Конфликтный диалог

WEB-ресурс научно-практических конференций

В данной секции Вы можете ознакомиться с материалами наших конференций

I Международная научно-практическая конференция «Лингвокогнитология и языковые структуры» (Днепропетровск, 14-15 февраля 2013г.)

Региональная научно-методическая конференция для студентов, аспирантов, молодых учёных «Язык и мир: современные тенденции преподавания иностранных языков в высшей школе» (Днепродзержинск, 20-21 февраля 2013г.)

IV Международная научно-практическая конференция молодых ученых и студентов «Стратегия экономического развития стран в условиях глобализации» (Днепропетровск, 15-16 марта 2013г.)

VIII Международная научно-практическая Интернет-конференция «Альянс наук: ученый – ученому» (28–29 марта 2013г.)

Всеукраинская научно-практическая конференция «Научно-методические подходы к преподаванию управленческих дисциплин в контексте требований рынка труда» (Днепропетровск, 11-12 апреля 2013г.)

VІ Всеукраинская научно-методическая конференция «Восточные славяне: история, язык, культура, перевод» (Днепродзержинск, 17-18 апреля 2013г.)

VIII Международная научно-практическая Интернет-конференция «Спецпроект: анализ научных исследований» (30–31 мая 2013г.)

Всеукраинская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы преподавания иностранных языков для профессионального общения» (Днепропетровск, 7–8 июня 2013г.)

IX Международная научно-практическая конференция «Наука в информационном пространстве» (10–11 октября 2013г.)

Гимназия «Мариинская», г . Таганрог, Российская Федерация

ГРАНИЦЫ МИМЕЗИСА . РОЛЬ МИМЕЗИСА В СОЗДАНИИ КОНФЛИКТНОГО ДИАЛОГА

В качестве термина риторики и стилистики мимезис (от греч . . – «подражание», «передразнивание») означает преднамеренное манифестирование в речи особенностей речи собеседника с целью демонстрации неадекватности этой «чужой» речи, передразнивания или высмеивания собеседника, отвлечения внимания от предмета спора и т.д. Мимезис обычно также сопровождается имитацией паравербальных и невербальных коммуникативных сигналов – интонации, жестов, мимики и т.п.

В основе мимезиса лежит повтор. Однако мимезис употребляется в определенных условиях, связанных с необходимостью выразить реакцию на коммуникативное поведение собеседника, а также на ситуацию или отдельные ее составляющие в момент общения. Вследствие этого реплика, в состав которой входит мимезис , занимает позицию зависимой реплики-реакции на то или иное высказывание, являющееся стимулом такого реагирования. Мимезированная реплика актуализируется в реплике-реакции, однако мимезис имеет место только тогда, когда собеседник ретроспективно отсылает коммуниканта к предыдущему высказыванию. Приведем пример:

TYRONE : ( speaks , at first with a warm , relieved welcome .) I’m glad you have come , lad . I’ve been damned lonely . ( Then resentfully ) You are a fine one to run away and leave me to sit alone here all night when you know – ( With sharp irritation ) I told you to turn out that light ! We are not giving a ball . There is no reason to have the house ablaze with electricity at this time of night , burning up money !

EDMUND : ( Angrily ) Ablaze with electricity ! One bulb ! Hell , everyone keeps a light on in the front hall until they go to bed . ( He rubs his knee .) I damned near busted my knee on the hat stand [14, с. 91].

В данном примере мимезированная реплика-реакция, отсылая собеседника обратно к его высказыванию, выражает отрицательное отношение Эдмунда к сказанному Тайроном . Лексическим «провокатором» возмущения Эдмунда выступает фраза « ablaze with electricity » – « пылающий светом», относительно степени освещенности дома. Абсурдность заявления подчеркивается следующей фразой, произнесенной вторым репликантом : « One bulb !» – «одна лампочка», что отрицает присутствие излишней освещенности помещения, т.е. фраза отторгается как неуместная, и подкрепляется эмоционально-интеллектуальной квалификацией сообщения, а также передачей отрицательного отношения к сказанному выражением удивления, недоумения: « Hell , everyone keeps a light on in the front hall until they go to bed » – «Черт, у всех свет включен в передней прихожей до тех пора пока они не лягут спать».

Как видно из примера, важным оказывается какой-то фрагмент ситуации, который и вызывает изменение эмоционального состояния говорящего и служит причиной проявления реакции. Это находит свое непосредственное отражение в том, что типичным для конструкций с мимезисом является их построение на основе повтора. Они включают в себя повтор какой-либо части материального состава предыдущего высказывания. И здесь важным условием реализации мимезиса является контактное расположение реплик.

В рамках дисгармоничного речевого поведения выделяется ряд тактик некооперативного общения: отказ от развития темы, отрицательное эмоциональное отношение к ней, «открыто выраженное мнение о необходимости свернуть, прекратить высказывание собеседника», перебив, проявление собственной тематической инициативы, замены темы, критическое замечание о собеседнике, тактика укора и осуждения, возмущение [9; 11; 12].

В диалогических дискурсах , отражающих негармоничное коммуникативное взаимодействие, присутствуют показатели несогласия, негативных речевых реакций. Так, среди речевых средств дисгармоничных стратегий и тактик выделяют высокоэмоциональные оценочные высказывания с отрицательной коннотацией и также высказывания – «маркеры несоответствия», указывающие на расхождение речевых поступков говорящего с ожиданиям слушающего [6–7].

Также, по мнению петербургских ученых С. Г. Ильенко и М. Ю. Дымарского любое общение строится на совмещении тождества и различия речемыслительных сознаний партнеров по коммуникации. Элементы тождества обеспечивают взаимопонимание друг друга, а элементы различия – коммуникативный интерес. В результате, первые могут полностью совмещаться, что приводит к выработке общего кода. Элементы различия же образуют зоны с разной степенью пересечения. Степень наложения элементов различия обуславливает риск возникновения ситуации конфликта – чем меньше совмещения, тем больше вероятность возникновения конфликта. Исходя из этого, следует, что конфликтность заложена потенциально в любом диалоге и развитие или неразвитие конфликта зависит от ряда лингвистических и экстралингвистических факторов [3; 5].

Организация конфликтной ситуации может носить как намеренный, так и ненамеренный характер. В случае с мимезисом мы сталкиваемся с намеренной организацией конфликта. В такой ситуации инициатор преследует какие-либо цели и продвигается к ним. Данные цели могут быть двух видов: 1) эмоциональные (выражение психоневрологического состояния субъекта-инициатора, вербально выражаемые для снятия собственного внутреннего напряжения, эмоциональной разрядки); 2) манипулятивные (продуманный комплекс речевых действий, провоцирующих ситуацию конфликта, для реализации каких-либо интенций субъекта-инициатора) [2].

Проиллюстрируем вышесказанное примером:

MARY : ( Reprovingly ) Your father wasn’t finding fault with you . You don’t have to always take Jamie’s part . You’d think you were the one ten years older .

LAMIE : ( Boredly ) What’s all the fuss about ? Let’s forget it .

TYRONE : ( Contemptuously ) Yes , forget ! Forget everything and face nothing ! It’s a convenient philosophy if you’ve no ambition in life except to –

MARY : James , do be quiet . ( She puts an arm around his shoulder – coaxingly .) You must have gotten out of the wrong side of the bed this morning . ( To the boys , changing the subject .) What were you two grinning about like Cheshire cats when you came in ? What was the joke ? [14, с. 21]

Итак, мимезис ведет к дисгармонизации общения, создает конфликтный тип диалога. Но главный признак реализации мимезиса – это наличие новых значений, коннотаций, девиаций в реплике-реакции, наблюдаемых на всех уровнях языка: фонетическом, лексическом, синтаксическом и семантическом. Соответственно внутри каждого уровня повторы классифицируются в зависимости от своей специфики и становятся отдельными объектами исследования. Соответственно разноуровневые девиации, маркирующие прием мимезиса , создают его прагматический потенциал.

Список использованных источников:

1. Арутюнова Н. Д. Диалогическая модальность и явление цитации / Н. Д. Арутюнова // Человеческий фактор в языке. Коммуникация, модальность, дейксис ; под ред. Т. В. Булыгиной. – М.: Наука, 1992. – С. 52–79.

2. Доценко Е. Л. Психология манипуляции / Е. Л. Доценко. – М.: ЧеРо ; МГУ, 1997. – 258 с .

3. Дымарский М. Я. Где находится порог языкового конфликта? / М. Я. Дымарский // Аспекты речевой конфликтологии : сб. ст. под . р ед. чл.-корр. Российской Академии образования, проф. С. Г. Ильенко. – СПб ., 1996. – С. 25–34.

4. Ермакова O. E. К построению типологии коммуникативных неудач (на материале естественного русского диалога) / O. E . Ермакова, Е. А. Земская // Русский язык в его функционировании: коммуникативно-прагматический аспект: сб. ст. – М. , 1993. – С. 30–64.

5. Ильенко С. Г. К поискам ориентиров речевой конфликтологии / С. Г. Ильенко // Аспекты речевой конфликтологии : сб. ст. под . р ед. чл.-корр. Российской Академии образования, проф. С.Г. Ильенко. – СПб ., 1996. – С. 3–12.

6. Колокольцева Т. Н. Антропоцентризм диалога ( коммуникативы в диалоге) / Т. Н. Колокольцева // Вопросы стилистики: межвуз . сб. науч . тр. – 1999. – Вып . 28. – С. 114–125.

7. Колокольцева Т. Н. Специфические коммуникативные единицы диалогической речи: дис . … докт . филол . наук: спец . 10.02.01 «Русский язык» / Т. Н. Колокольцева. – Саратов, 2001. – 363 с .

8. Красных В. В. «Свой» среди «чужих»: миф или реальность? / В. В. Красных. – М.: Гнозис , 2003. – 375 с.

9. Матвеева Т. В. Управление собеседником в диалогическом речевом общении / Т. В. Матвеева // Проблемы речевой коммуникации: межвуз . сб. науч . тр. – 2004. – Вып . 4. – С. 152–165.

10. Рудов П. А. Информативный диалог конфликтного типа: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты: дис . … канд. филол . наук: спец . 10.02.01 «Русский язык» / П. А. Рудов . – Новосибирск, 2005. – 216 с .

11. Рытникова Я. Т. Гармония и дисгармония в открытой семейной беседе / Я. Т. Рытникова // Русская разговорная речь как явление городской культуры / под ред. Т. В. Матвеевой. – Екатеринбург: АРГО, 1996. – С. 94–115.

12. Седов К. Ф. Этическая составляющая типологии речевых культур / К. Ф. Седов // Проблемы речевой коммуникации: межвуз . сб. науч . тр. / под ред. М. А. Кормилицыной. – 2003. – Вып . 3. – С. 193–201.

13. Шалина И. В. Коммуникативно-речевая дисгармония: ее причины и виды / И. В. Шалина // Культурно-речевая ситуация в современной России. – Екатеринбург: Урал . г ос . ун-т, 2000. – С. 272–287.

Источник:
WEB-ресурс научно-практических конференций
В данной секции Вы можете ознакомиться с материалами наших конференций I Международная научно-практическая конференция «Лингвокогнитология и языковые структуры» (Днепропетровск, 14-15
http://www.confcontact.com/2012_11_28/7_pivovarova.htm

Пример диалога-конфликта

Все это вместе взятое отчасти объясняет, почему художник предпочитал двухголосие на «подмостках» театра кукол и диалог между действующими лицами натюрмортов. В одних случаях они непримиримо конфликтуют, в других пребывают в добром согласии.

Пример диалога-конфликта — «Букет» (1933). Нейтральный коричневый с темной прозеленью фон. Посветлее и холоднее ромб табуретки. В центре — деревенская крынка из обожженной глины с оливковой поливой. А над ней горит пестрый шар — букет из круглых цветков. Они не растут из кувшина, а неуклюже прилажены к нему сверху. И держатся цветки не на стеблях, а так, невесть на чем — приставлен круг к кругу, клубок к клубку, а тот к соседнему, и еще один рядом, и еще один такой же все по кругу. Все, как на подбор, неимоверно большие, немыслимо яркие. Из кругов и клубков получается шар. Безупречно правильной формы. Ни один цветок, тщательно обрисованный и выделенный, не выходит за границы окружности.

Это букет с большой буквы. Торжественный, респектабельный Букет. Щукин не прикидывается простачком, когда с усердием выводит узор из аляповатых бумажных роз. Он — благоговеющий ученик тех, кто несет самодельные букеты на рынок, гордо показывает «товар лицом». Он — ученик тех, для кого самая малость-перл творения. Старательный на подробности, нацеленный на главное. Берет форму крупно, упрощает чуть ли не до схемы.

Но приглядитесь, как набухают изнутри мохнатые оранжевые шапки цветов, как из каждой чашечки, пламенеющей алой, изумрудно-зеленой, ярко-синей, глазеют выпуклые радужные точки, как огненно-пунцовые и фиолетовые розы свернуты тугими спиралями или раскрывают пышные лепестки, а колокольчики тянутся вверх, выпрямив головки. Цветки, все вкупе и каждый порознь, норовит непременно вылезти вперед, а за самыми пригожими и напористыми протискиваются те, что поменьше, заполняют все просветы и тоже притязают на толику внимания.

Источник:
Пример диалога-конфликта
Все это вместе взятое отчасти объясняет, почему художник предпочитал двухголосие на «подмостках» театра кукол и диалог между действующими лицами натюрмортов. В одних случаях они непримиримо
http://www.la-fa.ru/wood/schukin123.html

(Visited 1 times, 1 visits today)

CATEGORIES