Чем больше помогаешь, тем хуже к тебе относятся

В трудных ситуациях мы можем нуждаться в помощи. И когда получаем ее, то иногда решаем, что нам должны. Мы становимся требовательными, даже придирчивыми и ревнивыми. Становимся «тяжелым случаем» для того, кто пытался помочь.

Как и почему это происходит? И нужно ли помогать людям «до последнего», несмотря на агрессию и неблагодарность?

Есть такой анекдот:

Нищий стоит возле храма и просит милостыню. Один состоятельный человек каждый раз давал нищему крупную сумму денег. И вот жертвователь пропал. Нищий волнуется, ждет. Через несколько недель нищий опять встретился со своим благотворителем.

— Куда же вы пропали? — обеспокоенно спрашивает нищий.

— Да вот, ездили с женой на море, — радостно отвечает собеседник.

— И это за мои деньги?!

Говорят, что с Утесовым произошла похожая история. Как-то Утесову повстречалась сидящая на тротуаре плачущая женщина. Когда певец спросил ее, что случилось, женщина рассказала ему печальную историю о том, как она шла на рынок, чтобы купить продуктов для празднования дня рождения. Она несколько месяцев собирала эти деньги. И у нее украли кошелек с деньгами. Нет денег, нет продуктов, нечем угощать гостей, нет праздника. Утесов проникся горем женщины и дал ей утраченную сумму. Женщина продолжала горько плакать.

— Почему же вы плачете? — спросил Утесов. — Я же дал вам денег.

— Да, — повернула к нему свое заплаканное и искривленное от обиды лицо женщина. — А кошелек?!

Если мы призадумаемся над этой историей и зададимся вопросом, что же произошло с женщиной, то ответы: «Ей все мало», или «Она жадничает», или «Она неблагодарна, инфантильна», — нас не удовлетворят. Здесь важно сосредоточиться на том, что женщина, понеся серьезную утрату, хочет не только помощи, не только компенсации утраты, а хочет добиться эффекта, как будто ничего не произошло. Эффекта полного устранения травматических обстоятельств. Это сказочный, волшебный эффект. Когда всемогущий другой полностью устраняет последствия травмы. «И я чувствую, что я защищен». Вроде бы все хорошо. Разве с этим чувством что-то не так?

Желание быть абсолютно защищенным свойственно каждому из нас. Философ Жильбер Симондон в своей книге «О животном и человеке» пишет:

«У человека нет ничего. Он лежит беспомощный, не способный передвигаться, в то время как птенцы уже умеют добывать себе пищу, а насекомые, едва появившись на свет, знают, куда нужно двигаться, чтобы подняться в воздух. Человек ничего не знает… Он вынужден всему учиться с нуля, долгие годы он живет на попечении родителей, пока не начнет самостоятельно зарабатывать на жизнь и преодолевать подстерегающие его опасности. Но взамен ему дан разум, человек — единственное живое существо, которое может стоять в полный рост и смотреть на небо».

Можно добавить — и молиться Богу, познавая Его.

Осознавать свою незащищенность человеку болезненно и тревожно. Это всего лишь одна из причин того, почему человеку хочется фантазировать не просто о дозированной помощи, не просто об участии, которое имеет границы, а о том, чтобы за него все было решено, и он не испытывал такой незащищенности перед жизнью. И даже если такой человек глубоко страдает, дать ему все не получится.

Пока человек не выстроит зрелые отношения и зрелые защиты в этой незащищенности, он будет стремиться к незрелой защите.

Один из примеров — «поиск всемогущей матери». Ведь в детстве ребенку кажется, что родители всемогущи. Этот этап наступает, когда ребенок начинает догадываться, что уют и тепло, молоко и комфорт — это не результат его всемогущей заботы о себе, а забота взрослых. Ребенок будет взрослеть, вера будет таять, но ее остатки всегда будут с ним. И от того, насколько теперь выросший ребенок сможет быть сопричастным к этим всемогущим «взрослым», будет зависеть то, насколько он будет чувствовать себя состоятельным. Именно поэтому люди так ценят «звезд» и «сильных мира сего». У всех нас есть ожидание всемогущей и неразрушимой матери, матери-опоры, которая удовлетворит все наши потребности. И когда кто-то сильнее нас нам помогает, эти фантазии активизируются. Но когда «всемогущая мать» нам отказывает, то «ребенок» возмущен. Его лишили его собственности.

В упрощенном виде все это принято списывать на недолюбленность. Но проблема в том, что принцип удовольствия стремится стать тотальным. Другими словами,

неосознанное желание человека — не испытывать неудовольствия в принципе

Однако любое напряжение и неудовлетворенность — большая проблема для принципа удовольствия. Поэтому развитие — всегда фрустрация.

«Всемогущая мать» еще и неразрушима. То есть по отношению к ней можно быть и жестоким, и садистичным, и неблагодарным — она все выдержит. Соответственно, чем больше мы поддерживаем эти фантазии у тех, кому помогаем, тем большие приступы агрессии провоцируем.

И даже если кому-то удается представлять себя эдакой «мамой, которая все может и на все готова», его ждет новая сложность: тот, кто все может, тот и во всем виноват.

Источник: www.nastroy.net

Уходите от «токсичных» людей, включая «токсичных» родственников.

Решение не идти на контакт с членом семьи – глубоко личное.

Для некоторых из нас исцеление материнской раны возможно только в контакте с матерью. В этом сценарии исцеление создает новое, более глубокое соединение между матерью и дочерью, – и это бесконечно прекрасно. Я видела, как это происходит, и это поистине вдохновляет.

Но для некоторых из нас невозможно исцелиться, оставаясь в контакте с матерью.

Отстранение от члена семьи всё еще считается табу, особенно если речь идет о матери. Иногда достаточно небольшой дистанции и краткосрочного отстранения. В других случаях отстранение может быть постоянным. Требуется невероятная сила и мужество, чтобы пройти через это.

Что может привести к отстранению?

Есть много причин, по которым люди принимают такое решение. Но корень его – в осознании того, что дисфункциональное поведение вашей матери стоит вам вашего эмоционального и ментального равновесия, и вы уже просто не в состоянии платить эту цену.

Я верю, что такое решение не принимается из легкомыслия или бравады. Чаще всего к этому приходят после долгих лет попыток самыми разными способами сохранить эту связь и перевести ее на более высокий уровень. В определенный момент цена становится слишком высока, и вам нужно принять решение.

Это может быть самое сложное решение в вашей жизни. И в то же время самое освобождающее.

Семья – это сложная система. Когда кто-то перестает играть в ней свою обычную роль, система переживает своего рода разгерметизацию или хаос. Конфликт может привести к трансформации всей системы и переходу на более высокий уровень, если члены семьи открыты и готовы к росту и обучению. Но, к сожалению, иногда готовность расти и попытка привнести изменения наталкиваются на сопротивление семьи. В таком случае у человека, желающего расти,есть выбор: оставаться в токсичной и дисфункциональной среде или же уйти из нездоровой системы. Выбор прервать контакт чаще всего делается, когда очевидно, что исцеление в семейной системе невозможно.

Дочь часто играет роль посредника, козла отпущения, хранителя секретов или опекуна эмоций. Если дочь находится на пути к взрослению и хочет выйти за рамки типичной семейной роли (возможно, становясь сильнее, формируя границы, отказываясь терпеть плохое обращение и т.д.), её решение неизбежно приводит к переменам. Степень хаоса в результате этого указывает, насколько в целом дисфункциональна эта семейная система.

Если члены семьи относительно здоровы, стабильны и открыты, семья может прийти к равновесию без особого хаоса. Однако, если члены семьи сами глубоко травмированы и изранены, развитие дочери может восприниматься как серьезная угроза для семейной системы. В таком случае хаос может глубоко дестабилизировать ситуацию, и с ним очень сложно справиться. Здесь очень важна поддержка.

Бессознательная попытка удерживать равновесие и сопротивляться изменениям может привести к нападкам на дочь. Распространённая и опасная реакция состоит в «патологизации» дочери. Тогда причина конфликта видится в какой-то патологии дочери.

Формируется следующее послание: “Твоя неспособность продолжать игру в семейной системе в отведенной тебе роли указывает на то, что с тобой что-то не в порядке.” Это основанное на унижении послание – по сути, отказ матери или другого члена семьи от честного осмысления своего собственного поведения и взятия ответственности. Уровень ментальной стабильности дочери, ее сексуальная активность, ее прошлые ошибки, всё в ней может быть открыто поставлено под вопрос, кроме роли матери в конфликте.

Удивительно, как яро люди сопротивляются тому, чтобы посмотреть вглубь себя, и на что они готовы пойти, чтобы оставаться в отрицании, включая даже отвержение своего собственного ребенка. Это на самом деле бессознательная попытка сопротивления переменам путем проецирования всего конфликта или «плохости» на того, кто инициирует трансформацию семейной системы.

В конечном итоге, здесь нет ничего личного. Просто так происходит, когда люди, которые закрывают глаза на своё внутреннее состояние, сталкиваются со своей вытесненной болью благодаря катализирующему событию. Например, таким катализатором может стать женщина, которая перерастает преобладающую в семье динамику, поколениями державшую эту семейную систему в равновесии.

Мы не можем спасти своих матерей. Мы не можем спасти свои семьи. Мы можем спасти только себя.

Вам не нужно понимание вашей матери (или другого члена семьи), чтобы полностью исцелиться.

Осознание, что мать (или семья) просто-напросто не способны или не желают понимать вас, может разбить сердце. Неважно, как вы объясняете или сколько раз пытаетесь донести свои побуждения, – это все идет в никуда. Вы как будто разговариваете на разных языках. Они могут бессознательно блокировать понимание вас, потому что это ставит под большую угрозу их укоренившиеся убеждения и ценности.

Понимание может стать причиной сейсмического сдвига в самом фундаменте, на котором строятся их мировоззрение и идентичность. Это больно осознавать, но это помогает создать особую силу духа. Становится ясно, что вам нужно удовлетвориться собственным пониманием себя. Основным становится ваше собственное мнение о себе. Вы осознаете, что с вами может быть всё в порядке, даже если другие вас не понимают.

После того, как вы уходите из контакта, ваша жизнь может начать улучшаться во всех направлениях. Я наблюдала, как уходят хронические заболевания, невротические страхи и паттерны длиной в целую жизнь. На самом деле, иногда бывает даже сложно принять, насколько приятнее стала ваша жизнь. Каждый новый уровень успешности, близости, радости и свободы напоминает вам, что ваша семья не может разделить это с вами. Именно в такие периоды мы можем испытывать взволнованность и горе. Ничего не нужно делать, кроме как чувствовать горе, которое накатывает, и позволять себе двигаться дальше.

Чувство печали не означает, что вы сделали неправильный выбор. На самом деле, это признак здоровья и исцеления.

Укореняйтесь в мировоззрении, которое дало вам силы уйти из токсического взаимодействия. Иначе вас могут втянуть обратно через чувство вины или стыда. Очень важно получить поддержку и дать себе время и пространство, чтобы проработать все эмоции, которые связаны с этим выбором. Укореняйтесь в том, почему вы сделали такой выбор, и используйте возможность начать совершенно новый этап своей жизни.

Отстранение – это стартовая площадка для обретения силы.

Возможно, вы обнаружите нечто глубоко важное: вы осознаете, что можете выжить, даже когда ваша мать отвергает вас. Мало кто приходит к этому осознанию. Это может вывести вас на новый уровень внутренней свободы и решимости, инициировать квантовый скачок в вашей жизни. Это может подстегнуть приверженность истине и привнести целостность, которая повлияет на все сферы вашей жизни. Это разожжет в вас огонь истины, который был там всегда, но только теперь может пылать в полную силу. Вы почувствуете свой внутренний источник.

Печаль, печаль и еще больше печали приведет вас к… СВОБОДЕ.

Печаль может возникать при каждом переходе на новый, более высокий уровень, на который никогда не вступала ваша мать (семья). Это может быть печаль, разъедающая кости, почти племенная и родовая печаль ухода вперед без них. Но со временем становится проще. Я считаю, что, чем более любяще мы позволяем себе горевать, тем больше в нашей жизни чудес, красоты и радости.

Есть нечто глубоко сакральное в горе, что приходит с этим выбором. Оно может открыть нам возможность глубоко соединиться со своей истинностью и воплотить её на глубочайшем уровне. Нужно обрести новый смысл этой потери и использовать его, чтобы усовершенствовать свою жизнь. Это ключ к долговременному исцелению.

Ваша целостность становится твердой опорой на всю оставшуюся жизнь.

Вам не нужно становиться бедным, чтобы помочь бедным людям, или заболеть, чтобы больные исцелялись. Вы можете влиять только из позиции силы, ясности и центрированности.

Совершенно нормально уходить от токсичных людей, включая токсичных родственников.

Исцеление родовых травм может быть одиноким путем. Но в новом созданном вами пространстве появятся и душевные связи. Необходимость в привязанности – это самая сильная потребность нашей человеческой природы. Оказаться лицом к лицу с отвержением означает столкнуться со своей глубинной болью, человечностью, и заявить о ценности своей жизни. Наш самый сильный страх – остаться в одиночестве. Но одиночество, которого мы страшимся, уже присутствует в ранах нашего рода. Я здесь, чтобы сказать вам, что вы не одиноки, что со временем найдутся душевно близкие вам люди, способные увидеть и оценить вас настоящих.

Отстраненные дочери – духовные воины.

В мире, в котором от женщин ожидают молчаливости, заботы о потребностях других, в котором не признается темная сторона материнства, опыт отчужденности может стать инициацией перехода на новый уровень осознанности, который мало кому доступен. Пространство очищается для того, чтобы вы могли засиять во всей полноте. Что вы будете делать со светом, сияющим в вас?

Отверженные дочери находят друг друга, создавая новую линию матерей; сочетание аутентичности, подлинности и истинности в каждой поддерживает повышающуюся осознанность во всех. Я наблюдала такое товарищество между женщинами, которые прошли по этому пути. Таких больше, чем многие могут себе представить. Вы не одни!

Вам нужно делать то, что правильно для вас. Доверьтесь себе!

Отстранение не обязательно означает, что вы не любите свою семью. Это не означает, что вы не благодарны за всё прекрасное, что они вам дали. Это просто означает, что вам необходимо пространство, чтоб жить свою собственную жизнь так, как вы хотите. Женщины, которые не видят другого выхода, кроме как отказаться от контакта со своими дисфункциональными матерями, создают разрыв, потому что это единственный способ сильного послания: “Мама, твоя жизнь – это твоя ответственность, а моя жизнь – моя. Я отказываюсь быть жертвой на алтаре твоей боли. Я отказываюсь погибать на твоей войне. Даже если ты не способна понять меня, я должна идти своим путем. Я должна выбрать жизнь.”

Исцеление травмы матери – это процесс инициации в вашу полноправную женственность.

Патриархальная культура способствует дисфункциональным взаимосвязям между матерями и дочерьми. В нашей культуре не существует ритуала для естественного взрослого отделения от матери и инициации в свою собственную жизнь. (Для мужчин такого ритуала тоже нет.)

Исцеление материнской травмы – это процесс необходимой инициации, будь вы в контакте с матерью или нет. Я мечтаю о том, что когда-то материнская травма станет редкостью, большинство женщин очистятся от патриархальных посланий вроде «неполноценности», и как матери, так и дочери почувствуют возможность раскрыться и обрести всю полноту своей силы и потенциала, соединяясь в сердце, но оставаясь свободными и отдельными индивидуальностями. Индивидуальность дочери больше не будет казаться матери угрозой, потому что у нее будет достаточно любви и уважения к себе и к дочери.

Исцеляя материнскую травму, мы создаем новый мир для себя, для женщин будущего и для всей земли.

Источник: www.nastroy.net

(Visited 1 times, 1 visits today)
CATEGORIES