Бренды в моей жизни

Бренды в моей жизни

Выявляем потребительские предпочтения ваших клиентов

Увидеть ключевые решения

Ваш компетентный советчик

Бренды – это средство для достижения цели, а не цель

Бренд-менеджеры, и исследователи брендинга всю свою деятельность выстраивают вокруг брендов. При этом понимание степени важности бренда как такового искажается. В наших супермаркетах можно найти более 60 тысяч товарных позиций и без преувеличения тысячи брендов. И каждый бренд-менеджер, скорее всего, считает, что его бренд играет или может сыграть большую роль в жизни людей. Но это не так. Это невозможно в принципе.

Люди – это социальные животные. По своей сути они – продукт своих взаимоотношений с другими людьми. Наши родные, наши друзья, наши коллеги – вот кто во многом определяет наши поступки. Бренды иногда играют роль в этом процессе, но, как ни крути, для людей они являются средством достижения целей, а не самой целью.

Бренды могут быть средством для поддержания чистоты на кухне, что актуально для меня как для хозяйки дома с итальянскими корнями. Или же они могут быть средством для выражения определенного видения самого себя, важной само-идентичности или той роли, которую я хочу исполнить. Ключевым здесь является слово «могут».

Очень часто бренды полностью выступают в качестве фона. Например, Джон любит ездить на велосипеде, он стал членом велосипедного клуба и каждую субботу он участвует в гонках. Для него, смысл всего этого действа – участие в сообществе таких же как он. У него есть велосипед марки Cannondale, и он ему нравится. Его велосипед марки – это лишь средство, позволяющее достичь главную цель: общение с людьми.

Для продвижения стратегии бренда маркетологи, как правило, проводят исследование категории (составляют карту соотношения атрибутов и преимуществ, скажем, соков Minute Maid в сравнении Tropicana и Simply Orange). Дальше они действуют так, словно мир сузился до пространства, ограниченного брендами. А ведь мир – это не бренды. Мир – это люди. Если мы хотим создать сильный бренд, мы должны начать с глубокого понимания людей и выяснить, где и как наши бренды могут стать частью их жизни, если вообще могут.

Не надо упрощать взаимотношения с потребителями

Наш взгляд на развитие взаимоотношений с потребителями очень поверхностный. Бренд-менеджеры стараются разделить клиентов по группам на основе одного параметра, как правило, степени потребления. «Вы стали больше покупать? Вы планируете и дальше покупать наш бренд? Вы рекомендуете наш бренд своим друзьям?», — вот вопросы, которые можно часто встретить в анкетах. Но суть взаимоотношений гораздо глубже, чем прогрессивная шкала лояльности и приверженности.

По иронии, Big Data могут даже навредить активному привлечению потребителей. Задача аналитика состоит в том, чтобы свести все к нулям и единицам. Удалить контекст, который может осложнить восприятие. Свести все многообразие данных к эмпирическим отношениям с взаимосвязями типа «Жители региона Х склонны покупать бутерброды с арахисовым маслом».

Но это же бессмысленная информация! Мы вообще слишком увлекаемся «получением данных», в то время как надо сосредоточиться на «извлечении смыслов». Конечно, это непросто, но никто и не говорил, что будет легко.

Бренд – это то, что он делает

Все, что мы делаем, влияет на содержание бренда и, следовательно, на взаимоотношения с ним. Независимо от того, записаны ли эти действия в качестве раздела «стратегии бренда» или нет. Например, маркетологи могут начать купонную акцию или опрос. Их цель ясна – стимулировать покупки. Но этот сигнал отягощен всяческими смыслами, и люди могут интерпретировать его совершенно по-разному. Для кого-то купонная акция означает, что бренд не слишком заботится о глубоких серьезных взаимоотношениях со своими потребителями. А для другого она будет лишь подтверждением базовой сути обмена материальными ценностями.

Эта история получила большую огласку и стала знаковой. Для нас же важно то, что Марта Стюарт, публично заявляя в свое оправдание, что стоимость проданных ею акций ImClone была незначительной, придала бренду смыслы, которые вряд ли пошли ему на пользу. Непреднамеренные сигналы могут превращаться в громкие заявления и принципиально влиять на суть бренда.

Маркетологи проделывают огромную работу, чтобы выяснить позиционирование бренда, и тратят миллионы долларов на коммуникацию и укрепление позиционирования. Чтобы упростить себе жизнь, они стремятся ограничить смыслы бренда и жестко зафиксировать его:

«Этот бренд – самый [пробел] среди всех [пробел], потому что [пробел]».

Но когда бренд входит в жизнь конкретного человека, то такой жесткой фиксации смыслов не происходит. Многоголосие и сотворчество – вот термины, которыми можно описать такую ситуацию: бренд «говорит» разными голосами.

Мой аспирант Клаудио Альварес эмпирически показал, что общих смыслов у брендов меньше, чем отличительных, персонализированных смыслов. Тем не менее, вся наша философия брендинга основана на том, что мы ищем один дифференцированный смысл. И мы повторяем его до тех пор, пока это позиционирование не дойдет до сознания всех и каждого. Все бы радикально изменилось, если бы эта парадигма была переориентирована на стимулирование отличительного, идиосинкратического смысла.

Маркетологи недооценивают важность отношений с брендом вне модели «семейной близости»

Обмен – вот наиболее распространенная, базовая форма отношений в коммерческой сфере. Тем не менее, мы всегда стараемся выйти за эти рамки. Однако я полагаю, что и в базовых взаимоотношениях есть еще много важного и полезного, хотя бы потому, что в них часто участвует фактор привычки. Ведь привычки работают на глубинном уровне, мы часто не понимаем их значение до конца, наши знания в этой области – поверхностны.

Мы стремимся к длительным отношениям. И нам не нравятся яркие — и временные — увлечения людей брендом. «Потребитель поиграл с нами и бросил. Это ужасно!». Да нет же. Это потрясающе!. Прихоть полна страсти и готова на удивительные масштабы «финансовых вливаний». Прихоть – это всепоглощающая одержимость. Тем не менее, мы хотим, чтобы отношения людей с нашим брендом напоминали не «бурный роман», а «жизнь семейного человека».

Представьте: в этом году у вашего бренда будет «бурный роман» с 100 тысячами потребителей. И в следующем году еще 100 тысяч «историй яркой страсти». Да на этом можно выстроить целый бизнес! Пусть все больше и больше людей проникаются вспышками страсти. А когда она начнет угасать, создайте такой набор продуктов, чтобы люди смогли выбрать себе новый объект страсти. Если вдуматься, это же просто замечательно!

Маркетологи также склонны игнорировать негатив. И напрасно. В рамках кросс-культурных исследований с GfK мы установили, что, в среднем, 45% потребителей отрицательно относятся к «своим» брендам. Да, у маркетологов есть некоторое представление о том, как исправлять ошибки во взаимоотношениях с потребителями, но этого слишком мало для научного подхода к теме негативных отношений. «Семейный конфликт», «враги», «бывшие друзья», «наркотическая зависимость», «охотник-жертва» — вот модели негативных отношений, которые вы можете использовать себе на пользу или во вред.

Знаем ли мы, как ими управлять? Конечно, было бы слишком оптимистично полагать, что такие негативные отношения можно превратить в «семейные». Для каждой модели таких отношений требуется собственный подход. Каковы правила этих отношений? Какие смыслы «транслирует» бренд, и каких смыслов от него ждут? Вот вопросы, которые мы могли бы задать себе. На основе этих данных можно создавать интересные сегменты и разрабатывать стратегии для перевода потребителей в другую категорию отношений в рамках общего пространства вашего бренда.

Риск — это неотъемлемая часть понятия «бренд»

В маркетинге для нас самое главное – доходы. О рисках мы думаем гораздо меньше. Но риск – это огромная часть брендинга. Люди остаются лояльными бренду, чтобы контролировать риск: психологический риск, финансовый риск, риск неудачи. Задача бренд-менеджера состоит в том, чтобы понять риски и управлять ими соответственно.

«Личностный брендинг» — это еще один интересный сценарий. Здесь управление такими рисками как риск личного кризиса или риск смерти может стать более стихийным процессом, чем управление доходами и рентабельностью. Среди примеров можно было бы назвать таких людей как певицаТейлор Свифт, уже упомянутая Марта Стюарт, гольфист Тайгер Вудс и даже президент США Барак Обама.

Мы могли бы переосмыслить весь подход к брендингу, как к системе управления рисками. Это изменило бы все привычные рамки. Есть ли у нас навыки и концептуальная база для перехода на систему управления рисками? Вряд ли.

Статья, перевод которой мы предлагаем российским читателям, представляет собой сокращенную запись беседы Сьюзан Фурнье (Susan Fournier) — профессора маркетинга, менеджмента и ведущего преподавателя Программы MBA в Бостонском университете и Марни Зеа Клиппингер (Marni Zea Clippinger) COO (Chief Operating Officer) MSI (Marketing Science Institute). Опубликована на английском языке на сайте MSI.

Источник:
Бренды в моей жизни
Бренд-менеджеры, и исследователи брендинга всю свою деятельность выстраивают вокруг брендов. При этом понимание степени важности бренда как такового искажается. В супермаркетах можно найти тысячи брендов. И каждый бренд-менеджер считает, что его-то бренд играет или может сыграть большую роль в жизни людей. Но это не так. Это невозможно в принципе.
http://www.r-trends.ru/opinion/opinion_983.html

Ваш браузер не поддерживается

— Что с ней? — глава семейства внимательно разглядывает свою дочь, когда та обиженно отворачивается и не спеша бредет к декоративной качельке. Казалось, только что светилась от счастья, но тут же перестала и на её лицо набежали серые тучки.

— Валера, — Рита вздыхает, провожая глазами парня, который лёгкой походкой, держа велосипед под одну руку и девушку под другую, уходит вдаль. Ещё пять секунд можно проглядеть отблеск от его руля, после чего парочка скрывается на горизонте.

Невесело вздохнув, мужчина подходит к столу, который уже нехило нагрелся, благодаря яркому солнцу и заливает в две чашки свежий чай. Он внимательно следит за тем, как горячий напиток заполняет всё пустое пространство, после чего берет их за ручки и шагает к грустной дочери. Качель немного раскачивается, когда он садится рядом и девочка, окинув отца удивленным взглядом, двигается слегка в сторону. Помедлив пару секунд, мужчина бархатным, но низким голосом говорит:

— И в моей жизни был Валера.

Пяти секундная пауза, после которой девочка смотрит на своего родителя недопонимающим взглядом, но после протягивает одну руку за чашкой чая, показывая, что она готова внимательно выслушать рассказ. Тот в свою очередь улыбается, подносит к губам горячий напиток и делает глоток.

— Валера? — в глазах дочери загораются два огонька, которые буквально просят отца рассказать все и сразу, без единого пропуска.

— Валера. Бывший одноклассник, с которым я встречался на протяжении всего школьного обучения,
— мужчина слегка отводит взгляд в сторону, но поняв, что интерес девочки только разгорается, продолжает говорить, — он признался мне ещё в восьмом классе и подарил первую в моей жизни розу. Моя мать тогда даже и не представляла, к чему это все перерастет.

— Он был твоим парнем? — дочь издает смешок, после которого сама принимается за свою чашку.

— Да, и поверь. По красоте он не уступал и твоему Валере. Высокий, с небольшими морщинками, зелеными глазами и темными волосами. Любил книги и целыми днями мог говорить о них.

Смущенно усмехнувшись, девочка как бы невзначай произносит:

— Вы даже спали вместе?

— Не будем углубляться в подробности, но пару раз было, — пожав плечами, отец внимательно принялся наблюдать за солнечным зайчиком, отскакивающим от вазы, стоявшей на подоконнике дома.

— А почему вы расстались?

— Ему пришлось переехать в другой город с семьёй, так что после одиннадцатого класса мы распрощались. Пусть роман и не был таким долгим, но да. И в моей жизни был Валера, — где-то раздался зовущий женский голос, и жена поманила оставшуюся часть семьи за стол, внимательно прислушавшись, о чем говорит глава семейства. — И звали его Рита.

И женщина, и девочка издали по смешку, но по разным причинам. Пришедшая в себя дочь залпом допила оставшийся чай и негромко спросила:

— А где Валера теперь?

— А Валера теперь — мой босс по работе, — отец задорно подмигнул и направился за стол.

Источник:
Ваш браузер не поддерживается
— Что с ней? — глава семейства внимательно разглядывает свою дочь, когда та обиженно отворачивается и не спеша бредет к декоративной качельке. Казалось, только что светилась от счастья, но тут
http://ficbook.net/readfic/6011031

Как бренды влияют на нашу жизнь

Что такое бренд

Бренд (англ. brand — товарный знак, торговая марка, клеймо) — термин, применяемый в маркетинге. Своего рода символ компании, продукта или услуги, который легко узнаваем и юридически защищен. Потенциальный потребитель четко знает, кому принадлежит тот или иной товар/услуга, если он имеет свой логотип, название и остальные атрибуты бренда.

Его неотъемлемыми частями можно назвать даже негативные моменты, связанные с той или иной продукцией. Стоит вспомнить опыт растворения Mentos в Coca-Cola, в результате которого из бутылки жидкость бьёт метровым фонтаном. Сам по себе фокус довольно забавный, если не знать, что, как минимум, один человек уже погиб от такой смеси. Сюда же можно отнести и китайского парня, продавшего почку только для того, чтобы купить себе iPad — настоящий бренд имеет и скелеты в шкафу, хотя владельцы, разумеется, стараются свести подобные эксцессы к минимуму.

Бренд узнаваем, бренд сам по себе служит стимулом для покупки того или иного товара и сам по себе является источником роста доходов владельца. Однако именно поэтому он требует постоянного вложения финансовых или иных ресурсов, постоянного напоминания целевой аудитории о его существовании. бренд товарный знак реклама

Источник:
Как бренды влияют на нашу жизнь
Что такое бренд Бренд (англ. brand — товарный знак, торговая марка, клеймо) — термин, применяемый в маркетинге. Своего рода символ компании, продукта или услуги, который легко узнаваем и
http://vuzlit.ru/219174/brendy_vliyayut_nashu_zhizn

Регина фон Флемминг: «В моей жизни все по плану»

Есть женщины, которых представлять излишне. Их имя — это уже бренд, и не потому, что в друзьях олигархи и поп-звезды. Достижения, харизма, внутренняя сила всегда будут вызывать интерес неподдельный. И это все о ней.

— Регина, мы договорились не обсуждать прошлое, а поговорить о будущем. Чем теперь ты планируешь заниматься в России?

— А я уже занимаюсь: с прошлого июня я член совета директоров МТС и фонда «Русский стандарт», я член правления Российско-германской внешнеторговой палаты, куратор Германо-российского форума, вхожу в попечительский совет Еврейского музея, что для меня как для немки очень важно — я могу помогать именно данному музею. Я здесь, я в России, больше ухожу в политику и в отношения между Германией и Россией.

— Ты это курируешь или реально участвуешь?

— Как женщина с определенным бэкграундом, связями и репутацией я постоянно курсирую между странами, организовываю встречи политиков в своей берлинской квартире, где на вечеринках могут общаться как журналисты, так и общественные деятели. Именно сейчас данный путь развития отношений я считаю верным и работаю в этом направлении.

— Ты продолжаешь коммуницировать, что у тебя всегда прекрасно и получалось.

— Да, я как немецкий посол в России и русский посол в Германии — такова моя роль, и я ей очень довольна. Есть у меня и социальный проект, я помогаю Фонду Михаила Рудяка. Недавно мы провели первый благотворительный бал в Москве и рассчитываем, что он станет регулярной традицией. У меня очень теплые отношения с этой семьей.

Николай Басков с невестой, Регина фон Флемминг, бизнесмен Эрнест Рудяк с супругой

— Когда ты руководила издательским домом «Аксель Шпрингер Раша», то всегда соединяла людей на ярких вечеринках. Это было определенное позиционирование или ты понимала, что в России по-другому просто нельзя?

— Я уже 20 лет живу в России, мне тут особо нечего позиционировать, это была стратегия менеджера — положить начало истории дискуссий и неформального общения бизнес-сообщества. Я очень люблю, когда люди говорят прямо, открыто, без страха. На наших клубных встречах так всегда и происходило. Что будет теперь у нынешнего Forbes по данному направлению, время покажет…

— Помню, как на одной из встреч клуба Forbes выступал г-н Потанин. Он тогда произнес фразу: «России сейчас важна стабильность любой ценой». Твое мнение?

— Cогласна. Я сама себя чувствую знаком стабильности, если честно (улыбается). В хорошие и плохие времена я точно буду с этой страной, я к России очень лояльна, поэтому и не принимаю то, что сейчас происходит вокруг нее в мире. Моя роль становится иной, я буду соединять страны, чтобы они снова могли слышать и понимать друг друга — это очень важно в данный исторический момент. Открыт новый этап в моей жизни, к которому я себя готовила заранее. У меня все по плану. Продажа компании — это не шок.

Рискну предположить, что в советах директоров ряда компаний ты единственная женщина.

— В МТС так и есть. Все остальные — мужчины, которых я внимательно слушаю, когда обсуждается стратегия развития. Функция независимого директора в этом и заключается — всегда быть над схваткой в поисках верного решения.

— То есть русская фраза «И один в поле воин» — это про тебя.

— Это правда, что у тебя графские корни?

— Правда, в немецкой «Википедии» об этом подробно написано, изложен весь аристократический архив. Нашей семье 916 лет.

— Что тебе дала твоя родословная?

— Дисциплину и ответственность. Для нашего рода очень важно, чтобы последующие поколения гордились предками — такова миссия. Мы работаем не на себя, а на тех, кто будет после нас, — это понимание в крови. Моя мама, которой 81 год, до сих пор работает. У нее четыре ребенка, она деловая, политик и для меня большой пример. В нашем роду работают все!

— А замок родовой имеется, не постесняюсь спросить?

— Наше имение растянулось на 30 км в сторону Польши. Все расположено там, за границей Германии, которую обозначили в 1945 году.

— Нет желания вернуть?

— Нет, отец отказался в 1975 году. Историю не перепишешь, таково было его мнение. Содержать замки сегодня очень накладно — это тоже стоит учитывать.

— За что ты любишь Берлин и за что Москву?

— В Берлине, когда ты звонишь в такси, машина приедет через три минуты. В Москве, когда ты звонишь своему личному водителю, он тоже будет через три минуты. Здесь у меня очень много друзей, которые поддерживают, ведь Россия — это очень сложно! Здесь надо понимать, от кого все зависит, кто с кем дружит и против кого — процессы крайне запутанны, но я уже научилась их ощущать, это мой дом и я в нем своя.

— Легко ли дружить с элитой российского бизнеса?

— Точно знаю, что на этих широтах не все решают деньги. Исторически у каждого олигарха есть свой личный круг общения, он очень сложно открывается для новых людей. Мне не важно, сколько миллиардов порой стоят за персоной, все же хочется душевного общения.

— Кого лично для себя выделяешь?

— Уважаю Михаила Фридмана, он умный и гибкий. Петр Авен — очень культурный человек. Михаила Прохорова люблю, он такой sweet boy.

А мне на встрече клуба Forbes он показался предельно закрытым, и общих фраз в ответах было много…

— При личных встречах он другой, когда один на один, то очень открыт.

— Есть ли в России для тебя звезды бизнеса среди женщин?

— Уважаю Ольгу Голодец, она большая умница, но то вице-премьер. Ольга Плешакова уже не в бизнесе… Ксения Рясова Finn Flare, Марина Жигалова-Озкан «Уолт Дисней Компани СНГ», хотя сначала ее считали шпионкой из Америки… Думаю, что уже доросла до уровня звезды бизнеса дизайнер Ульяна Сергиенко. У нее клиенты с мировым именем — это не только пиар, я так считаю. А вообще мало, крайне мало фамилий на ум приходит, к сожалению.

— В моей журналистской карьере был уникальный случай, я брала интервью для одного пилотного ТВ-проекта у принцессы Хайди из рода Гогенцоллерн. Под конец беседы статная, сильная немка расплакалась прямо на камеру, так как в роду много проблем и детям не сильно нужны все эти угодья и замки. Принцесса тянет все одна, на своих плечах — это было откровением. Ты часто плачешь?

— Да! Самый последний раз я плакала совсем недавно в Малаге в аэропорту при сцене «До свидания, мама». Заканчивался совместный отпуск, и мы разревелись в объятиях друг друга как две курицы.

— Твоя любимая музыка сегодня?

— Будешь смеяться, но это последний диск Филиппа Киркорова. Слушаю по вечерам, любимый хит «Сиртаки» в его исполнении. А мой любимый фильм — так он вообще из советского периода, это «Москва слезам не верит». Вот такая я романтичная (улыбается).

— Что не приемлешь в людях?

— Ложь и воровство.

— На какой цвет делаешь ставку?

— Кто твои любимые исторические персонажи?

— Уинстон Черчилль и Екатерина Великая. Эта немецкая принцесса сделала для России очень много!

— Что для тебя является признаком аристократизма, не наносного, а истинного?

— У нас есть свои четкие правила жизни — это социальная ответственность, честность и авторитет в обществе. Стиль в одежде тут не важен. Конечно, я люблю жемчуг и перстни, если ты спрашиваешь меня про внешние признаки аристократизма. У меня даже есть исторический орден нашей семьи. При этом, как ты видишь, я одеваюсь очень просто. Хозяйка Axel Springer Фрида Шпрингер, мировая легенда списка Forbes, в свои 72 года ездит на работу на старом «Гольфе» и в простой одежде.

— К нам, русским, скоро придет понимание, что богатство не стоит выставлять напоказ?

— Думаю, лет через десять и вы этому научитесь. Уже сейчас в тренде минимализм, броские бренды уходят в прошлое, это не модно и не актуально для тех, кто понимает, в чем смысл жизни. Гуччи-муччи, ночные клубы, бесшабашный гламур не котируются. Встречи с друзьями, культурные походы, красивая архитектура, уникальный дизайн — это must have для тех, кто хочет быть на гребне волны.

— Кто будет следующим канцлером Германии после Ангелы Меркель?

— Она очень сильная женщина. И пока совершенно непонятно, кто способен ее заменить. Она точно пойдет на следующие перевыборы…

— У нее есть силы?

— Еще да. Представь график одной рабочей недели из ее расписания в феврале: сначала встреча с Олландом, потом с Путиным альфа-мужиком, далее минские переговоры, обсуждение с Обамой и еще Мюнхенская конференция по безопасности. Это как? Меркель абсолютно непафосная, ее можно встретить в центре Берлина, когда с единственным охранником она идет в супермаркет покупать продукты. Ведь она сама готовит дома! Это я очень уважаю.

— Почему разрыв двух наших лидеров произошел столь стремительно и явно? Сначала ведь дружили, общались, мы интегрировались и вдруг бац — словно на загадочную кнопку нажали, все закончилось в одночасье. У тебя есть ответ?

— Ты права, интеграция сильная и очевидная была. Порядка шести тысяч немецких компаний работают до сих пор в России. Все началось еще в 2007 году из-за конфликта с США. Германия всегда зажата между двух гигантов — Америкой и Россией. Исторически нам Штаты ближе, мы входим в НАТО, ведь у самой Германии армия небольшая. Санкции я считаю полным бредом и инструментом неэффективным. Россия тоже ошибок понаделала…

— Ты считаешь Крым нашей ошибкой?

— Ошибка, да, но я понимаю всю важность этого шага с геополитической точки зрения.

— Не веришь, что был референдум и так решили люди полуострова?

— Ты знаешь, у нас очень тяжелая история по поводу аннексии и референдума еще со времен Гитлера. Поэтому мы, немцы, не любим такие фишки. Судетские земли в 1938-м, ты помнишь… Результат же нынешней конфронтации очевиден — немецкий бизнес упал на 25%, а вот американский — вырос на 17%. В Германии, скажу тебе, общественное мнение относительно санкций против России уже разделилось 50 на 50.

— А это значит, Регина, тебе есть с чем работать! Цифры говорят сами за себя. Кстати, как ты думаешь, в России может быть президентом женщина?

— Верю, что так однажды и произойдет. Лет через пятнадцать — мой прогноз.

— Ответь мне на простой, но важный для понимания сути вопрос. С чего началась твоя любовь к России?

— Отвечу, так как помню четко. Мне было 12 лет, и на день рождения мне подарили книгу Александра Солженицына «Один день из жизни Ивана Денисовича». Я прочитала и подумала: ух ты, что это такое — ГУЛАГ, кто такой Сталин? Потом стала читать книги о войне… Размышляла: ведь там в этой непонятной стране обязательно должны быть хорошие люди. Сама я из Западной Германии, мы тогда были отделены «железным занавесом». Спросила маму: «А в России есть хорошие люди?» Она мне ответила: «Точно есть». С этого все в моей жизни и началось… Сегодня же для меня Россия и конкретно Москва — место кармической силы. Я просто так ощущаю и ничего с собой поделать не могу. Это любовь!

Редакция Finparty благодарит легендарный ресторан «Арагви» за гостеприимство.

Источник:
Регина фон Флемминг: «В моей жизни все по плану»
Есть женщины, которых представлять излишне. Их имя — это уже бренд, и не потому, что в друзьях олигархи и поп-звезды. Достижения, харизма, внутренняя сила всегда будут вызывать интерес неподдельный. И это все о ней.
http://finparty.ru/intervyu/53736/

(Visited 5 times, 1 visits today)

CATEGORIES