечает В.Л. Ситников, ситуативна и зависит от многих факторов: самочувствия; предшествующих поступков; ожиданий и намерений; от объекта взаимодействия; от отношения человека к себе, окружающим, к ситуации и прочих факторов Ситников В.Л. Образ ребенка (в сознании детей и взрослых) [Текст] / В.Л. Ситников. — СПб.: Химиздат, 2011. — С. 31..

Итак, «каждый социально-перцептивный образ является продуктом как рациональных, сознательных, осознаваемых, так и иррациональных, бессознательных, неосознаваемых усилий человека по восприятию и пониманию себя и другого» Обухов В.Л. Основы человековедения: человек как микрокосм: учеб.пособ. [Текст] / В.Л. Обухов, Р.А. Зобов, Л.И. Сугакова, В.Л. Ситников. — СПб: Химиздат, 2011. — С. 65..

Понятие «образ человека» в последнее время стало достаточно широко применяться не только для обозначения облика человека, но и для отражения его сущностных особенностей, характерных для представителей той или иной культуры, социальной, профессиональной, возрастной или иной группы. В качестве синонимов этого понятия в ряде случаев выступают «модель человека», «парадигма человека».

Так, например, в работах М.М.Бахтина, Д.С.Лихачева, В.Л.Обухова и др. были предприняты попытки проследить эволюцию образов человека на Западе, Востоке и в России Обухов В.Л. Основы человековедения: человек как микрокосм: учеб.пособ. [Текст] / В.Л. Обухов, Р.А. Зобов, Л.И. Сугакова, В.Л. Ситников. — СПб: Химиздат, 2011. — С. 69..

Понятие «образ человека» не только фиксирует представления о природе человека, но и содержит нормативные элементы, указывая на предназначение, смысл жизни человека, на некие конкретные образцы личности, достойные подражания. Образ человека — это целостная совокупность житейских и научных представлений о человеке, комплекс социальных установок на человека, формирующихся в сознании и актуализирующихся в процессе изучения человека и взаимодействия с ним Ломов Б.Ф. Психологические исследования общения. — М.: «Наука», 2009. — С. 156..

Это достаточно обобщенное понятие может конкретизироваться в более частных понятиях. Так в исследованиях В.Л. Ситникова — это «образ ребенка», «образ друга/недруга», «образ подростка» и др. Ситников В.Л. Образ ребенка (в сознании детей и взрослых) [Текст] / В.Л. Ситников. — СПб.: Химиздат, 2011. — С. 36., в исследованиях С.И. Кедич (Гусевой) — «образ ученика», «образ русского», «образ немца» Гусева С.И. Образ математически одаренного ученика в сознании педагога [Текст] / С.И. Гусева. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. психол.наук. — СПб., 2010. — С. 9., у И.Ю Шилова — «образ мужчины», «образ женщины» Шилов И.Ю. Полоролевые образы и особенности гендерной идентичности в сознании старшеклассников, обучающихся в образовательных учреждениях разного типа [Текст] / И.Ю. Шилов. Автореф. дисс. на соиск. учен. степ. канд. психол. наук. — СПб., 2010. — С. 12. и пр..

Источник:
Образ человека определение
Особенности и результаты взаимодействия между людьми в значительной степени зависят от того, как они воспринимают, понимают, воспроизводят и интерпретируют поведение друг друга, оценивают
http://studbooks.net/1632409/psihologiya/obraz_cheloveka_struktura_formirovanie

Языковой образ человека Текст научной статьи по специальности — Языкознание

Языковой образ человека Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Лапшина Олеся Геннадьевна

Человек может быть осмыслен не только через гуманитарные и естествен-ные науки, искусство, но и через язык, который одновременно является отраже-нием реальности и средством ее создания. На современном этапе развития наукиставится задача на основе частных наук воссоздать целостное представление очеловеке. В статье описывается модель человека по данным естественных наук,философии и лингвистики .

Похожие темы научных работ по языкознанию , автор научной работы — Лапшина Олеся Геннадьевна,

Текст научной работы на тему «Языковой образ человека»

Языковой образ человека

Человек может быть осмыслен не только через гуманитарные и естественные науки, искусство, но и через язык, который одновременно является отражением реальности и средством ее создания. На современном этапе развития науки ставится задача на основе частных наук воссоздать целостное представление о человеке. В статье описывается модель человека по данным естественных наук, философии и лингвистики.

Ключевые слова: лингвистика, концепт, образ человека, модель человека.

Образ человека в языковой картине мира включает в себя как общие представления о человеке, единые для разных культур, так и специфические, отражающие черты национального мировосприятия и понимания человеческой природы. Вслед за М. П. Одинцовой образ человека в языковой картине мира понимается как «. концентрированное воплощение сути тех представлений человека о человеке, которые объективированы всей системой семантических единиц, структур и правил того или иного языка» [16, с. 8]. Одним из первых в отечественном языкознании к изучению разных аспектов (параметров) человека по данным языка обратился В. В. Виноградов, выявивший основные этапы динамики представлений о человеке в русском национальном сознании. В 1946 г. он опубликовал статью «Из истории слова личность в русском языке до середины XIX века», в кото-

рой в тезисной форме были намечены основные этапы развития представлений о человеке в русском национальном сознании. В дальнейшем развитие этих идей получило отражение в трудах Ю. Д. Апресяна, Ю. С. Степанова, Н. Д. Арутюновой, А. Д. Шмелева, Т. В. Булыгиной, В. Г. Гака, Ю. Н. Караулова, Н.Ю. Шведовой, М. А. Алексеенко, В.И. Карасика, Т. И. Вендиной, М.П. Одинцовой и других. В лингвистике ученые описывают внутренний мир человека -душу, сердце, интеллект (работы А. Д. Шмелева, Е. В. Урысон, Т. В. Бахваловой и др.) и внешний мир — социальные признаки и отношения (работы Н. Д. Арутюновой, В. Г. Гака, Ю. Д. Апресяна, Е. Р. Ратушной и др.). Аспекты образа человека получают языковую объективацию в единицах разных языковых уровней: в семантике слов и фразеологизмов, синтаксических структурах, в организации дискурса.

При исследовании сферы «Человек» создается лингвистическая модель как способ экспликации семантической структуры понятийной сферы «Человек», представляющей собой сложнейшую макросистему, которая, в свою очередь, состоит из множества частей (микросистем), имеющих свою собственную структуру и взаимодействующих друг с другом внутри этой системы.

В каждом национальном языке образ человека предстает в трех измерениях:

1) человек вообще (как представитель человеческого рода);

2) определенный тип человека (например, образ средневекового человека, образ русского человека);

3) конкретная личность, отличающаяся от всех других индивидов (человек как представитель социума).

Эти измерения выявляются путем анализа лексического значения слова человек. У данной лексемы выделяется следующий набор семем:

1) живое существо, в отличие от животного, обладающее даром речи, мысли и способностью производить орудия труда и пользоваться ими; 2) носитель каких-либо качеств, свойств; личность; 3) обладатель лучших интеллектуальных или моральных качеств; 4) любое лицо; всякий; кто-либо; 5) устар. дворовый слуга; любой слуга мужского пола; лакей; официант в трактире, ресторане [9, с. 974; 17, с. 763; 21, с. 659].

Наивно-языковая модель человека отражает религиозные представления, в соответствии с которыми вся мыслительная, эмоциональная и духовная жизнь человека связывается с сердцем. В христианском учении существует особое отношение к сердцу, что

привело к возникновению в католичестве особого культа Sacre Coeur. И в православии вопрос о роли сердца в духовной жизни человека ставился и решался на основе соответствующих текстов Священного Писания (см. Юркевич «Сердце и его значение в духовной жизни человека по учению слова Божия», о. П. Флоренский «Стол и утверждение истины», Б. Вышеславцев «Сердце в христианской и индийской мистике»). В основе средневековых представлений о «структуре человека» лежат иерархические степени апостола Павла: дух ^ сознательная душа ^ чувственно подсознательное ^ тело.

Подводя итог многим суждениям русских мыслителей о человеке, Б. Вышеславцев представил уточненную структуру: физикохимическая энергия ^ энергия (биос) ^ психическая энергия («коллективное бессознательное») как индивидуальная душа ^ личнобессознательное (вырастает из предыдущего) ^ сознательная душа ^ духовное сознание (дух) ^ духовная личность как творец культуры. Первые богословы (Ориген, Климент и др.) представили троичную структуру человеческой личности, определив в ней эмпирического человека (чувства), «земного человека» (воля) и «идеал-человека» (разум — noys). П. Флоренский обозначил эти ипостаси как (соответственно) лицо — личина — лик (душа — тело — дух). Совокупность всех отношений, в которые вступает человек, может быть описана как развертка типа:

— идеал-человек: потенциальность разума и добродетели лика в идее жизни;

— эмпирический человек: реальность чувств и качества лица в бытии живота;

— земной человек: актуальность воли в обязанностях личины как образ жития.

Все слова, приведенные в определениях, являются ключевыми, но извлечены из различных интерпретаций «структуры»: лик — лицо -личина (П. Флоренский), жизнь — живот — житие (В. В. Колесов), добродетели — качества — обязанности (В. Вундт), идея — бытие — образ (Н. А. Бердяев), разум — чувство — воля (Ф. Рюше) и т.д.

Таким образом, человек — это гипероним, обозначающий совокупность ликов-лиц: «человек существует лишь как вид или род» (С. Булгаков). Чаще всего словом человек русские философы именуют именно «эмпирического человека»: «Человек «дан» нам в разных смыслах. Но, прежде всего, он дан телесно, как тело. Тело человека -вот, что первее всего называем мы человеком» (П. Флоренский). «Человек есть воплощенный дух и одухотворенная плоть, духовно-

материальное существо, и потому в его жизни не может быть проведено точной грани между материальным и духовным» [27]. Последователем такой интерпретации человека является А. Д. Шмелев, в концепции которого построение русской языковой модели человека обусловливается противопоставлением идеального и материального, интеллектуального и эмоционального, духа и плоти, ума и сердца. Данная концепция имеет своими истоками представление о человеке как триединстве: дух — душа — тело. Автор исследует языковое представление о материальной составляющей людей (тело и плоть, кровь, кости, голова, сердце и мозг) и внутренней — его духовности [29].

Е. В. Урысон структурирует языковую модель человека по принципу наивной анатомии: человек состоит из «видимых и невидимых органов, невидимых субстанций». Исследователь пишет, что «. для выявления модели человека как фрагмента языковой картины мира наибольший интерес представляют слова дух и душа, а кроме того — обозначение фундаментальных способностей человека — ум, совесть, память, воображение, а также сила, терпение и др. Особое место в семантической модели человека занимает «модель восприятия» — лексемы слух, зрение, взгляд» [23, с. 151].

В интерпретации Ю. Д. Апресяна человек характеризуется как «динамичное» существо, способное совершать различного рода действия. Исследователь отмечает, что человеку свойственны определенные типы состояний, процессов и действий, так называемые системы: физическое восприятие — семантический примитив «воспринимать», физиологические состояния — «ощущать», физиологические реакции на разного рода внешние и внутренние воздействия, физические действия и деятельность — «делать», желания — «хотеть», мышление, интеллектуальная деятельность — «знать», «думать», эмоции -«чувствовать», речь — «говорить». Системы тесно связаны друг с другом [1].

Особое направление, развивающееся в рамках когнитивной лингвистики, связано с описанием мировоззренческих концептов как некоторых семиотических понятий, сложившихся в естественном языке. Это работы Н. Д. Арутюновой и ее последователей. Авторы описывают семантику слов как элементов языка, участвующих в концептуализации мира в сознании людей. Серия работ посвящена описанию отдельных концептов (личность, персона, ум и др.), их исследованию в плане соотношения языка и образа мышления его носителей [2]. А. А. Уфимцева выделяет части человека в соответствии с несколькими основными сферами его проявления: биолого-физиологические и

Н. Ю. Шведова в проспекте русского идеографического словаря делает попытку охватить все сферы бытия человека. Ученый пишет: «Фронтальное изучение современной общеупотребительной лексики. показало, что центральное место в этой системе занимают лексические классы, объединяющие единицы (слова и фразеологизмы), которые именуют человека, его жизнь, его тело, физическое состояние, ум, чувство, волю, его способности и возможности, поведение и поступки, труд и продукты труда, занятия, времяпрепровождение, контакты и отношение друг к другу» [19, с. 23]. Автор говорит о шести мирах как сферах человеческого существования:

1) мир, воспринимаемый человеком как все высшее, непостижимое или непонятное (всё божественное, потустороннее, чудесное, понятия добра и зла, правды и лжи, совести, чести; судьбы и рока и

2) мир, ощущаемый, осознаваемый человеком как все сущее (время, пространство, положение в пространстве, движение, материя и ее свойства);

3) мир, окружающий человека, им непрерывно познаваемый и активно осваиваемый (Космос, небесные явления и светила, огонь, свет, тьма; Земля, суша, вода, стихийные явления; живая и неживая природа и др.);

4) собственно мир человека: он сам: физический склад и физическая жизнь человека; духовный мир, психический склад (характер, ум, чувства, мысль, воля), поведение и поступки; радостные и горестные события личной жизни человека.

5) мир, создаваемый человеком, его непосредственно окружающий и с ним непосредственно взаимодействующий (семья, друзья, враги; социальный статус, труд, плоды труда, быт, общество, государство, власть, война и мир, церковь);

6) мир, создаваемый умом и духом человека как антипод всему вещественному, материальному (вероучение, язык, искусство и др.)

Человек как организм предстает в виде совокупности его телесных и материальных свойств. Человек-личность рассматривается как

социокультурный индивид, как субъект — носитель сознания и самосознания. Человек как личность включает, с одной стороны, психологические особенности человека, определяющие его индивидуальность (в единстве эмоционального и интеллектуального начал), а с другой -социальные, указывающие на его социальную роль и опыт деятельности в обществе. В центре нашего внимания будет именно этот «фактический человек», человек социальный в контексте языка и культуры. Автор предполагает, исходя из источников старославянской письменности, что физическая природа человека не представляла особого интереса, интерес проявлялся к оценке человека как личности социальной и духовной, «интеллигибельной» [6, с. 19-20, 23-24].

Представители лингвокультурологического подхода рассматривают человека в рамках диады язык-культура (С. Г. Воркачёв, В. И. Карасик, М. И. Пименова, Г. Г. Слышкин [7; 12; 13] и др.). Ю. С. Степанов среди констант русской культуры выделяет «вершинный» концепт «Человек» и три его наиболее естественных аспекта -три линии его параметризации, присутствующие во всех культурах и имеющие собственные, особые формы выражения:

1) человек в отношении к «миру» и к «Богу»;

2) человек в отношении к себе подобным, к своему роду или племени, к «своим» в их отличии от «чужих»;

3) человек в отношении к обществу как «личность».

Эти три аспекта представляются ученым как три стадии одного эволюционного семиотического ряда [22, с. 698]: «ЧЕЛОВЕК, ЛИЧНОСТЬ»: (1) ^ (2) ^ (3). Концепт «Человек» относится к категории фундаментальных культурных концептов, и изучение его актуально потому, что именно в важнейших культурных концептах выражается национальная картина мира, отражающая особенности этнического мировосприятия.

Универсальной является иерархическая структуризация концепта «Человек». Физический облик человека, его внутренние состояния, эмоции и интеллект, его отношение к окружающему миру, природе, его действия, его отношение к коллективу людей и другому человеку, находит свое выражение в языке в образах человека «внешнего» и «внутреннего» [8]. Термины «внешний человек» и «внутренний человек», принятые представителями логического направления в языкознании, являются достаточно условными, поскольку предполагают целостный объект. Такое деление удобно вследствие многогранности и многомерности объекта исследования и позволяет выделить и подробно описать концепты, участвующие в моделировании «внешнего»

и «внутреннего» человека, такие как «интеллектуальный человек», «эмоциональный человек», «социальный человек» и т.д. В концепте «внутренний человек» выделяются группы «характер человека», «умственные способности», «психологическое состояние», в концепте «внешний человек» — группы «внешность», «социальный статус», «физиологическое (физическое) состояние» [8].

В заключение отметим, что для создания языкового образа человека во всем многообразии его характеристик, психических состояний, реакций и проявлений необходимы семантические описания разноуровневых языковых и речевых знаков, репрезентирующих человека, реконструкция их скрытых смыслов.

1. Апресян Ю. Д. Образ человека по данным языка: попытка системного описания // Вопросы языкознания. — 1995. — № 1. — С. 37-67.

2. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. — М., 1999.

3. Белозерова Ф. М. ФЕ с компонентами-наименованиями лица по социально-профессиональному признаку в современном английском языке (в сопоставлении с русским): дис. . канд. филол. наук. — М., 1981.

4. Булыгина Т. В. Дух, душа и тело в свете данных русского языка // Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). — М., 1997. -С. 523-537.

5. Васильева Е. В. Концептуальная оппозиция «индивид-группа» в языковой картине мира: дис. . канд. филол. наук. — М., 2001.

6. Вендина Т. И. Средневековый человек в зеркале старославянского языка. — М., 2002.

7. Воркачёв С. Г. Методологические основания лингвоконцептологии // Теоретическая и прикладная лингвистика: межвуз. сб. науч. тр. — Воронеж, 2002. — Вып. 3: Аспекты метакоммуникативной деятельности. — С. 79-95.

8. Геляева А. И. «Человек» в языковой картине мира. — Нальчик, 2002.

9. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка: Толково-

словообразовательный: в 2 т. — М., 2001. — Т. 1. А — О.

10. Журинская М. А. Именные посессивные конструкции и проблема неотторжимости // Категория бытия и обладания в языке. — М., 1997. — С. 194-258.

11. Зализняк А. А. Ключевые идеи русской языковой картины мира: сб. ст. — М., 2005.

12. Иная ментальность/ В.И. Карасик и др. — М., 2005.

13. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. — Волгоград, 2002.

14. Мирсаетова Л. А. Образ человека во фразеологической картине мира в татарском языке (сопоставительно с русским языком): автореф. дис. . канд. филол. наук. — Уфа, 2004.

15. Никитина Л. Б. Категориальные семантические черты образа homo sapiens в русской языковой картине мира: моногр. — Омск, 2004.

16. Одинцова М. П. Вместо введения: К теории образа человека в языковой картине мира// Язык. Человек. Картина мира: лингвоантропологические и философские очерки (на материале русского языка)/ Омск. гос. ун-т. — Омск, 2000. — Ч. 1. — С. 8-11.

17. Ожегов С. И. Словарь русского языка/ под ред. Н. Ю. Шведовой. -М., 1986.

18. Оксенчук А. Е. Образ человека в русской языковой картине мира (на материале соматической фразеологии): автореф. дис. . канд. филол. наук. -Мн., 1998.

19. Проспект. Русский идеографический словарь. Мир человека и человек в окружающем мире/ под ред. Н.Ю. Шведовой. — М., 2004.

20. Седова Н. А. Соотношение образов частичного (частей) и целостного человека в языковой картине мира (на материале семантико-функционального макрополя «часть человека» в современном русском языке): дис. .канд. филол. наук. — Омск, 2000.

21. Словарь русского языка: в 4 т./ под ред. А. П. Евгеньевой. — М., 1999.

22. Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры. Опыт исследования. — М., 2001.

23. Урысон Е. В. Проблемы исследования языковой картины мира: Аналогия в семантике / РАН, Ин-т русского языка им. В. В. Виноградова. — М., 2003.

24. Уфимцева А. А. Лексическое значение: Принципы семиологического описания лексики. — М., 1986.

25. Уфимцева А. А. Семантика слова // Аспекты семантических исследований. — М., 1980. — С. 5-80.

26. Философский энциклопедический словарь. — М., 1989.

27. Флоренский П. Избранное: в 2 т. — Т. 1. — М., 1990.

28. Шангараева Л. Ф. ФЕ, характеризующие трудовую деятельность в английской и русской лингвокультурах: автореф. дис. . канд. филол. наук. — Казань, 2004.

29. Шмелев А. Д. Язык и внеязыковая действительность. — М.: Языки славянской культуры, 2002.

Интертекстуальность как специфическая черта мемуарных текстов Георгия Иванова

В статье делается попытка систематизации элементов интертекста, используемых в мемуарных текстах Г. Иванова, определяются способы их введения и функции.

Ключевые слова: интертекстуальность, внутренний адресат, цитатное заглавие, эпиграф, автоцитирование.

Источник:
Языковой образ человека Текст научной статьи по специальности — Языкознание
Человек может быть осмыслен не только через гуманитарные и естествен-ные науки, искусство, но и через язык, который одновременно является отраже-нием реальности и средством ее создания. На современном этапе развития наукиставится задача на основе частных наук воссоздать целостное представление очеловеке. В статье описывается модель человека по данным естественных наук,философии и лингвистики.
http://cyberleninka.ru/article/n/yazykovoy-obraz-cheloveka

(Visited 1 times, 1 visits today)

CATEGORIES